Коротко


Подробно

Каждый пишет, как Он слышит

Фото: ВАСИЛИЙ ДЕРЮГИН

Слова Владимира Путина о госзаказе не остались без нашего внимания. "Власть" отобрала четырех наиболее заметных участников встречи с президентом, чтобы на примере их творчества показать, как можно было бы минимальными усилиями гарантировать себе госзаказ.

Денис Гуцко родился в 1969 году в Тбилиси, окончил геолого-географический факультет Ростовского университета. В начале тысячелетия стал профессиональным писателем, любимым толстыми журналами. В недавнем интервью заявил: "А надо ли писателям говорить что-либо политикам? Не их аудитория". Лауреат нескольких премий, в том числе "Букер — Открытая Россия" за роман "Без пути-следа" (2005 г.).




Существующая версия


"Без пути-следа", краткое содержание


Ростов-на-Дону, 2003 год. Сумбурный и лингвистически избыточный рассказ об интеллигенте Мите, уроженце Тбилиси и охраннике банка, который на 15-м году жизни в России обнаруживает, что является лицом без гражданства. Остальных социальных атрибутов Митя лишился давно: жена с сыном уехали к иностранцу, любовница презирает, маме дороже мальчик-подкидыш, начальство не замечает, друзья обманывают, а незнакомцы бьют в челюсть. Мильон терзаний и унижений, в основном бестолковых и излишних, все-таки помогает герою выбить гражданство, но лишает остатков самоуважения.




Фрагмент


"Вот она, сила традиции,— подумал Митя, подглядывая за юными служительницами Фемиды.— Вот уж что бессмертно, никакой революцией не одолеть. А как иначе? Как еще удержать всех этих жужжащих людишек на должной дистанции? Ведь если не держать — покусают. Ох, покусают. Экспроприируют по самые помидоры! Как дать им почувствовать свое положение пред этой незримой громадиной, имя которой Государство? Ведь сами не поймут ни за что. Куда там! Все принимают за чистую монету: теперь демократию... только и поминают ее, когда что-нибудь складывается не в их пользу. Как удержать таких, как я, искалеченных божественной русской литературой, вот уже второй век по капле выдавливающих из себя раба? Ведь дай волю — так и будем выдавливать, страдая и бездельничая. Пройдет еще пара столетий, а мы так и не найдем, чем же заменить этого внутреннего раба, чем вытравить этого раба-паразита. Нет, тут с кондачка не получится. Только и остается, что ткнуть каждого мордой в каку, заставить зенки виноватые поднять, присмотреться, на какую высоту гавкает".




Правильная версия:


"Все путем, дорогой", краткое содержание


Ростов-на-Дону, 2007 год. Тбилисский мигрант Митя принимает близко к сердцу призыв президента России к зарубежным соотечественникам потрудиться на благо исторической Родины. Приехав в рамках миграционной программы, Митя устраивается работать на Ростсельмаш и благодаря упрощенной схеме регистрации легко получает российское гражданство. В свободное время герой преподает русский язык детям мигрантов, а затем с помощью государственного гранта организует некоммерческую организацию "Соотечественник", которая способствует иммиграции русскоязычных жителей стран СНГ и их адаптации на отчей земле, а также помогает компетентным органам отсеивать приезжих, которые намерены не трудиться, а спекулировать, воровать и вредить России. Вскоре к герою приезжают жена и сын, хлебнувшие горя в европах, и жизнь репатриантов окончательно налаживается.




фрагмент


"Вот она, сила традиции,— подумал Митя, подглядывая за юными служительницами Фемиды.— Вот уж что бессмертно, никакой революцией не одолеть. Казалось бы: как же не удерживать всех этих жужжащих людишек на должной дистанции, как не дать им почувствовать свое положение пред этой незримой громадиной, имя которой Государство? Куда там! Совсем молодые, чистые девочки уже усвоили главный урок, данный божественной русской литературой и божественной русской историей: Государство — это мы. И народ это понимает, и даже в редкой очереди не теряет достоинства, страдая и бездельничая. Знает, что только честным трудом каждого держится Государство Российское и что каждый честный труженик всегда дождется заботы и внимания своего Государства. Жаль, что страны, из которых приехали я и мои товарищи, этого не поймут никак. Только и остается, что ткнуть каждую мордой в каку, заставить зенки виноватые поднять, присмотреться, на какую высоту гавкает".




Алексей Лукьянов родился в 1976 году в поселке Тохтуево Соликамского района Пермской области, учился в Соликамском пединституте, работает кузнецом в Соликамске, публикуется с 2000 года. Лауреат Новой Пушкинской премии 2006 года за повесть "Спаситель Петрограда" — пересказ стихотворения Чуковского "Крокодил" в жанре альтернативной истории.




