Коротко

Новости

Подробно

Чуть помедленнее, Тони!

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 38

В последние дни на посту премьер-министра Великобритании Тони Блэр развил бешеную активность. Одним документом ему удалось обидеть разом сербов, россиян и весь исламский мир. Этот документ — список представленных к высшим наградам по случаю очередного дня рождения королевы Елизаветы II.


Враг ислама


Пожалуй, самым скандальным оказалось появление в списке тех, кто получит награды ко дню рождения королевы, имени писателя Салмана Рушди: ему уготовано рыцарское звание. О чести, оказанной автору "Сатанинских стихов", стало известно 19 июня, и с тех пор в Иране и Пакистане практически не прекращаются демонстрации протеста с сожжением чучел самого Рушди, британской королевы и премьер-министра Блэра. Народными волнениями все не ограничивается: иранские и пакистанские власти требуют объяснений, обвиняют Британию в нанесении смертельного оскорбления полутора миллиардам мусульман всего света и требуют, чтобы у сэра Салмана Рушди отобрали право именоваться именно так. Самому Рушди, прожившему под круглосуточной полицейской охраной более девяти лет, снова грозят смертью. Одна из иранских организаций объявила премию за голову Рушди — $500 тыс., а один из высокопоставленных членов пакистанского правительства заявил, что в таких условиях не смог бы осудить террориста-смертника, решившегося ответить на брошенное оскорбление. Сам сэр Салман Рушди ничего не говорит и на людях не показывается. Не потому, что боится, а потому, что, как говорят его друзья и знакомые, стремится не накалять обстановку. А британские правительственные, неправительственные и полуправительственные учреждения, так или иначе причастные к награждению, официально не комментируют скандал, но всячески дают понять, что если ошибка и произошла, то в ней виноват кто угодно, только не они.

По сложившейся традиции списки на награждение составляются профильными министерствами и передаются на рассмотрение профильных же комитетов. Любая общественная организация может направить рекомендацию в соответствующее министерство или сразу в профильный комитет. В случае с Рушди такой организацией было британское отделение Международного ПЕН-клуба, а профильным комитетом — комитет по культуре и средствам массовой информации под руководством банкира и мецената лорда Ротшильда.

Путаные объяснения представителей ПЕН-клуба сводятся к тому, что они давно уже ратовали за награждение писателя Рушди, во-первых, потому, что он хороший писатель, а во-вторых, потому, что считали, что такое награждение пойдет на пользу отношениям между Британией и азиатскими странами. Если их надежды не оправдались, то в этом они не виноваты: они же не политологи и не аналитики, а писатели. Со своей стороны, представители профильного наградного комитета говорят о том, что всего лишь проверили соответствие заслуг Рушди статусу награды и вполне удовлетворились тем, что заслуги соответствуют. Прочие щекотливые моменты они не рассматривали, поскольку и не должны этого делать. Для этого есть министерство иностранных дел, канцелярия премьер-министра и прочие высокие инстанции. Наконец, представитель министерства иностранных дел заявил, что его ведомство никак не могло помочь советом наградному комитету и премьер-министру, поскольку за советом в министерство никто не обращался.

Представитель министерства очевидным образом лукавит. В соответствии с процедурой между профильным комитетом и канцелярией премьер-министра есть еще одна инстанция — своего рода главный наградной комитет, в состав которого по должности входит представитель министерства иностранных дел. Если бы у этого представителя возникло желание поговорить о возможных последствиях награждения Салмана Рушди, он вполне мог это сделать. Не сделал.

Чем руководствовался сам премьер-министр, за которым остается право вычеркнуть из списка любое имя, вряд ли кто-нибудь узнает. "Версий может быть сколько угодно,— говорит британский журналист Малколм Адамс.— Как вам, к примеру, такая: Тони смирился с тем, что его преемником будет человек, которого он не очень любит, и он просто решил добавить ему проблем. Конечно, это не слишком достойное поведение для лидера ядерной державы, но, зная Тони Блэра, можно предположить все что угодно. Даже это".

