Коротко

Новости

Подробно

Germany rattled by militant`s release

Германия потрясена освобождением боевика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Jeffrey Fleishman


Джеффри Флеишман

Освобождение нераскаявшейся убийцы Бригитты Монхаупт вызывает дебаты о том, все ли заслуживают второго шанса.


Она была молодой левой активисткой, вооруженной автоматом и странными мыслями об изменении мира, но это было 30 лет назад, когда Бригитта Монхаупт принимала участие в руководстве террористической организацией, поражавшей своими убийствами политических деятелей и промышленников всю послевоенную Германию.

В воскресенье Монхаупт снова сумела взволновать общественность. Ее, так и не раскаявшуюся в преступлениях убийцу, выпустили из тюрьмы. Бывшая когда-то одним из самых жестоких руководителей боровшейся с капитализмом организации "Фракция красной армии" (RAF), 57-летняя Бригитта вышла из-под стражи навстречу нации, все еще взволнованной событиями прошлого — взрывами, действиями фанатиков и городских партизан.

"По поводу ее освобождения разгорелись бурные дебаты",— говорит Бутц Петерс, адвокат, написавший две книги о RAF, организации дисциплинированных, хорошо вооруженных радикалов, родившейся из университетских демонстраций конца 1960-х. Ее жертвами стали 34 человека. "Рана на травмированной событиями того времени немецкой душе не зажила. Все, что было похоронено, оживает снова".

Монхаупт была приговорена в Южной Баварии к пяти последовательным пожизненным срокам тюремного заключения. Недавно суд принял решение о том, что она имеет право на досрочное освобождение по истечении минимального срока в 24 года. Ее освобождение и перспектива того, что один из ее сообщников, Кристиан Клар, может получить президентскую амнистию, оскорбили консервативных законодателей. Для левых политиков они стали поводом к призывам о прощении. Немецкий закон гласит, что, независимо от того, какое преступление было совершено, человек заслуживает еще одного шанса.

"Ни Монхаупт, ни Клар не представляют для Германии никакой опасности,— говорит Александер Штрассер, политолог университета Регенсбурга.— RAF потерпела идеологическое поражение..."

Недавний опрос, однако, показал, что 66% немцев полагают, что боевики должны отбыть свои пожизненные сроки. Известная большинству страны по фотографии на плакатах о ее розыске, широколицая женщина со светлыми волосами и густо накрашенными тушью глазами, Монхаупт находится сегодня в эпицентре дебатов вокруг юридической системы, рожденной европейским либерализмом, гордящимся своей терпимостью и состраданием. Ее случай показывает, что отголоски левоэкстремистской политики все еще слышны в некоторых слоях интеллигенции, которые так и не смогли реализовать свои анархистские мечты.

"Люди против освобождения Монхаупт и Клара,— говорит Габриэль фон Лютцау, которая была стюардессой на самолете авиакомпании Lufthansa, захваченном палестинскими боевиками, вдохновленными RAF в 1977 году.— RAF думала освободить народ, но народ хотел, чтобы их бросили в темницу и заперли навсегда на ключ. Сколько людей нужно убить для того, чтобы виновного не выпустили на свободу?"

Между 1968 годом и расформированием RAF три десятилетия спустя в ней произошли некоторые преобразования. Она стала жестоким воплощением студенческого движения, требовавшего от Германии платить по счетам нацистского прошлого, осуждавшего капитализм и выступавшего против американского господства. Общественная поддержка RAF быстро испарялась под влиянием взрывов и похищений, устраиваемых группой. Теракты раздражали разделенную нацию, восстанавливающуюся после второй мировой войны и ведущую опасную политику холодной войны.

Террористы превратили страну в съемочную площадку фильма ужасов — телевизионные новости показывали изрешеченные пулями и накрытые одеялами тела.

Но то было время, которое предвещало и появление нового поколения политических деятелей, включая Йошку Фишера, водителя такси, превратившегося в уличного манифестанта, который впоследствии стал министром иностранных дел Германии, и Герхарда Шредера, молодого адвоката, который представлял в суде одного из членов RAF, а в 1998 году был избран канцлером.

Монхаупт и Клар стали главными лидерами RAF в середине 1970-х. Под их управлением группа штурмовала западногерманское посольство в Швеции, сотрудничала с другими европейскими экстремистами, убила генерального прокурора Западной Германии Зигфрида Бубака и банкира Юргена Понто, в которого Монхаупт и Клар, игравшие роль посыльных из фирмы доставки цветов на дом, выстрелили как минимум пять раз.

Ни Монхаупт, ни Клар не предложили, со своей стороны, публичных извинений. Они не сообщили никаких подробностей о том, как действовала RAF, не рассказали, кто из членов фракции какие убийства совершал. Освобождение также не стало для Монхаупт поводом для извинений.

Их молчание оставило уголовные дела нераскрытыми, включая случаи взрывов и нападений на американские базы в Германии. Негодование и замешательство относительно судьбы заключенных в тюрьму террористов усилились в январе, когда письмо, в котором Клар призвал к ниспровержению капитализма, было прочитано на одной из политических конференций.

"Рассматривая серьезность этого проступка,— говорит Гюнтер Бекштейн, консервативный министр внутренних дел Баварии, относительно преступлений Монхаупт,— я не могу представить, чтобы жертвы и затронутые событиями люди сочли тот факт, что такой преступник вдруг выходит на свободу, правосудием".

Левоцентристская газета Sueddeutsche Zeitung написала, что сей факт подчеркивает мудрость немецкого закона: "Государство осталось государством правосудия; оно не стало государством мести. Решение выпустить заключенных из тюрьмы, такое проявление гуманности государства, демонстрирует силу этого государства намного более выразительно, чем любое ужесточение законов".

Стюардесса фон Лютцау стала свидетелем того, как салон объяла паника, когда палестинцы захватили самолет в Испании и направились в Могадишо, столицу Сомали. Заговорщики захватили заложников для того, чтобы шантажом добиться освобождения из тюрьмы двух членов RAF, включая одного из основателей группы, Андреаса Баадера. Пятидневное испытание закончилось, когда немецкие спецподразделения ворвались в самолет и убили всех террористов, кроме одного.

"После случившегося мне необходимо было сменить обстановку,— говорит Габриэль фон Лютцау.— Я стала скульптором по дереву. Я работаю с пилой и огнем. Я никогда снова не стану жертвой".

Перевела Екатерина Ъ-Дударева



Комментарии
Профиль пользователя