Коротко

Новости

Подробно

Протест пошел

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 33

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ


3 марта в Санкт-Петербурге прошел "Марш несогласных", организованный оппозиционной коалицией "Другая Россия". Одним из главных его итогов стал прорыв оппозиционеров на федеральные телеканалы.

В петербургском "Марше несогласных" приняли участие около 5000 человек, которые прошли по Невскому проспекту, прорвав оцепление ОМОНа и скандируя антипрезидентские лозунги. В ходе акции были избиты и задержаны более 100 оппозиционеров, включая лидера национал-большевиков Эдуарда Лимонова и депутата петербургского законодательного собрания Сергея Гуляева. Организаторы марша, среди которых также были лидер Объединенного гражданского фронта (ОГФ) Гарри Каспаров и лидер Народно-демократического союза (НДС) Михаил Касьянов, заявили о "колоссальном успехе" мероприятия, а главным его итогом назвали то, что люди "разного возраста и социального положения преодолели свой страх" перед властями.


От первого марша, прошедшего в Москве 16 декабря 2006 года, акция в Петербурге отличалась не только размахом (в декабре маршировало около 3000 человек) и активностью участников (в Москве власти тоже запретили шествие, предложив ограничиться митингом, но оппозиционеры прорывать милицейские кордоны не решились), но и тем, как она освещалась на федеральных телеканалах. Если раньше Каспарова, Касьянова и Лимонова для телевидения не существовало, то теперь каналы взяли на вооружение принципиально иную тактику: информировать зрителей об акциях оппозиционеров, популярно разъясняя при этом их антинародную сущность.


В июле 2006 года, когда в Москве проходил форум "Другая Россия", ни один из трех главных телеканалов ("Первый", "Россия" и НТВ) не обмолвился о нем ни звуком, не дал ни единой картинки. Глава дирекции информационных программ "Первого канала" Кирилл Клейменов тогда объяснял "Власти": "У нас острая конкуренция между материалами. И у нас есть темы более актуальные, яркие и интересные, нежели форум "Другая Россия"". В руководстве информслужб "России" и НТВ причину, по которой каналы не показывали оппозиционеров, объяснить не смогли. Хотя в неофициальных разговорах корреспонденты НТВ признавались, что сюжеты о "Другой России" в эфир не выходили по распоряжению гендиректора Владимира Кулистикова.


Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Не было "Другой России" и на только что появившемся тогда в эфире круглосуточном информканале "Вести 24" (как и "Россия", он входит в состав ВГТРК). Его главный редактор Дмитрий Медников прокомментировал это "Власти" весьма лаконично: "Мы не считаем форум достаточным политическим событием, достойным какого-либо освещения". Медников явно опирался на мнение своего начальника — гендиректора ВГТРК Олега Добродеева, который в июне 2006 года заявил в интервью "Коммерсанту", что Гарри Каспаров и Владимир Рыжков (депутат Госдумы, сопредседатель Республиканской партии) "вообще не занимают никакого места в российской политике". А роль экс-премьера Касьянова, как выразился тогда Добродеев, "очень и очень невелика".


Первые признаки "нового курса" наметились в декабре, когда сюжеты о первом "Марше несогласных" неожиданно появились не только на НТВ, но и на обоих госканалах — "Первом" и "России". Правда, тогда в эфире дали только короткие "бэзэ" (так телевизионщики называют закадровый текст ведущего под телекартинку), не удержавшись и от откровенного вранья. Например, ведущая программы "Время" Екатерина Андреева заявила, что "марша как такового не получилось и организаторы ограничились лишь митингом",— хотя на самом деле шествие запретили столичные власти. Чуть точнее высказался тогдашний ведущий "Вестей недели" на "России" Сергей Брилев, сообщивший, что московскими властями "Марш несогласных" "был преобразован в митинг".


В марте ситуация изменилась кардинально. Сюжеты о "Марше несогласных-2" вышли на всех федеральных каналах. Их общий тон был резко критическим, однако текст, который читали ведущие, не вполне соответствовал тому, что показывали на экране. Например, слова о "небольших стычках с милицией, которая пыталась отреагировать на провокации" сопровождались кадрами, на которых ОМОН выворачивал оппозиционерам руки, душил их резиновыми дубинками и тащил волоком по асфальту.


Впервые за последние несколько лет уличная демократия на несколько секунд потеснила на телеэкране суверенную

Впервые за последние несколько лет уличная демократия на несколько секунд потеснила на телеэкране суверенную

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Лидеры "Другой России" в эфире тоже присутствовали, хотя, скажем, фамилию Каспарова, показанного на "России" крупным планом, ведущий так и не назвал, а Касьянов удостоился упоминания только по фамилии (это обычная практика, когда на госканалах говорят о лидерах оппозиции). В то же время привычных ярлыков вроде "маргиналы" или "провокаторы" ведущие избегали, а сменивший Брилева в программе "Вести недели" Андрей Кондрашов даже назвал не только "официальное" число участников марша (более 2000 человек), но и оценку организаторов (более 15 000).


Организаторы марша восприняли показ их акции по федеральным каналам как прорыв информационной блокады. По их мнению, это произошло лишь потому, что власти не были готовы к подобному масштабу событий.


