Коротко


Подробно

цена вопроса

Борис Макаренко


первый замдиректора Центра политических технологий

Забудем про официальную повестку саммита G8 в Германии. Ее реальный смысл — отношения России с Западом, а это почти то же самое, что отношения России с США. Случайно ли обострение этих отношений до такой степени? Вряд ли. Слишком много для этого объективных причин. Назовем лишь главные.


Первая: общий менталитет. Когда после 11 сентября Владимир Путин охотно вступил в "антитеррористическую коалицию", он рассчитывал, что в борьбе со всемирной "Аль-Каидой" Америке без России не обойтись. Аргумент из арсенала realpolitic: важно не то, демократия ты или нет, а сколько у тебя силы. Либеральное видение международных отношений, созданное подданным государыни Елизаветы Петровны, калининградским философом Иммануилом Кантом, на своей исторической родине оказалось не в чести. Российские политики считают, что уважения достойна только сила, а всякие там рассуждения о том, что "демократии не воюют с демократиями",— это от лукавого. Силу в Америке, действительно, уважают. Но уважая силу, в Америке (вот наивные люди!) считают, что демократия — лучше, чем ее отсутствие. И с демократиями дело иметь проще. Так что расчет, что протянутая 11 сентября рука будет Америкой с благодарностью и надолго пожата, мог бы реализоваться только в том случае, если бы демократизация в России шла по нарастающей. А у нас вместо этого — разговоры про "доброго дядю" (демократа) в пробковом шлеме и демократизацию как "неоколониализм XXI века". "Американская мечта" с "суверенной демократией" расходятся все дальше.

Вторая: дела ядерные. Решить их при нынешней ментальности невозможно. Ядерный паритет основан на том, что ядерные потенциалы Америки и России-СССР нацелены друг на друга. В этой логике, как справедливо советуют наши генералы своему главнокомандующему, десять американских противоракет — это вычет десяти наших наступательных ракет. В этой логике для американского ВПК любая мера в создании системы противоракетной обороны — шаг к ее полномасштабному развертыванию (сегодня 10 противоракет в Чехии, завтра — 100 где угодно). Под эту сурдинку можно и похоронить неудобный для России ДОВСЕ, и поставить вопрос о восстановлении класса ядерного оружия меньшей дальности (это у нас), и развернуть систему защиты от ядерного оружия из корейско-иранской "оси зла" (это у них). Суть одна: генералы с обеих сторон благополучно пользуются ситуацией, потому что нового ответа на вопрос, а зачем России и США ядерное оружие, ни в Москве, ни в Вашингтоне не придумали.

На эти проблемы наслаивается и желание сделать друг другу больно. Как всякие империи, болевую точку Россия и США ищут где подальше — в Косове и Багдаде, в Тбилиси и Киеве. Тут же желание выместить на ком-то разочарование от провала собственных розовых мечтаний — о том, что Россия станет демократией, как Чехия, или о том, что Америка полюбит Россию, как Польшу. Мечтания глупые, но не сознаваться же, что ты сам так глупо мечтал десять лет назад!

В этих условиях нужно вовремя остановиться и понять: груз прошлого еще слишком тяжелой гирей висит на ногах у людей, принимающих решение.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №97 от 06.06.2007, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение