Коротко

Новости

Подробно

Иудей-парад

Ортодоксальные иудеи Иерусалима выступили против сексуальных меньшинств

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Вчера вечером в Иерусалиме состоялась манифестация израильских сексуальных меньшинств "Парад гордости". Подготовке к гей-параду предшествовали бурные протесты ультраортодоксальных евреев, превративших Иерусалим в поле битвы с полицией. Кульминацией протестов стала ночь перед парадом, в ходе которой корреспондент Ъ ГРИГОРИЙ Ъ-АСМОЛОВ выяснил, чем еврейская интифада отличается от палестинской.


Стремясь не повторить печальный опыт прошлого года, когда подготовка к манифестации сексуальных меньшинств в Иерусалиме вызвала массовые беспорядки, в этом году большинство религиозных лидеров потребовали от своих последователей воздержаться от бурных акций протеста и столкновений с полицией. Вместо этого раввины призвали проводить тихие акции протеста — массовые молитвы против действа, которое, по их словам, оскверняет святой город.

Однако призывам религиозных лидеров вняли далеко не все. Наиболее проблемными оказались две группы. Первая — радикальная секта "Натурей карта", не признающая государства Израиль, представители которой скандально прославились встречей с президентом Ирана Махмудом Ахмади-Нежадом. Вторая — так называемые шабабники, религиозные подростки-хулиганы, которые осложняют жизнь не только полиции, но и своей общине.

В ночь на четверг наиболее бурные события происходили в религиозном квартале Меа-Шеарим (квартал Ста Ворот). О царящих здесь настроениях свидетельствовали многочисленные плакаты, облепившие стены домов. Наиболее оригинальное решение содержалось в обращении "Натурей карты", призывавшем немедленно реализовать резолюцию ООН от 1947 года о предоставлении столице Израиля статуса международного города. В тексте плаката говорилось, что только так можно отнять власть над Иерусалимом у государства, "имя которому — порок" (то есть у Израиля). Другой плакат призывал спасти город от нелюдей, купающихся в своих экскрементах, из-за которых Иерусалим атакуют миллионы мух.

Около полуночи я получил сообщение о том, чего так опасались в полиции и руководстве еврейской религиозной общины: на центральной улице квартала Меа-Шеарим разгораются беспорядки. Вместе с продюсером одного из каналов израильского ТВ мы начали двигаться в сторону этого района. Людей на улицах становилось все больше и больше. Это были типичные представители ультраортодоксов — молодые ребята в черных костюмах и шляпах. Вскоре со всех сторон зазвучали выкрики "Балашим!" ("Полицейские ищейки!"). За огромным металлическим мусорным контейнером, перегораживающим практически всю улицу, толпись сотни молодых людей. Периодически они выбегали вперед, бросали камни в другой конец улицы и бежали обратно в укрытие. Вдалеке, на перекрестке, толпились полицейские в касках.

Группа разгоряченных молодых людей, выкрикивая "Балашим!", окружила нас. "Ну разве мы похожи на полицейских? — сказал мой товарищ и попытался отшутиться.— Мы журналисты. Хотя я бы не отказался, чтобы у меня была зарплата полицейского". Это их явно не убедило. "Какая разница, кто вы, главное, что у вас нет пейсов!" — отрезал один из них. Неожиданно вся толпа побежала, увлекая нас в один из переулков. Послышался взрыв. Кажется, это была шумовая граната.

"Вам лучше уйти,— вдруг тихо сказал один из них.— Я тут один вменяемый, а ребята слегка не в себе. И потом вы сами виноваты: передаете пленки демонстраций полиции, а они потом нас забирают". О том чтобы достать фотоаппарат из сумки, не могло быть и речи. Под крики "Балашим!" мы скрылись в одной из подворотен и оказались по ту сторону линии фронта.

Посреди улицы стоял водомет. Находясь за ним и вжимаясь в стены, за происходящим наблюдали полицейские и журналисты. Вся мостовая была усеяна крупными булыжниками. Каменный дождь не прекращался. Периодически водомет начинал двигаться в сторону баррикад, поливая ультраортодоксов водой, а вслед за ним короткими перебежками двигались фотографы и полицейские. Когда водомет отступал обратно, нужно было вовремя отбежать назад, чтобы неожиданно не оказаться в простреливаемой камнями зоне.

За полицейскими стояла толпа зевак, которые давно не видели такого спектакля. Зрители были и на балконах, периодически громко хлопая. Судя по тому, что аплодисменты сопровождали особенно удачные броски камней, наблюдатели болели явно не за полицию.

Внезапно улицы озарило яркое пламя. В ход пошли бутылки с зажигательной смесью. Сначала одна, потом другая.

Такое мне приходилось видеть только на палестинских территориях, в первые месяцы интифады 2000 года. Беспорядки были и во время эвакуации еврейских жителей сектора Газа, однако тогда военные и полицейские были атакованы тухлыми яйцами и краской, а не бутылками с "коктейлем Молотова".

Тем временем зарубежные фотографы изумлялись терпению иерусалимской полиции. По их мнению, с палестинцами так бы церемониться никто не стал. Полицейские наблюдали за происходящим абсолютно невозмутимо, стараясь только не попасть в зону камнеметания и лениво отгоняя особенно ретивых зевак. Так продолжалось еще около часа.

К двум часам ночи на место прибыл командир иерусалимского округа генерал-майор Илан Франко. Настроение у него было явно хорошее. Он улыбался и довольно хлопал по спине своих подчиненных. Стратегия полиции сработала. Ее первый элемент заключался в локализации беспорядков. Второй элемент — дать беспорядкам самим сойти на нет, не провоцируя насилие агрессивным разгоном. Самим фактом своего присутствия и периодическими контрнаступлениями полиция словно поддерживала конфликт на медленном огне, стараясь при этом соблюдать дистанцию и избегать столкновений. Расчет генерала Франко заключался в том, что в какой-то момент манифестанты просто устанут и пойдут спать.

Баталиям в районе Меа-Шеарим явно не хватало финального аккорда. И он последовал. Внезапно водомет с ковшом спереди на большой скорости въехал в узкую улицу. Он протаранил мусорный контейнер, освободив дорогу полицейским, которые побежали вдогонку за разбегающейся толпой. Однако ортодоксы заранее готовились к подобному развитию событий. С крыш полетели бетонные блоки, превратив центр улицы в смертельно опасную зону. Тем временем полицейские поймали несколько камнеметателей и, заломив им руки, начали выводить наружу.

Спустя пять минут полицейские вновь отступили. Расчет оказался верным. Ребята в черных шляпах явно утратили прежний задор. Они начали постепенно расходиться, причем некоторые не отходили назад, а шли вперед, в сторону полицейских. Нескольких остановили и попросили показать ладони. Руки тех, кто кидал камни, не могли быть чистыми. Однако полиция уже не стремилась кого-либо задерживать. Было заметно, что и полицейские, и камнеметатели устали.

Один из жителей района, молодой парень с пейсами, в белой рубашке и черных брюках, озирая усеянную камнями улицу, схватился за голову: "Кто же это убирать будет?" Было непонятно, откуда в центре израильской столицы нашлись тысячи булыжников. "Сами накидали, сами и убирайте",— улыбнулся один из полицейских. То, что бой закончился, стало ясно, когда, лавируя между камнями, по улице прошла супружеская пара с коляской, в которой мирно спал младенец.

Согласно официальным сводкам, за ночь в Иерусалиме были арестованы 23 ультраортодокса. Легкие ранения получили двое полицейских. Пострадала одна полицейская машина.


Комментарии
Профиль пользователя