Коротко

Новости

Подробно

Премия провалила явку

Вручение премии "Европа-театру" закончилось скандалом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

награда театр

В Салониках прошла церемония вручения премии "Европа-театру", самой значительной театральной награды Старого Света (см. Ъ от 26 апреля). Последний день был ознаменован скандалом, "автором" которого стал лауреат премии знаменитый немецкий режиссер Петер Цадек. Из Салоник — РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.


Вручение 11-й премии "Европа-театру" должно было пройти по заведенному еще в те времена, когда она вручалась в итальянской Таормине, сценарию: лауреаты и гости собираются на несколько дней, показывают свои спектакли, присутствуют на многословных симпозиумах, посвященных их творчеству, и в последний вечер получают на сцене золотистые таблички в красных бархатных коробках — к ним прилагается €60 тыс. за главную премию "Европа-театру" и €20тыс. за вторую, называемую "Новая театральная реальность".

Регламент премии требует, чтобы лауреат получил ее лично. Собственно говоря, никаких проблем с явкой у премии не возникало за всю ее почти двадцатилетнюю историю — деньги дают хорошие, да и послушать славословия в свой адрес любому, даже самому скромному художнику очень приятно. Организаторы мероприятия вспоминают, как смертельно больной немецкий драматург Хайнер Мюллер в 1995 году все-таки приехал в Таормину, как в прошлом году измученный болезнью лауреат премии Гарольд Пинтер специально нанял личный самолет, чтобы прилететь на посвященные ему торжества в Турин.

80-летний патриарх и гуру немецкого театра Петер Цадек, как говорят его соотечественники, славится своим капризным характером. "Единственное, в чем можно быть уверенным, так это в непредсказуемости человеческой природы",— написало жюри в обосновании своего решения о присуждении премии господину Цадеку. Можно сказать, сами себе накаркали. Петер Цадек, сославшись на болезнь одного из своих актеров и на невозможность отменить даже одну репетицию, в Салоники решил не приезжать. Обиженные организаторы премии отменили симпозиум и дали понять, что денег в этом случае капризный лауреат не получит. Господин Цадек в ответ написал весьма раздраженное письмо: я получаю премию за свой вклад в искусство или за использование Olympic Airways?

В общем, нашла коса на камень. Петер Цадек сделал вид, что отказался от премии, принципы которой он считает смехотворными и эгоистичными. Организаторы мероприятия, в свою очередь, сделали вид, что лишают его награды за высокомерие и неуважение к сотням представителей европейского театрального истеблишмента и прессы, приехавшим в Салоники, чтобы лично засвидетельствовать господину Цадеку свой респект. Хорошо еще, что премию "Европа-театру" в этом году — кстати, впервые за всю историю — разделили на двоих. И вот второй лауреат, канадец Робер Лепаж, дисциплинированно прибыл в Салоники, всем поулыбался, выслушал добрые слова и получил свою награду. Но, увы, не привез ни одного своего спектакля. (Гости церемонии из России, правда, особенно не огорчились: в июле целых четыре спектакля господина Лепажа будут показаны в рамках Чеховского фестиваля в Москве.)

Церемония вручения премии все-таки обернулась конфузом. Во-первых, по ее окончании "Берлинер ансамбль" должен был показывать спектакль Петера Цадека "Пер Гюнт". Получилось, что привезли его зазря — ведь лауреатство режиссера было поставлено под вопрос. Во-вторых, само мероприятие выглядело на редкость уныло. За длинный стол на сцене уселось жюри — дюжина в основном очень немолодых людей. Полтора часа они произносили речи, зачитывали на ломаном английском тексты из буклета, предавались воспоминаниям и пр. Церемония до боли напоминала заседание советского партхозактива — при том, что большинство его почтенных участников никогда не жили в странах восточного блока. Неизвестно, сколько бы все это длилось, если бы не занятая в "Пер Гюнте" знаменитая актриса Ангела Винклер: когда члены оргкомитета стали зачитывать переписку между ними и Петером Цадеком, она вышла на сцену и попросила солидных мужей дать наконец актерам сыграть спектакль — дело меж тем уже близилось к полуночи.

Досадная история с господином Цадеком навела многих на мысль, что сам институт этой престижной европейской премии, вероятно, нуждается в обновлении. Логично было бы вывести на первый план именно "Новую театральную реальность" — на нее и кандидатов легче найти, и спектакли ее лауреатов (в данном случае — прекрасного латышского режиссера Алвиса Херманиса) смотреть гораздо увлекательнее, нежели произведения уважаемых усталых мэтров. (Добротный, но предсказуемый и старомодный "Пер Гюнт" "недолауреата" Петера Цадека стал тому наглядным доказательством.) А почетная премия "За вклад в театральное искусство" могла бы выглядеть красивым дополнением к награде, отмечающей самых смелых современных экспериментаторов.

Во время торжеств в Салониках произошло еще одно событие, которое трудно назвать громким скандалом, но и оставить без внимания в России нельзя. Союз театров Европы постановил исключить из своих рядов московский театр "Школа драматического искусства". Пока что сроком на один год, до тех пор, пока не прояснится судьба основателя театра Анатолия Васильева. Его затяжной конфликт с московскими властями пока привел к тому, что режиссер отказывается возвращаться в Россию (рецензию на его новый парижский спектакль "Тереза-философ" читайте в ближайших номерах). Господин Васильев приехал в Салоники, чтобы в качестве лауреата "Новой театральной реальности" вручить нынешнюю премию Алвису Херманису. Проводить пресс-конференцию или делать заявления для прессы он решительно отказался. Анатолий Васильев переведен в персональные члены Союза театров Европы — тем самым европейское сообщество дало ясно понять, на чьей оно стороне и что без режиссера Васильева оно "Школу драматического искусства" не воспринимает.



Комментарии
Профиль пользователя