Коротко

Новости

Подробно

Грибоедова обмозговали

Концептуалисты прочитали "Горе от ума"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

биеннале современное искусство

В филиале Государственного литературного музея открылась выставка "Горе от ума". Выставка приурочена к открытию II Московской биеннале современного искусства. Литобозреватель ЛИЗА Ъ-НОВИКОВА с трудом узнала в произведениях московских концептуалистов бессмертную комедию.


"Горе от ума" — очередная выставка проекта "Русская хрестоматия". Современные художники уже высказывались на темы "Войны и мира", а также "Отцов и детей". Куратор Вера Погодина обещает еще "На дне" и "Бесов". Осовременивание классических текстов каждый раз принимает новые формы. Например, тургеневская формула была трактована довольно буквально: тогда просто объединили "отцов" и "детей", что пошли по их стопам. Нынешняя выставка не ограничилась вторжением изобразительного искусства на территорию литературы, что само по себе отнюдь не новость для московских концептуалистов, но и сама разместилась в академическом пространстве Литературного музея. Гротескные и провокационные работы Виктора Пивоварова, Дмитрия Александровича Пригова и Павла Пепперштейна в залах, привыкших больше к иллюстративному подходу к классике,— такое должно было сработать как, например, ультрасовременная постановка на сцене Малого театра. Однако эффект получился иным.

Первый из трех залов экспозиции устроители как будто сделали подготовительным. Многие работы здесь разместили в витринах — тех же самых, в каких обычно демонстрируют драгоценные автографы или предметы писательского быта. Так, под стекло попали инсталляции Игоря Макаревича "Девушки Мичурина" и Елены Елагиной "Записки Лепешинской". Заданная этими работами атмосфера ретро — а к таковому вместе с грибоедовским XIX принадлежит уже и XX век — стала главной и для всей выставки. Эта же тема тонко обыграна в графической серии Ольги Чернышевой: силуэты зрителей здесь оказались наложены на классические картины Федотова и Перова.

Здесь же стилизованная под рисунки из учебного сборника задачек графика Марии Константиновой: кружочки и квадратики — вот уж воистину настоящая "тренировка для ума". Однако эта тема не была подхвачена коллегами художницы. Для большинства участников выставки "горе" настигает исключительно гуманитарные "умы". Немолодой чекист Ирины Вальдрон задумался над томиком Бодлера — лучше бы он этого не делал, ведь бесконтрольное приобщение к прекрасному, что называется, чревато. Инсталляция Марии Чуйковой так и называется "Много будешь знать, скоро состаришься": проросшие картофелины у нее стареют за чтением миниатюрных книжек.

Московские концептуалисты вообще оказались склонны трактовать заданную им извечную дилемму как личную трагедию. Вот, например, классик этого направления Андрей Монастырский собственной персоной стоит у психоневрологического диспанера. Фотография напоминает о тех временах, когда "шибко умных" не просто изгоняли "прочь из Москвы", но помещали в места не столь отдаленные. Сквозной мотив выставки — мозг. У Павла Пепперштейна он золотой, у Ларисы Звездочетовой его закапывают в землю равнодушные пионеры. А группа ПМП, объединившая членов семейства Дмитрия Александровича Пригова, представила душераздирающий фототриптих, на котором похожий на тесто мозг вынимают из голов несчастных плюшевых игрушек. Следующая неизбежная ассоциация — голова и головные уборы. Сергей Онуфриев представил шапку-невидимку, а Витас Стасюнас — разрисованный шлем.

Удивительно, но концептуалисты, многие из которых и сами являются писателями, обошли вниманием образ создателя "Горя от ума". "Грибоеда" сюда "не привезли". Он так и остался далеким хрестоматийным автором. И это именно сегодня, когда у западных интеллектуалов случился настоящий русский бум и все кинулись читать наших классиков. Но участники выставки оказались выше такого понятия, как мода. Тем не менее некоторых художников, таких, как Николай Овчинников, вдохновила сама эстетика первой трети XIX века. Однако, конечно, выиграли те, кто все же потрудился перечитать бессмертную комедию. Группа АЕС неплохо поупражнялась в аппликации. Художники сделали своего рода раскадровку пьесы, соединив фрагменты текста с несколько небрежными иллюстрациями. Софья и Молчалин изображены на манер пастушка и пастушки — и уже не остается никаких сомнений в том, какого рода отношения их связывали. Обвинения, предъявленные Чацкому фамусовским обществом "25 глупцов", здесь изображены в виде комикса. А крылатая фраза о "дыме отечества" — аж несколькими миниатюрами в серой гамме. У этих работ задержится даже самый консервативный зритель: удовольствие от разглядывания классических строк неизбежно распространится и на графику, какой-бы "концептуальной" она ни была.


Комментарии
Профиль пользователя