"Я думаю, что телеканалы действовали "на живую нитку", и решение о показе марша было спонтанным,— считает советник Каспарова Марина Литвинович.— С точки зрения Кремля, замалчивать такие события более эффективно. Но здесь они, видимо, решили, что, не показав марш, добьются совершенно ненужной им вещи: по стране поползут слухи — мол, произошли массовые беспорядки против власти, ОМОН зверствовал, много раненых и арестованных". Кроме того, по мнению Литвинович, федеральные власти осознали, что в марше участвовала не "группка провокаторов", а реальные недовольные режимом петербуржцы, чью позицию полностью игнорировать небезопасно.


Сам лидер ОГФ уверен, что в случае с петербургским "Маршем несогласных" власть тоже хотела бы "все замолчать, но события в рамки умолчания не влезли". "Даже недружественные нам СМИ пытаются осмыслить происшедшее",— подчеркнул Каспаров. То, что показ марша по телевидению сопровождался негативными комментариями, оппозиционеров не смущает. "Дело в том, что картинка работает больше, чем текст,— уверен лидер ОГФ.— Ведь зрителям видно, что участников явно не 500, как им говорят, а несколько тысяч".


Правда, как признают оппозиционеры, иногда картинка все же работает против них. В декабре камеры засняли развернутое буквально на несколько секунд приветствие "валютных проституток участникам акции". А на петербургском марше в объективы попал транспарант "Березовский, мы с тобой!", и это дало повод губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко сразу же заявить, что мероприятие организовано на деньги опального олигарха.


"Показ проплаченных провокаторов стал традицией,— жалуется Марина Литвинович.— У гостелеканалов вообще завидное везение каждый раз, даже на многотысячной акции, находить тех, кто готовит провокацию. Предполагаю, что и провокация, и задания для съемки даются из одного места".


Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Впрочем, оппозиционеры отметили, что телеканалы подходят к освещению марша по-разному. В НДС подчеркнули, что если НТВ и "Россия" показывали их лидера в числе выступающих, то "Первый канал" не заметил его присутствия. "Если у менее цензурного "Евроньюса" "Марш несогласных" был новостью номер один,— напомнила Марина Литвинович,— то на НТВ новость о нашей акции прошла чуть ли не в блоке спорта и культуры. Налицо попытка запихнуть в конец выпуска важное событие, чтобы не придавать ему в глазах зрителей значения".


Опрошенные "Властью" сотрудники трех федеральных телеканалов подтвердили, что речь идет не о случайных отклонениях от нормы, а о существенном изменении информационной политики по отношению к оппозиции. Но, по их мнению, это не связано с внезапной либерализацией взглядов в администрации президента, где по-прежнему каждую пятницу проходят совещания, на которых теленачальство получает инструкции о том, как и кого показывать. Собеседники "Власти" полагают, что в Кремле просто не стало единого центра принятия решений.


Новая информационная политика центральных телеканалов состоит в том, чтобы показывать населению всю неприглядную сущность зарвавшихся лидеров так называемой оппозиции Каспарова (вверху слева), Лимонова (вверху справа) и Касьянова (внизу справа)

Новая информационная политика центральных телеканалов состоит в том, чтобы показывать населению всю неприглядную сущность зарвавшихся лидеров так называемой оппозиции Каспарова (вверху слева), Лимонова (вверху справа) и Касьянова (внизу справа)

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

По словам телевизионщиков, часть президентского окружения по-прежнему считает, что показывать оппозицию не нужно никогда и ни в каком виде (возможно, поэтому больших репортажей о "Марше несогласных" федеральные каналы не давали, ограничиваясь 40-секундной картинкой). Но другое крыло администрации полагает, что сегодня утаить информацию все равно невозможно, поскольку есть радио, газеты и интернет, а потому показывать оппозицию все-таки стоит. Хотя и это крыло уверено, что подавать информацию в эфире следует так, чтобы зрителю было абсолютно понятно: "толку из таких коалиций обычно не бывает" (именно так в декабре заявил в эфире "Вестей недели" Сергей Брилев).


Телевизионщики считают, что новая эпоха гласности на телевидении связана с перестройкой в президентском окружении

Телевизионщики считают, что новая эпоха гласности на телевидении связана с перестройкой в президентском окружении

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

Впрочем, как признался один из тележурналистов, еще год назад все были уверены, что новости вскоре будут сводиться к чтению ведущими кремлевских циркуляров. "Но оказалось, что хуже не стало точно, а по нынешним меркам и это уже не так плохо",— заявил "Власти" известный журналист, работающий в новостях федерального канала. "Сегодня можно показывать почти все, и фактически нет ограничений,— согласен его коллега с другого госканала.— Если раньше на летучке спросишь: "Как освещать? Можно давать или нет?" — получишь ответ: "Решим завтра" (значит, будут советоваться "там"). А сегодня уже в ответ говорят: "Давайте дадим, а если не хотите — не давайте, решайте сами"". Более того, собеседник "Власти" уверен, что даже сейчас госканалы могли бы позволить себе и большую свободу в эфире, однако самим журналистам "мешает инерционная самоцензура, от которой очень трудно отвыкнуть".


В итоге собеседники "Власти" со всех трех федеральных телеканалов при всей несхожести их опыта работы в эфире сошлись в одном: в Кремле в последнее время не очень понимают, как надо освещать те или иные события. И в таких условиях, говорят телевизионщики, даже на госканалах работать все-таки легче. А главное, это дает возможность хоть частично сохранить лицо: "Давая в эфир сюжеты об оппозиции, мы хотя бы не выглядим совсем глупо, не делаем вид, что ничего нет. А ослабленный контроль только помогает сохранить этот баланс".


АРИНА БОРОДИНА, МАРИЯ-ЛУИЗА ТИРМАСТЭ


Комментарии
Профиль пользователя