Коротко

Новости

Подробно

"Мы делаем из камней хлеба, из воды — вино и ходим по воде"

Евгений Чичваркин о конфликтах с властями и партнерами

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

Недавно стало известно, что правоохранительные органы заподозрили компанию "Евросеть" в связи со структурами, нелегально ввозившими в Россию сотовые телефоны. Участников рынка эта новость не потрясла — скандальная репутация крупнейшего российского сотового ритейлера сложилась давно. Этот и другие конфликты "Евросети" с властями и партнерами по бизнесу, а также планы на ближайший год компании Ъ прокомментировал председатель "Евросети" ЕВГЕНИЙ ЧИЧВАРКИН.


— Вы неоднократно говорили о планах выхода на рынки стран дальнего зарубежья. Куда вы намерены направиться в первую очередь? Когда ваши салоны откроются в Индии, как было обещано в прошлом году?

— Вопрос насчет Индии мы сейчас изучаем, окончательного решения о выходе на этот рынок нет. Я надеюсь, что оно будет принято где-то через месяц. Индийский рынок очень интересный — он такой, знаете, неконсолидированный, несобранный, что ли, и очень напоминает российский лет семь назад. Через несколько лет он будет больше, чем в Штатах, возможно, вторым по величине после Китая.

— Как насчет экспансии в другие страны, например, во Вьетнам или тот же Китай?

— Про Вьетнам ничего сказать не могу — там никто из наших не был. Говорят, рынок это интересный, но что мы о нем знаем — слухи. А что касается Китая, то там свои очень сильные коммерсанты. Я не думаю, что нам очень выгодно будет конкурировать с ними. Теоретически успеха можно добиться на каждом рынке. Но, я думаю, если мы там откроемся, потребуется огромное, просто сверхусилие, чтобы переиграть местных продавцов.

— Как дальше "Евросеть" намерена развивать бизнес в СНГ? Насколько велика доля этого рынка в доходах компании?

— Рано или поздно мы будем присутствовать во всех странах СНГ. Долгое время закрытой для нас оставалась Туркмения — это очень зарегулированная страна. Если в свете политических изменений там будет какое-то послабление бизнесу, мы, конечно, откроемся в Туркмении. Сейчас доля доходов от СНГ в общей выручке "Евросети" около 7%. В будущем, думаю, будет 15-20%.

— Как вы прокомментируете обвинения в адрес "Евросети" в СМИ прибалтийских государств, в частности, прозвучавшие недавно упреки в экспорте нелегальной рабочей силы в Литву?

— Да это полная глупость — никто гастарбайтерами из Москвы в Вильнюс не ездит! Действительно, выезжали наши высокооплачиваемые консультанты, чтобы учить наших прибалтийских людей. Продаж они не вели. Это, если хотите, временный десант — обучив персонал и поставив на ноги прибалтийские филиалы, они спокойно уедут домой. Один-два человека, наверное, там останутся, на них будут оформлены все необходимые документы для работы. Так что ввоз нами нелегальной рабочей силы в Прибалтику — домыслы местных газет. У властей, к нам, кстати, претензий не было. Мы сами попросили трудовую инспекцию Литвы дать заключение по поводу нашей деятельности, и она не выявила никаких нарушений.

На самом деле такие сигналы говорят о том, что мы все правильно делаем. Литва — самый успешный наш зарубежный регион, сейчас у нас там бум продаж, и конкуренты это замечают. На Украине то же самое было. Два года дела у "Евросети" шли ни шатко ни валко, а когда бизнес начал расти, выяснилось, что местную общественность, видите ли, смущает российский флаг в нашем логотипе.

— Расскажите поподробнее, чем вызван ваш затяжной конфликт с Nokia? Что вы и ваш оппонент делаете для его урегулирования?

— Не хочу полоскать грязное белье. Скажу лишь, что конфликт возник из-за неоднократного невыполнением партнером финансовых обязательств. Например, мы договариваемся с Nokia о поставках товара по определенной цене, а впоследствии нам предлагают купить его по завышенной. А потом выясняется, что нашим конкурентам телефоны продают дешевле, чем нам. Ну как можно работать в таких условиях?

На самом деле мы не прекратили торговать телефонами Nokia, только специально мы их сейчас не продвигаем. Сейчас на Nokia приходится 8-9% наших продаж, то есть каждый 12-й телефон, который продается в наших салонах, Nokia. Телефоны эти в принципе очень приличные, людям нравятся. Если кто-то из покупателей пришел к нам за Nokia, без телефона он не уйдет.

