Коротко

Новости

Подробно

Россия ставит свои могилы на охрану

Подготовлен проект президентского указа о защите воинских захоронений за рубежом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В конце прошлой недели Минобороны объявило о том, что подготовлен проект президентского указа о защите воинских захоронений за рубежом. Ъ стали известны детали документа, который должен быть подписан главой государства до конца мая. Россия потратит порядка $1 млн в год на открытие семи зарубежных представительств, которые займутся учетом и сохранением захоронений в первую очередь в "проблемных государствах" — Польше, Венгрии и странах Балтии. В Минобороны не скрывают, что выход президентского указа поторопил скандал вокруг переноса Бронзового солдата в Таллине. Эксперты уверены, что документ призван продемонстрировать Западу, что впредь Россия не намерена допускать повторения подобных ситуаций.


Проект президентского указа "Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества" предполагает создание семи российских представительств за рубежом, которые займутся учетом и сохранением воинских захоронений. Как рассказал Ъ глава Военно-мемориального центра вооруженных сил РФ Александр Кирилин, которому поручено координировать работу представительств, проект охватит 14 стран, где сосредоточено до 95% могил советских воинов, погибших в ходе второй мировой войны (всего, по данным центра, за рубежом похоронено около 9 млн человек). Свои центры появятся в Польше, Венгрии, Румынии и Германии. Остальные представительства будут координировать работу в нескольких государствах: российский центр, работающий во всех странах Прибалтики, будет открыт в Риге, китайское представительство должно охватить Китай, Монголию, Японию и Северную и Южную Корею, а чешское — Чехию и Словакию.

В проекте президентского указа открытием представительств предписано заняться Минобороны (они будут находиться в его прямом подчинении) и МИД. До сих пор паспортизацией захоронений занимались военные атташаты в российских посольствах за рубежом. Впрочем, по словам Александра Кирилина, они не справлялись с работой из-за недостаточного штата и финансирования. Теперь же в каждом представительстве в зависимости от его нагрузки будет работать от четырех до шести сотрудников, а на их содержание будет выделено порядка $1 млн в год. Бюджет, который Россия выделяет на зарубежные захоронения, таким образом, практически удвоится: до сих пор выделялось порядка $1,5 млн.

Работа представительств, по словам генерала Кирилина, будет вестись по трем направлениям — поиск захоронений, их учет и установление судеб погибших: "Сотрудники будут сверять данные, имеющиеся по захоронениям в России, с информацией, которой располагают иностранные источники, фотографировать могилы, составлять списки погибших. Установленная информация будет заноситься в картотеку, каждое из захоронений, мемориальных комплексов и памятников будет поставлено на госучет в России". По словам генерала Кирилина, у России уже есть предварительные договоренности об открытии представительств, однако после выхода президентского указа Минобороны через МИД РФ намерено разослать официальные запросы странам, где имеются захоронения российских воинов. В Минобороны рассчитывают на то, что проект не вызовет отторжения на Западе, поскольку иностранцы заинтересованы и в охране своих захоронений в России,— на этот счет готовятся и тексты межправительственных соглашений.

Впрочем, авторы не скрывают, что в проекте, обнародованном в разгар российско-эстонского конфликта вокруг переноса памятника Воину-освободителю в Таллине, в первую очередь заинтересована Россия. "Прежде всего в этом году мы собираемся открыть представительства в 'проблемных' странах — там, где больше всего могил, например, в Германии. И там, где наиболее сильны всплески исторического недовольства, Польше, Венгрии, в Прибалтике",— говорит Александр Кирилин.

По признанию генерала Кирилина, даже в Польше, где до сих пор функционировал самый эффективный отдел по учету захоронений, россияне не слишком укрепились в своем влиянии на памятники: "Когда польские власти решили перенести на воинское кладбище памятник в Познани, Россия мало что могла сделать — памятник принадлежит городу, построен на деньги городских властей". Так что в Минобороны уверены, что наличие представительства могло бы дать России "большее пространство для маневра": "В Эстонии нас как минимум не отодвинули бы от раскопок".

Российские власти публично не склонны представлять проект как политический. Глава комитета Совета федерации по международным делам Михаил Маргелов заявил Ъ, что "в этом проекте нет кампанейщины": "Работа по систематизации исторических захоронений ведется в России по разным направлениям, и если она будет скоординирована в одном ведомстве, это повысит ее эффективность". Такого же мнения придерживается и заместитель главы думского комитета по обороне Алексей Сигуткин: "Это свидетельство последовательной политики российских властей. Надо захоронить всех, кто не захоронен. Для тех же целей и в Ленинградском военном округе, к примеру, был создан специальный батальон, который будет заниматься поиском могил".

Источник в администрации президента сообщил Ъ, что "работа над проектом велась больше года": "22 января 2006 года президент распорядился подготовить предложения по вопросам увековечивания памяти. Однако эстонские события его поторопили". Неслучайной признали новость о проекте и в Минобороны. "Глава Росвоенцентра выступал, конечно, накануне Дня Победы. Однако новость была необходима и в контексте последних политических событий — выступление генерала Кирилина было завизировано лично министром обороны",— сообщил Ъ собеседник в военном ведомстве.

Директор Института стран СНГ депутат Госдумы Константин Затулин уверен, что нынешний указ президента — "демонстрация политической воли": "Мы сигнализируем, что впредь готовы предотвращать ситуации, подобные эстонской, гарантировать, что с нашими могилами ничего не произойдет. Кроме того, мы видели выступление молодежи из 'Наших' и 'Молодой гвардии'. Мы слышали разные заявления МИД, но президент на эту тему не высказывался. Так что президентский указ — своего рода компенсация за отсутствие публичной позиции первого лица государства на ситуацию в Эстонии".

Впрочем, по мнению политолога Станислава Белковского, открытие представительств не решит для российских властей даже эту задачу. "Никакие представительства в ситуации с памятниками и захоронениями не существенны — вполне достаточно работы посольств и Обществ дружбы. А наличие или отсутствие официальной реакции со стороны российских властей на действия соседей связаны лишь с бизнес-интересами России в этих странах. В Эстонии они есть, поэтому и жестко реагировать на нее никто не рискует".

Юлия Ъ-Таратута



Комментарии
Профиль пользователя