Существующая версия


"Спаситель Петрограда", краткое содержание


Российская империя, 2003 год. Кентавр Юрий Возницкий, полуполяк-полулошадь, кузнец и демобилизованный танкист, по поручению Жандармского корпуса притворяется государем-императором. Кентавру приходится не только принять пули международного киллера Крокодила Крокодиловича, но и вернуть на престол династию Романовых, истребленную, как и в нашем измерении, в незабываемом 1918 году.




Фрагмент:


— Мы не можем посадить на трон кентавра,— ответил шеф Девятого отделения.


— Не сажайте — от этого ничего не изменится.


— Да как вы не понимаете? Есть возможность все сделать легально — на троне сидит настоящий Романов, никаких спектаклей и инсценировок, никаких двойников и, наконец, никакой секретности.


— Это вы мне говорите, Максим Максимыч? — усмехнулся премьер.— Под себя копаете?


— Простите меня, Борис Абрамыч.— Жандарм резко встал с кресла и вышел из-за стола.




Правильная версия:


"Спаситель суверенитета", краткое содержание


Российская Федерация, 2008 год. Киллер Крокодил, нанятый западными спецслужбами и беглыми олигархами, готовится отравить полонием и парами ртути Ваню Васильчикова, провозглашаемого кандидатом в демократически избранные преемники. Но мудрость гаранта Конституции Максима Максимовича Исаева и преданность государственным интересам остальных героев книги помогают обезвредить гада.




Фрагмент


— Мы не можем посадить на трон кентавра,— ответил шеф Девятого отделения.


— Я сказал, сажайте.


— Мертвого осла уши вам, а не кентавр на троне, Борис Абрамович.


— Это вы мне говорите, Максим Максимыч? — усмехнулся премьер.— Под кого копаете?


— Да накопали уже. Все, товарищ волк, накушались, пора в сортир. Я даю вам сутки на сложение полномочий и отъезд из страны. Иначе в дело вступит мой доктор, который так сделает обрезание, что у вас никогда ничего уже не отрастет.


Премьер резко встал с кресла и вышел из кабинета.




Захар (Евгений) Прилепин родился в деревне Ильинка Рязанской области, закончил филологический факультет Нижегородского университета, служил командиром отделения в ОМОНе, участвовал в обеих чеченских кампаниях. Получил известность как один из лидеров нижегородских нацболов и главный редактор (под псевдонимом Евгений Лавлинский) политтехнологического сайта АПН-НН, после встречи Путина с писателями включившего Прилепина в тройку политических лидеров недели. Прославился уже первым романом "Патологии" (2004 г.) о чеченской войне, укрепил репутацию талантливого молодого писателя второй книгой "Санькя" (2006 г.). Лауреат нескольких литературных премий, финалист "Русского Букера", дважды финалист "Национального бестселлера".




Существующая версия


"Санькя", краткое содержание


Россия, наши дни. Молодой провинциал и активист "Союза созидающих" (экстремальное движение во главе с сидящим в СИЗО поэтом Костенко) Саша Тишин, которого деревенские дедушка с бабушкой зовут Санькя, бредит самоубийственной революцией. В ней он видит спасение страны, которая мучительно и бестолково перехоронила спившееся, повесившееся и разбившееся в мотоавариях деревенское население и теперь берется за догнивающее городское. До поры до времени власти почти снисходительно относятся к погромам СС, но после политического убийства и обливания президента России тухлой дрянью спецслужбы принимаются физически истреблять активистов. Те в ответ берут штурмом здания областных администраций по всей стране и вступают в безнадежный бой с подтянувшимися военными.


Фрагмент


Саша отложил автомат, взял мегафон и встал у окна в полный рост.


— Я, Саша Тишин, считаю вас подонками и предателями! Считаю власть, которой вы служите,— мерзкой и гадкой! Вижу в вас гной, и черви в ушах кипят! Все! Идите вон! — и швырнул мегафон в окно.




Правильная версия:


"Вовкя", краткое содержание


Россия, наши дни. Нигде не работающий молодой человек Вова Громов приходит в экстремистский "Союз созидающих", который симпатичен ему патриотическими лозунгами и готовностью к подвигу. Но постепенно Вовкя понимает, что эсэсовцы называются так не случайно: они являются носителями фашистской идеологии, финансируются западными спецслужбами и беглыми олигархами и пытаются терактами, погромами и пропагандой гомосексуализма поставить на колени возрождаемую властями могучую Россию, а заодно вызвать волну репрессий, опорочив Родину в глазах мирового сообщества. Вова срывает диверсию эсэсовцев на перекачивающей станции магистрального экспортного газопровода и уходит к "Нашим".