— В прошлом году вы свернули продажи контрактов Tele2. Будете ли вы продолжать отношения с этим оператором, на каких условиях?

— Тут надо рассматривать отношения с этим оператором в целом. Tele2 хочет сотрудничать с нами в России. А в Прибалтике, где их позиции достаточно сильны, они работать с нами не хотят, просто идет откровенный саботаж. Такая логика — "здесь мы с вами играем, а здесь — не играем" — нас не устраивает. Если они захотят работать с нами и зарабатывать — пожалуйста. Мы много можем, у нас огромные способности и возможности. Когда людям нужны продажи, мы делаем из камней хлеба, из воды вино и ходим по воде. Если Tele2 не хочет продаваться у нас — мы не настаиваем.

— Недавно правоохранительные органы завели уголовное дело против поставщиков телефонов, уклонявшихся от уплаты налогов. По информации МВД, соучредителем одной из компаний были вы. Как вы прокомментируете эту ситуацию? Были ли у правоохранительных органов вопросы к сотрудникам "Евросети" в рамках этого дела?

— До августа 2005 года, когда "Евросеть" стала сама ввозить телефоны, у компании было огромное количество поставщиков, среди которых, вероятно, могли быть нечистоплотные компании. "Евросеть" является добросовестным приобретателем, не несет ответственности за другие компании и не может отслеживать пути ввоза техники в страну другими компаниями.

— Уже несколько лет вы и другие руководители "Евросети" говорите о планах первичного размещения акций. Однако "Евросеть" до сих пор даже не изменила юридический статус с ООО на ОАО. Действительно ли вам необходимо превращаться в биржевую компанию?

— В 2008 году точно превратимся. После выборов.

— Во сколько вы сейчас оцениваете стоимость "Евросети"?

— Я не аналитик, мое дело продавать телефоны. Нам представляли очень много противоречивых оценок стоимости компании. Все покажет биржа.

— Участники рынка постоянно говорят о ваших планах продать крупную долю в уставном капитале "Евросети". В качестве покупателей называются "Русские фонды", структуры группы "Ренова". Соответствуют предположения участников рынка вашим реальным планам?

— Знаете, а мы никому не собираемся продавать какие-то доли в уставном капитале. Да, много таких предложений было в 2004-2005 годах, когда у нас был период бурного роста. Но теперь мы выросли и стали очень большой и дорогой компанией. Предложений нас купить поубавилось.

— Рассматриваете ли вы варианты сотрудничества с крупными западными операторами, не считая Tele2, и ритейлерами? Готовы вы помогать им проникнуть на российский рынок или же, наоборот, сами надеетесь с их помощью выйти на европейский рынок?

— А зачем нам все это нужно? На зарубежные рынки мы можем выйти и сами. Испытательный полигон для нас Прибалтика. Если там наши дела пойдут успешно, мы сами, без чьей бы то ни было помощи пойдем на Запад. Если нет — значит, это не наше.

— Сейчас российский рынок сотовых телефонов, по признанию всех его участников, стагнирует: падают темпы роста, объемы продаж. Ощущаете ли вы стагнацию на себе?

— Конечно, ощущаем. У нас нет прежнего бешеного прироста количества магазинов. В этом году мы откроем совсем немного, часть старых магазинов закроем. Дальнейшее развитие мы видим в создании сети сервисных центров, оптимизации затрат, улучшении качества обслуживания клиентов, диверсификации бизнеса. О конкретных планах диверсификации пока говорить не буду, дабы не делиться идеями с конкурентами. Правда, скажу, этот процесс пока идет непросто. Например, крайне неудачным оказался опыт с продажей ОСАГО. Сейчас мы уже в пятый раз пытаемся запустить собственный контентный сервис — четыре предыдущие попытки закончились неудачей и сменой управляющего. На этот раз, надеюсь, все-таки получится. И еще — от планов создания виртуального оператора мы не отказались. Принципиальная договоренность о его создании с одной из компаний сотовой связи у нас есть. К концу этого года, обещаю, первый абонент вставит в телефон SIM-карту с надписью "Евросеть".

— Как, на ваш взгляд, сложится судьба "Евросети" и ее конкурентов в ближайшие год-два? Кто останется на рынке, а кто покинет его?

