Коротко


Подробно

Иван Сафронов ушел без объяснения причин

У следствия нет убийственных аргументов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Сегодня на Хованском кладбище Москвы пройдут похороны обозревателя Ъ Ивана Сафронова. Следствие установило, что физического воздействия на журналиста перед смертью не оказывалось, а не совместимые с жизнью травмы он получил от падения с большой высоты. Между тем следствие не исключает, что к самоубийству журналиста мог подтолкнуть оказавшийся в его организме яд или психотропный препарат. Чтобы подтвердить или опровергнуть эту версию, прокуратура назначила специальную экспертизу.


Как рассказали Ъ в расследующей уголовное дело "о доведении до самоубийства" Ивана Сафронова Таганской межрайонной прокуратуре, ее сотрудники уже допросили родственников, соседей и коллег покойного — последние давали показания вчера. "Никаких сведений, указывающих на то, что Сафронов был убит, свидетели на допросах не сообщили",— отметили в прокуратуре. Напомним, что к аналогичным выводам пришли побывавшие на месте происшествия журналисты и сотрудники службы безопасности Ъ: опрошенные ими соседи Ивана Сафронова не видели в подъезде, где произошла трагедия, подозрительных людей, не слышали криков или шума борьбы. О том, что журналист встал в оконный проем лестничной клетки между четвертым и пятым этажами самостоятельно, косвенно свидетельствует и след ботинка, оставленный на подоконнике снаружи. Впрочем, соответствует ли грязь на подоконнике образам, взятым с ботинок погибшего, пока не ясно.

Подтвердила предварительные выводы прокуратуры и судебно-медицинская экспертиза. Врачи зарегистрировали на теле журналиста многочисленные переломы, разрывы внутренних органов и наружные гематомы. Полученные повреждения, по заключению медиков, были несовместимы с жизнью, но даже получивший их человек мог бы продержаться еще какое-то время, если бы ему сразу сделали обезболивающий укол. Однако скорая к умирающему не спешила, и Иван скончался от болевого шока.

Как установили эксперты, все "сочетанные травмы, характерные при падении человека с большой высоты" были получены в результате удара тела о бетонный козырек подъезда. Никаких других следов физического воздействия на журналиста — огнестрельных, ножевых ранений или следов побоев — обнаружено не было. В общем найти какие-либо улики, свидетельствующие об убийстве Ивана Сафронова, следствию не удалось. Однако, как признаются сами следователи, ни один из опрошенных ими свидетелей даже в предположительной форме не смог указать причину, способную подтолкнуть Ивана Сафронова к самоубийству. У нашего обозревателя никогда не было конфликтов на работе или дома. Не нашла подтверждения и версия о том, что причиной самоубийства могло стать резкое ухудшение здоровья: лечащий врач нашего коллеги объяснила, что больничный он брал из-за обычной язвы желудка, которая к моменту гибели почти зарубцевалась. Трудно поверить и в то, что Ивана мог довести до самоубийства и некий сторонний злоумышленник, взявшийся, к примеру, запугивать или шантажировать нашего коллегу: 51-летний полковник Сафронов за свою жизнь побывал в разных передрягах и наверняка нашел бы выход из любой сложной ситуации.

В общем расследование оказалось в довольно сложной ситуации: человек погиб, при этом улик, чтобы подозревать его убийство, нет, но и оснований, чтобы квалифицировать происшедшее как самоубийство, тоже нет. Однако существует еще и третий, промежуточный вариант: Иван Сафронов мог стать жертвой убийства, закамуфлированного под самоубийство. Иначе говоря, человека могли вынудить броситься в окно, введя в его организм смертельную дозу яда или частично отключив его сознание с помощью психотропных средств.

Эта версия, конечно, относится к разряду экзотических, но тем не менее в ее пользу свидетельствуют некоторые косвенные доказательства. Например, показания как минимум семи человек, с которыми говорил по телефону наш коллега накануне и в день своей гибели. Все эти люди отметили неадекватность собеседника, характеризуя его как "не похожего самого на себя", "сонного", "подавленного", "заторможенного". Необычно характеризует журналиста и его лечащий врач-гастроэнтеролог, к которой он приходил на прием за два часа до гибели. "Показался мне безразличным, на вопросы отвечал односложно",— говорит опытный доктор.

Привести в подобное состояние всегда активного и энергичного Ивана могли психотропные, угнетающие сознание препараты. "Мы отрабатываем и эту версию,— сообщили Ъ в Таганской прокуратуре.— Уже назначена так называемая гистологическая экспертиза, которая определит, не содержатся ли в крови и внутренних органах погибшего остатки ядов или медицинских препаратов, способных оказать воздействие на его психику".

Сергей Ъ-Дюпин



Комментарии