Коротко

Новости

Подробно

Слоеный Шекспир

"Много шума из ничего" в Театре на Малой Бронной

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

премьера театр

Молодой режиссер Константин Богомолов перенес действие комедии Шекспира из итальянского XVII века во времена второй мировой. "Мессинское время шесть часов ровно. Войска принца Арагонского одержали сокрушительную победу",— доносится из радиоточки в начале спектакля. Три часа в нацистской Мессине провела АЛЛА Ъ-ШЕНДЕРОВА.


Константин Богомолов, филолог по первому образованию, на режиссуру набрасывается с жадностью человека, долго мечтавшего и наконец получившего пропуск в профессию. Пару лет назад его постановки вызывали недоумение. Сегодня уже ясно, что в режиссуру господин Богомолов стремился не зря, однако жадность, с которой он экспериментирует с шекспировской пьесой, нашпиговав ее разными находками и играми с культурным контекстом, осталась прежней.

Эти поиски созвучны тому, что происходит на самой Малой Бронной: театр, с начала нынешнего сезона получивший нового худрука в лице Леонида Трушкина, экспериментирует, приглашая к себе разных постановщиков, как господин Богомолов — с разными режиссерскими стилями. Соединив вместе актеров Бронной и приглашенных звезд, он поставил спектакль из жизни итальянских фашистов, на пару дней вернувшихся с фронта.

Черный сад мессинца Леонато, в котором, по замыслу художницы Ларисы Ломакиной, с неба падают черные листья, сразу настраивает на тревожный лад. Но поначалу пришедшие сюда на постой одетые в черную форму принц Дон Педро (Сергей Перелыгин) и его подчиненные Бенедикт (Михаил Полицеймако) и Клавдио (Григорий Сиятвинда) кажутся добродушными весельчаками. Они балагурят, толстый охальник Бенедикт клянется в безбрачии, интеллигентный очкарик Клавдио мечтает о браке с Геро (Дарья Грачева), а Дон Педро готов ему в этом помочь. Оставшись вдвоем, Бенедикт и Клавдио забивают косячок и жадно дергают его друг у друга изо рта.

В общем, начало сделано по канонам среднестатистической европейской постановки. Однако всю эту благовоспитанную европеистость как рукой снимает, едва кто-либо из персонажей проявляет недостаточную лояльность: добродушные мальчики мгновенно хватаются за кобуру. Поверив клевете на Геро, интеллигент Клавдио глумится над невестой, а после избивает ногами ее отца, старого Леонато (Владимир Ершов), приютившего всю компанию в своем доме. Циник же Бенедикт оказывается нацистом с человеческим лицом: он заступается за Геро, правда, не бескорыстно, а из любви к ее кузине, злючке Беатриче (Анна Дубровская). Эта пара, играющая остро и остроумно,— лучший дуэт спектакля.

Что касается Клавдио и Геро, их отношения сперва кажутся слишком прямолинейными, и лишь потом понимаешь: режиссер строил их как пародию на немецкие фильмы 30-х годов с их примитивными ходами, дурацкими шутками и звонким хохотом. Впрочем, господину Богомолову линия "нацистской фильмы" быстро надоедает, и он заставляет Дона Педро и его подчиненных распевать советские солдатские песни. Бодрая "Смуглянка-молдаванка" здесь превращается в "смуглянку-итальянку", потом неожиданно сменяясь тихой музыкой Филипа Гласса. Бенедикт, в очередной раз поссорившийся с Беатриче, берет гитару и добивается прощения, как Женя Лукашин в "Иронии судьбы". В финале первого акта по саду Леонато кружится красивый, неизвестно почему выпавший снег. В отдельный спектакль превращаются диалоги Кизила (Николай Каракаш) и Булавы (Анна Галинова). Поймав в саду заговорщиков, инфантильная Булава радостно тянет их в тюрьму, а хромоногий хиппи Кизил распевает "Этот поезд в огне...".

В финале солдатский хор возвещает, что мирные шалости закончились,— мальчики торопливо целуют девочек и отправляются воевать. Зритель счастливо хлопает — спектакль вышел, что называется, зрелищный, да и играют "аборигены" Бронной и приглашенные звезды неплохо. Но ощущение в целом от режиссерской эклектики такое, как от селедки с мороженым.


Комментарии
Профиль пользователя