— Конкретные компании назвать затрудняюсь, но, мне кажется, рынок покинут две-три компании из входящих сейчас в первую десятку. Выживут те, у кого лучше менеджмент, маркетинг, отношение к клиентам.

— Интересуют ли вас сейчас слияния и поглощения в России? Будете ли вы покупать какие-то активы за ее пределами?

— В России нас мало что интересует, мы уже везде представлены. Мы покупаем салоны там, где нам их не хватает. Не хватало нам в прошлом году точек в Питере — мы купили "Ультру". В дальнейшем мы планируем только "точечные" покупки. Есть, к примеру, в каком-нибудь миллионнике или полумиллионнике торговый центр, а в нем — ПБОЮЛ, скажем, Абрикосов. Бизнес у него небольшой, зато место хорошее. Такой актив с двумя, тремя, четырьмя магазинами мы можем купить.

— "Евросеть" в течение всей истории своего существования позиционировала себя как дискаунтер. Нет ли у вас желания сменить формат?

— Да, мы действительно дискаунтер. Но в последнее время мы стали, что называется, "дискаунтером с человеческим лицом". Естественно, мы не намерены отказываться от дешевых телефонов. У нас так и останется — самый дешевый телефон Motorola за 990 руб., который продается практически по себестоимости, "самый дешевый MP3-плеер", "самый дешевый фотоаппарат". Но есть и множество высокомаржинальных "бантиков", на которых мы планируем зарабатывать. Например, это сверхдорогие элитные телефоны. Вот, пожалуйста, в нашем бутике на Тверской, 14 мы недавно продали такой телефон Vertu Signature Bucheron Cobra за €309 тыс.

— Какие изменения на рынке в этом году, на ваш взгляд, повлияют на сотовый ритейл?

— Я думаю, событий будет много. Но революций не произойдет — скорее, это будут логичные, поэтапные, эволюционные шаги. К концу года, я надеюсь, в Москве и других городах появятся сотовые сети 3G. Это приведет к какому-то росту продаж, но, как показывает опыт Европы, люди не побегут в салоны сотовой связи за телефонами третьего поколения. Другое дело — мобильное телевидение DVB-H. Это будет гораздо более массовая услуга. Представьте себе, что начнется, когда оно станет массовым и появится, грубо говоря, в каждом вагоне метро. Это действительно может спровоцировать массовую замену телефонов.

Более реалистичный прогноз касается смартфонов, спрос на которые в этом году будет одним из локомотивов общего роста продаж. Спрос на них будет подстегивать, в частности, развитие сетей Wi-Fi, которые в Москве и не только сейчас развертывают операторы.

— Ожидаете ли вы появления на российском рынке мобильных телефонов новых игроков? Как вы оцениваете перспективы продаж Apple iPhone в России?

— Сомневаюсь я в этих перспективах. Apple IMC Russia, который сейчас представляет Apple в России,— это какая-то вахтерская структура, прокладка между производителем и рынком. Россию Apple в упор не видит и серьезно к ней не относится. Если iPhone будет продвигаться в России так же, как iPod, ничего хорошего из этого не выйдет: в России доля рынка iPod в семь раз ниже, чем по всему миру. С iPhone в России все будет нормально в том случае, если Apple даст возможность дистрибуторам нормально продавать свой товар, вложится в рекламу, промоакции.

— Какое влияние, на ваш взгляд, окажут на сотовый ритейл изменения правил госрегулирования отрасли? Сейчас в Минэконоразвития рассматривается возможность отмены ввозных пошлин на сотовые телефоны...

— ...и портативную электронику тоже. Если это сбудется, будет потрясающая новость для рынка, однозначно положительная. При ликвидации 5-процентной пошлины розничные цены на телефоны опустятся на 6-6,5%. Производители начнут возить свои телефоны напрямую и реализовывать за рубли. Соответственно, кредиты для ритейлеров на Западе станут дешевле, а риски компаний, страхующих поставки в России, снизятся. При этом резко снизится доля "серых" поставок — это показывает, в частности, опыт Казахстана, где ввозные пошлины уже упразднены. Это значит, что мы будем получать нормальные телефоны с нормальными гарантиями, действующими в России. Обеление отрасли в целом в перспективе для государства — это означает увеличение сбора НДС и ЕСН за счет обеления зарплаты персонала сетей сотового ритейла.

Интервью взял Валерий Ъ-Кодачигов



Комментарии
Профиль пользователя