Коротко

Новости

Подробно

Игоря Бутмана оставили без биса

Dizzy Gillespie All Star Big Band в "Черешневом лесу"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

фестиваль джаз

В рамках VII открытого фестиваля искусств "Черешневый лес", организованного Bosco di Ciliegi в партнерстве с "Билайном", в Концертном зале им. П. И. Чайковского выступил Dizzy Gillespie All Star Big Band — оркестр друзей, учеников и последователей великого трубача и реформатора джаза Диззи Гиллеспи. Несмотря на то что сам Диззи Гиллеспи ушел из жизни в 1993 году, в музыке коллег его талант живет, а традиции развиваются, считает БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ.


Первое отделение концерта открыл Игорь Бутман. Его биг-бенд, который сыграл свою традиционную часовую программу, начав с "Take The 'A' Train" Билли Стрейхорна и Дюка Эллингтона и закончив "Soul Bossa Nova" Куинси Джонса. В середине выступления Игоря Бутмана к нему и его коллегам присоединились музыканты Dizzy Gillespie All Star Big Band — трубач Грег Гисберг и саксофонист Антонио Харт. Игорь Бутман отлично справился с ролью диспетчера небольшого джем-сейшена. Партии американских артистов чередовались с соло россиян. Из-за особенностей акустики зала не всегда были отчетливо слышны все детали, например по звуку провалились подключения баритон-саксофониста Александра Довгополого. Однако господину Бутману удалось, что называется, наладить диалог культур, и каждый из солирующих был равноправным участником. Сыграв душераздирающий сольный номер с фрагментом песни "Одинокая гармонь", Игорь Бутман заработал овации и подарок от маленькой девочки из зала — плюшевую летучую мышь.

После антракта за дело взялись американские музыканты. Когда оркестранты расселись, на сцену тяжелой медленной походкой вышел руководитель Dizzy Gillespie All Star Big Band — лауреат Grammy тромбонист Слайд Хэмптон, собравший коллектив в 1998 году. Как только он начал дирижировать, старческой немощи как не бывало. Им управляла музыка, и каждое движение было продиктовано не физическим состоянием, а исключительно нотами, движениями гармонии и синкопами. Седовласый Слайд Хэмптон сыграл несколько текучих и переливающихся светом соло, а когда не играл и не дирижировал, пританцовывал под партии коллег. Другой аксакал оркестра — 82-летний саксофонист Джеймс Муди. В репертуаре оркестра есть даже пьеса "Moody`s Groove", которую знаменитый саксофонист Джимми Хит написал на его 80-летие. Каждый выход солирующего господина Муди на авансцену сопровождался почтительной суетой среди оркестрантов и одобрительными возгласами в финале. Еще один человек, который пользуется в оркестре особым уважением,— басист Джон Ли. Он играл с Диззи Гиллеспи последние десять лет его жизни. Для господина Ли характерна особая, плывущая манера игры, в программе было не так много места для его сольных партий, но, даже оставаясь в тени коллег, он заслужил аплодисменты и букеты цветов. С таким же энтузиастом были встречены и выходы трубача Роя Харгроува, возможно, самого известного из участников состава.

Молодых музыкантов и артистов среднего возраста в оркестре больше, чем тех, кого можно принять за ровесников Диззи Гиллеспи. Мэтры отвечали в оркестре за традицию, молодежь за юношеский задор и самые протяженные и навороченные соло. Несколько раз казалось, что легкие и сердце Антонио Харта уже на пределе, но он все-таки доигрывал свою партию до конца, чтобы через пять минут снова выдвинуться на авансцену. А трубач Фрэнк Грини не только играл, но и прыгал на сцене и пару раз прочитал что-то вроде рэпа.

Dizzy Gillespie All Star Big Band сыграл довольно много стандартов Диззи Гиллеспи и Телониуса Монка, затем обратился к музыке Куинси Джонса, которого Слайд Хэмптон, карикатурно повысив голос, назвал "музыкальным директором Майкла Джексона". Выверенная патетика игры оркестра не могла не вызвать восторга, но на третьем часу вечера первые зрители потянулись к выходу — мероприятие в двух частях выходило тяжеловато-однообразным. В этот момент Dizzy Gillespie All Star Big Band сыграл лучший номер своей программы — пьесу Диззи Гиллеспи "Manteca" в жесточайшей фанковой обработке. От старинного бибопа оркестр резко свернул к современному танцевальному ритму, у коллектива словно разом напряглись все мускулы. Ритм-секция демонстрировала чудеса драйва. Одним из ключевых моментов пьесы стало соло аргентинского тенор-саксофониста с русскими корнями Андреса Боярски. Этот господин в какой-то момент сосредоточил внимание всего зала на своей массивной фигуре и исторг из инструмента нечеловеческого происхождения вопль, а через секунду оркестр сыграл коду — фразу из "Another One Bites The Dust" группы Queen.

В самом финале к вокальному микрофону вышла Роберта Гамбарини, которую принято сравнивать с Эллой Фицджеральд и Сарой Воэн. В техничности ей не откажешь, но вот тепла и изящества голосу, пожалуй, не хватало. Певица исполнила "Stardust" Хоги Кармайкла, затем "Moody`s Groove", а в пьесе из классического репертуара Диззи Гиллеспи "Blue`n Boogie" к ней присоединились Джеймс Муди и Фрэнк Грини, чтобы втроем дать москвичам урок настоящего скэта — бессмысленной скороговорки под джазовый ритм. Публика оценила трюк, но к финалу зал опустел на треть, и запланированный бис — "Tunisia" Диззи Гиллеспи с участием Игоря Бутмана — пришлось отменить.


Комментарии
Профиль пользователя