Коротко

Новости

Подробно

Юрий Аввакумов: выставку я делаю так, как делал бы ее в Третьяковской галерее

событие

"Дом". Приложение от , стр. 35

3 июня на территории курорта Пирогово откроется необычная выставка "Арабески", представляющая лучшие проекты загородных домов известных архитекторов России и мира. Организовал выставку Юрий Аввакумов — один из идеологов направления в отечественной архитектуре, получившего название "бумажная архитектура".


— Расскажите, пожалуйста, об архитектурной выставке, которую вы готовитесь провести 3 июня в Пирогове.

— Это будет простая выставка. Мы покажем 11 больших загородных домов и 5-6 маленьких. Казалось бы, даже и говорить не о чем. Ведь обычно архитектурные выставки забываются день на третий-четвертый. А тут мы решили сделать выставку не совсем архитектурную. И подумали о послевкусии. Название выставки почти гоголевское — "Арабеск(и)". Как известно, арабески — это, во-первых, собрание музыкальных и литературных произведений, а в нашем случае — собрание произведений архитектурных. Во-вторых — это орнамент, в котором сочетаются растительные — в скобках ставим "Пирогово" — и геометрические мотивы — в скобках пишем "архитектура". Наконец, это одна из позиций классического танца. Сейчас мы приглашаем к сотрудничеству танцевальное агентство "Цех", которое организует постановку 12 танцев по мотивам представленных на выставке проектов. Мы собираемся сделать комплексное исследование на тему архитектуры и пространства, телесного и визуального обживания этого пространства, повторить то, чем занимались когда-то Оскар Шлемер в "Баухаузе" или Айседора Дункан в России.

— Девушки будут "танцевать дома"?

— Девушки будут танцевать внутреннее пространство дома. Мы ведь дома в природном окружении знаем чаще всего по фотографиям, например, как виллу "Савой" или усадьбу в Кускове. Любой загородный дом проектируется не столько для того, чтобы на него глазели из-за забора, сколько для того, чтобы его обитатели наслаждались природой из самого дома.

Самый яркий пример в этом смысле — вилла "Ротонда" близ города Виченца. Студенты архитектурных институтов всего мира изучают ее по знаменитым фасадам Андреа Палладиа. Но, оказавшись внутри виллы, понимаешь, что главное — это виды на все четыре стороны: в город, в поле, в лес и просто во двор с конюшней. Можно сказать, фотоаппарат, камера-обскура. Немаленькая, кстати, "камера" — под 2 тыс. кв. м — спроектирована для любования этими видами. А еще владелец эти пространства по-всякому обживает.

Способ обживания — ходить, лежать, сидеть, стоять — очень близок к танцу как высшей, гармонизированной форме человеческого движения. В этом смысле связь между архитектурным пространством и танцем мне кажется прямой.

Любопытно, что когда я начал готовиться к реализации проекта в Пирогове, то набрал сначала в "Яндексе" словосочетание "архитектура и танец", а потом в Google "architecture and dance". На русском нашлись две с половиной релевантные ссылки, в английском я наткнулся на огромное количество диссертаций по данной теме. Та традиция, которая была заложена в "Баухаузе" в 1920-е годы, на Западе не прерывалась, а у нас восстановилась только в начале 1990-х. Можно отдельно рассуждать о Рудольфе Штайнере, эвритмии и проч. Мне самому интересно, что из этого получится. В выставках интересно что-то исследовать.

— Получается, что у нас есть архитектура, танец и фотография. На этом синтез искусств заканчивается?

— Над танцевальными клипами работают, кстати, Дима Булыгин, которого некоторые помнят по его собственному танцу "Лола" из ранних "Синих носов", который он отплясывал в малогабаритной квартирке под Марлен Дитрих, музыканты из группы "Ядерный лось" и хороший американский оператор Джордж О'Брайен. Возможно, будет еще и литература. Есть вероятность, что появится писатель, который напишет свою серию арабесок на тему наших домиков.

— Как вы полагаете, является ли на сегодняшний день Пирогово пространством искусства?

— Полагаю, что является. Выставку я делаю там так, как делал бы ее в Третьяковской галерее, с такой же серьезностью. Замечательно, что есть заказчик, который ждет от меня нестандартных решений, радуется и принимает их и, более того, активно участвует в процессе.

Ведь по советской, наверное, еще привычке часто думаешь очень узко: получил задание — выполнил. А тут масса творческих идей, которые я даже не возьмусь сейчас пересказывать. Я ведь еще бар из мраморных костей домино в гольф-клубе Тотана Кузембаева проектирую, фонтан в форме кургана, скульптуру на гольф-полях...

— Останется ли искусство в Пирогове после того, как дома построят и продадут?

— Не знаю. У выставки, конечно, есть своя коммерческая цель. Ни к чему скрывать. Это один из слоев выставки, но я этим не занимаюсь. Моя задача — выстроить пространство так, чтобы проекты было удобно рассматривать. Пока справляюсь. Когда дома будут проданы...

Если же говорить о Пирогове в целом, то там искусство уже давно институциализировано (сейчас художники уже не наводят шорох на местное население) — под временные выставки выделяется эллинг, который в это время года простаивает, поскольку яхты в море. Парковая скульптура остается, а вот акций по запуску петард в космос проводиться, скорее всего, уже не будет. Рамочная ниша для искусства там найдена, и ничто не мешает ему и дальше существовать в этих рамках.

— В чем будет отличие этой выставки от предыдущих?

— Довольно смешная должна быть выставка. Материал — все те же складские поддоны, которые использовались в прошлом году для выставки Дубосарского и Виноградова, так что это уже фирменный материал для пироговского эллинга, а во-вторых, там строится барная стойка на 100 мест, вдоль которой официанты будут кататься на роликовых коньках, а посетители смогут сидеть и ленивым взглядом обозревать экспозицию.

Выставка откроется 3 июня — в воскресенье, в последний день "Арх-Москвы", грандиозным пикником для всех участников, круглым столом, на котором в преддверии Московской архитектурной биеннале 2008 года будут обсуждаться проблемы архитектурной презентации и т. д. Девушек обещают катать на плавсредствах, юношам давать уроки гольфа, если погода не помешает (ее, к сожалению, мы запланировать не можем). Обо всем остальном (кроме погоды) мы позаботимся.

Беседовал Николай Кириллов


Комментарии
Профиль пользователя