Враги России


Куда более бесспорны другие награждения, санкционированные премьер-министром. Например, награждение судьи Тимоти Уоркмена орденом Британской империи третьего класса или вручение ордена Святых Михаила и Георгия бывшему сотруднику КГБ Олегу Гордиевскому, самому высокопоставленному перебежчику из СССР в Британию.

"Я бы еще мог сомневаться, если бы их не наградили одновременно,— говорит один из бывших сотрудников британского министерства иностранных дел, беседовавший на условиях сохранения анонимности,— но появление в списке сразу двух человек, насоливших России, не может быть просто совпадением".

Судья лондонского магистратского суда Тимоти Уоркмен, согласно королевской прокламации, опубликованной в официальной The London Gazette, награжден "за заслуги перед правосудием". В Британии, надо сказать, его знают хуже, чем в России. А ведь именно он председательствовал на двух процессах, которые были настолько важны для российской стороны, что поражение в них было воспринято как оскорбление. В 2003 году судья Уоркмен занимался изучением запроса на экстрадицию в Россию Бориса Березовского, а позднее — Ахмеда Закаева.

Уже после первого процесса Тимоти Уоркмена в России многие начали считать врагом, хотя справедливости ради стоит отметить, что в деле об экстрадиции Бориса Березовского он никакой серьезной роли не сыграл. Напомним, что в разгар обсуждения дела министр внутренних дел от имени королевы предоставил опальному олигарху убежище в Британии, после чего судье Уоркмену осталось только объявить о прекращении рассмотрения дела: экстрадировать из Британии лицо, получившее здесь право на убежище, нельзя. Во втором случае, однако, решение Тимоти Уоркмен принимал сам. Ахмед Закаев остался в Британии, Генеральная прокуратура России была посрамлена. Об этом стали уже забывать, однако Тони Блэр, похоже, решил освежить всем память.

С Олегом Гордиевским, награжденным "за заслуги в обеспечении безопасности Соединенного Королевства", история еще более прозрачна. В Британии этот человек, и вправду оказавший беспрецедентные услуги Британии, живет с 1985 года, так что у британской разведки было около 100 случаев его наградить (награды ежегодно вручают на Новый год, Пасху и день рождения королевы, кроме того, иногда награждения происходят по особым случаям вроде годовщин правления монарха). Британская пресса, разумеется, не прошла мимо того факта, что Гордиевский был удостоен той же награды, какой в книге Яна Флеминга "Из России с любовью" удостоился самый знаменитый британский разведчик — Джеймс Бонд. В этом как раз ничего удивительного нет. Орден Святых Михаила и Георгия — традиционный орден, которым награждают отличившихся чиновников министерства иностранных дел, а британская разведка в течение многих десятилетий была оперативно подчинена именно этому ведомству. Куда важнее другое: орден Олегу Гордиевскому дали вскоре после скандала с убийством в Лондоне Александра Литвиненко и предъявлением формальных обвинений Андрею Луговому, который в ответ обвинил в этом убийстве британскую разведку. Многие британские наблюдатели расценили награждение Гордиевского как ответ британского премьер-министра российскому президенту. Так, британские журналисты Бен Рассел и Найджел Моррис, рассказывая о награждении, упомянули о том, что награда нашла Гордиевского в то самое время, когда отношения между Лондоном и Москвой стали особенно напряженными после "угроз президента Владимира Путина нацелить ядерные ракеты на Европу и дипломатических споров вокруг убийства российского диссидента Александра Литвиненко".

Враги Британии и Сербии


На фоне награждения Салмана Рушди, Тимоти Уоркмена и Олега Гордиевского еще пара знаковых, по мнению многих экспертов, награждений оказались не столь заметными. Речь идет о награждении орденами Британской империи третьего класса британской правозащитницы, директора организации Liberty Шами Чакрабарти и ведущей журналистки телекомпании CNN Кристиан Аманпур. Шами Чакрабарти, несколько удивленная наградой (организация, которую она возглавляет, в последнее время была одним из самых громких оппонентов правительства в том, что касалось ужесточения антитеррористических законов, действий британцев в Ираке и тому подобного), тем не менее, быстро поняла, в чем дело. "Этот орден — признание того, что несогласие (с государственной линией.— "Власть") является не признаком нелояльности, а вполне позитивной обязанностью". По словам одного из лондонских правозащитников, награждая Чакрабарти, Тони Блэр, разумеется, "не хотел выставить в неприглядном свете всех тех своих коллег, которые иначе относятся к диссидентам. Он скорее хотел еще больше засверкать на их фоне. Но факт остается фактом. В то время как газеты, по крайней мере у нас, полнятся сообщениями о подавлении диссидентов по всему миру, Блэр награждает своих диссидентов".

Награждение Кристиан Аманпур тоже вполне символично. Родившаяся в Лондоне дочь англичанки и иранца, близкого к шахской династии Пехлеви, она получила широкую известность своими репортажами с войны в Персидском заливе и в еще большей степени — с войны на территории бывшей Югославии. Ее материалы, отличавшиеся сугубо негативным отношением к сербам, не прошли незамеченными — телекомпанию буквально завалили протестами в связи с необъективностью материалов Аманпур. Причем эти протесты поступали не только от возмущенных сербов, но и от вполне антисербски настроенных американцев. Ответом Кристиан Аманпур стала фраза, которую потом принялись повторять многие журналисты: "Бывают ситуации, когда ты просто не можешь оставаться нейтральным, поскольку нейтралитет в этом случае — форма соучастия. Объективность не означает, что ты должен относиться одинаково ко всем сторонам, она означает, что каждой стороне надо дать слово". Репортажи Аманпур сделали свое дело: сейчас она самый высокооплачиваемый репортер в мире и главный журналист CNN по международным вопросам.

Враг награждения


Максимум внимания, разумеется, привлечено к тем, кого Тони Блэр наградил. Однако многие наблюдатели не оставили без внимания и тех, кого Тони Блэр не наградил. "Похоже, премьер-министр разочаровался в собственной партии,— говорит лондонский социолог Линдси Паркс.— В списке почти тысяча имен и нет никого, кто занимал более или менее важное положение в лейбористской партии и, если уж на то пошло, в правительстве. Конечно, у нас не принято особо награждать действующих политиков или министров, но в данном случае их отсутствие в списке особенно красноречиво".

О наградном списке ко дню рождения королевы 2007 года говорят разное, однако все сходятся в том, что последний список, подготовленный Тони Блэром,— едва ли не самый скандальный в истории. Возможно, так и было задумано. "У Тони появилась возможность громко хлопнуть дверью, и он этой возможностью воспользовался на все 100%",— говорит журналист Малколм Адамс. В Британии многие остались этим недовольны. "Нас выставили на посмешище перед всем миром,— говорит один из жителей Лондона.— Не проще ли теперь отменить все эти наградные списки?"

Справедливости ради, впрочем, стоит отметить, что из всех скандалов, возникших вокруг наградного списка, лишь об одном можно со стопроцентной уверенностью говорить как о заранее четко спланированном. И он совершенно точно не был спланирован Тони Блэром или его окружением. Этот скандал — история с награждением одного из самых успешных британских модельеров и бизнесменов Джозефа Корри, владельца дорогой марки женского нижнего белья Agent Provocateur и сына самой известной фигуры британского мира моды — Вивьен Вествуд. В истории с награждением Корри проявил себя как настоящий агент-провокатор. Почти через неделю после того, как о его награждении было объявлено официально, он выступил с заявлением, в котором объявил, что отказывается от ордена Британской империи, поскольку считает Тони Блэра "морально разложившимся" человеком, "который просто не имеет права никого награждать". Провокация очевидна. К отбору награждаемых в Британии относятся с необыкновенным тщанием. В конце концов, формально награждает королева, а она не может и не должна оказываться в идиотском положении, когда от ее награды кто-то отказывается. Поэтому наградной комитет всегда заранее интересуется у потенциальных получателей награды, готовы ли они ее получить. Имя человека, не заявившего прямо, что он готов получить награду, никогда не появится в списке награжденных. "Я просто не могу представить себе такой ситуации, при которой имя Корри внесли в окончательный список, заранее не получив у него согласия,— этого просто не может быть,— считает один из высокопоставленных чиновников, ранее участвовавший в составлении наградных списков.— Зато я могу предположить другое. Корри сделал вид, что счастлив получить орден только для того, чтобы с наибольшим шумом и ущербом для правительства от него отказаться".

КИРИЛЛ ПРЯНИЧКИН


"Главная моя операция — побег из Москвы"

Олег Гордиевский рассказал "Власти", за что его наградили орденом Святых Михаила и Георгия.


— Какие чувства вызвало у вас награждение?

— Никаких. Мне 68 лет и уже ничто не интересно.

— Даже высокий британский орден?

— Да.

— Почему награждение состоялось именно теперь?

— Просто так сложились обстоятельства.

— Какие конкретно?

— Пришло время делать королевские списки — ну и меня воткнули.

— Эти списки составляются каждый год...

— Пришло время, и мне дали.

— Вы ожидали этого?

— Ожидал, но не очень твердо надеялся.

— Чья это инициатива?

— Инициатива Форин-офиса.

— Как вы сами оцениваете ваш вклад в дело Запада и Британии во время холодной войны?

— Я записал для них 6 тысяч сообщений. Точнее продиктовал.

— Орден вам дали за объем этой информации?

— За ее значение.

— Можете сказать, какую из операций с вашим участием считаете самой важной?

— Самым важным был мой побег из Москвы. Английские газеты пишут, что из-за меня тогда кого-то выслали — это неправильно.

— А как было на самом деле?

— Меня вызволили, я приехал в Лондон, мне говорят: списки есть на высылку. Если они семью не вернут за две недели — высылаем всех шпионов. Никто меня не спрашивал, каких шпионов. Выгнали 36 человек.

— С какого года вы стали сотрудничать с западными спецслужбами?

— С ноября 1974-го.

— Это было в Дании?

— Да.

— Когда вы ушли из Москвы летом 1985 года, начальник разведки Владимир Крючков не подключил к делу 2-й главк КГБ, то есть контрразведку. Получается, что он вас в известном смысле отпустил?

— Это неправда. Просто 1-й главк хотел сделать все как можно более конспиративно.

— И они вас просто упустили?

— Да.

— Чем вы теперь занимаетесь?

— Я написал семь книг. Они разные. Недавно вместе с Борисом Володарским, который живет в Британии, мы написали историческую книгу о гражданской войне в Испании. Она скоро выйдет, надеемся, в конце года.

— Кто входит в круг вашего общения?

— Историк британской разведки Кристофер Эндрю, Кристофер Томпсон — по разведке в Испании.

— Общаетесь ли с Виктором Суворовым, Владимиром Буковским?

— С Буковским сегодня мы послали письмо министру иностранных дел Великобритании насчет того, что ВВС слишком много сотрудничает с КГБ как в Москве, так и в Лондоне.

— И как на это реагируют британские власти?

— Они говорят: это не особенно вредит нашим национальным интересам. Считают, что слишком много возни, мол, черт с ними — пусть сидят, вещают — никто не слушает. А я считаю, что очень вредит.

— Каких конкретно людей вы имеете в виду?

— Там все без исключения в контакте с КГБ. И в Москве, и в Лондоне.

— Как вам кажется, это сказывается на содержании программ?

— Очень сказывается. Все, что они говорят, они сначала спрашивают у Пескова (видимо, имеется в виду Дмитрий Песков, первый заместитель пресс-секретаря президента России.— "Власть"). В Лондоне главное лицо — Остальский (видимо, имеется в виду Андрей Остальский — главный редактор Русской службы BBC.— "Власть").

— С Борисом Березовским вы встречаетесь? Что вы о нем думаете?

— Очень редко. Хороший, добрый человек. Деньги дает.

— Ваше мнение о деле Литвиненко?

— Все ясно с самого начала — он убит КГБ. В последние дни, когда он еще был жив, полиция уже точно знала, как его убили, кто его убил. Как Яндарбиева в Катаре — так и Литвиненко здесь. Сначала они огромную пропагандистскую кампанию организовали, а теперь молчат. Британская юстиция очень медленная.

Беседовали Виктор Калашников, Марина Калашникова


Комментарии
Профиль пользователя