Фрагмент


Вова взял автомат, поднял билайн и встал у окна в полный рост.


— Я, Вова Громов, считаю вас подонками и предателями России! Считаю идею, которой вы служите,— мерзкой и гадкой! Вижу в вас гной, и черви в ушах кипят! Все! На выход с поднятыми руками! — и швырнул билайн в окно.




Павел Санаев родился в 1969 году, сперва был известен как сын актрисы Елены Санаевой (соответственно, внук Всеволода Санаева) и пасынок Ролана Быкова, потом — как переводчик видеофильмов, сценарист и кинорежиссер. В 1996 году написал беспощадно автобиографическую повесть "Похороните меня за плинтусом", которая стала культовой у городской интеллигенции, воспитанной темпераментными бабушками. В 2005 году книга внезапно получила широкую известность и премию "Молодежный Триумф".




Существующая версия


"Похороните меня за плинтусом", краткое содержание


Москва, начало 80-х. О своей жизни рассказывает второклассник Саша, "гниющая от стафилококка сволочь", как его называет обезумевшая от любви к внуку и ненависти к остальному миру бабушка, которая отобрала ребенка у матери в связи с тем, что эта потаскуха предала сына и связалась с карликом-кровопийцей, мечтающим только о московской прописке. Старуха превратила детство мальчика в беспросветное мучение — с растираниями, клизмами и кормежкой рыбным пюре с ложечки. Хеппи-энд обеспечивает будущий отчим (карлик-кровопийца), который заставляет мать выкрасть залеченного до полусмерти ребенка. Книга посвящена Ролану Быкову.




Фрагмент


Вот мама просит отдать ей шубу, и вот бабушка, крикнув: "На тебе, Оленька, шубу!", поворачивается спиной и спускает зеленые трико, изумляя меня чем-то необъятным и бело-розовым.


— Что ж ты жопу при ребенке показываешь, хулиганка! — кричит мама.


— Ничего, это его бабушки жопа, а не какой-нибудь бляди, которая променяла ребенка на карлика! — кричит в ответ бабушка...


Выгнав маму, бабушка захлопывала дверь, плакала и говорила, что ее довели. Я молча соглашался. Никогда не укорял я бабушку за происшедшее и после скандала всегда вел себя так, словно был на ее стороне. Иногда я даже со смехом вспоминал какой-нибудь момент ссоры.


— Как она от тебя вокруг стола бегала,— напоминал я.


— И не так еще побегает, сука! Кровью харкать будет! Пришла уже, небось. Дай-ка позвоню ей, скажу еще пару ласковых.


Бабушка звонила, и весь недавний скандал повторялся по телефону. Только теперь, оставшись с бабушкой наедине, я не заступался за маму, а, наоборот, смеялся особо удачным выражениям бабушки. Бабушка была моей жизнью, мама — редким праздником. У праздника были свои правила, у жизни — свои.




Правильная версия:


"Снимите меня со шкафа", краткое содержание


Москва, конец нулевых годов. О себе рассказывает второклассник Саша, который живет у бабушки, пока мама устраивает личную жизнь. В рамках нацпроекта "Здоровье" мальчик получает льготную путевку в железноводский санаторий, где полностью избавляется от стафилококка. Не пожелавшая оставить его одного бабушка по такой же путевке существенно поправляет себе здоровье в соседнем санатории. Вернувшись в Москву, они узнают, что мама и ее новый муж-госслужащий в рамках нацпроекта "Доступное и комфортное жилье" получили новую квартиру, в которой у Саши будет своя просторная комната.




Фрагмент


Мама просит отдать ей фотографии, и вот бабушка, крикнув: "На тебе, Оленька, фотографии!", приподнимает стопку книг, изумляя меня чем-то необъятным и бело-розовым.


— Что ж ты весь альбом-то вытаскиваешь, мне же только Сашку маленького Толе показать,— восклицает мама.


— Ничего, это его жены семья — пусть посмотрит, какие они бывают, нормальные семьи, уж никак не с одним ребенком,— смеется в ответ бабушка.


Мама тоже смеется и вдруг говорит:


— А у меня второй будет...


Проводив маму, бабушка долго махала ей в окно, а потом плакала и говорила, что дождалась наконец счастья. Я молча соглашался. Иногда даже со смехом вспоминал какой-нибудь момент разговора.


— Как она сияла, когда про братика моего говорила,— напоминал я.


— И не так еще засияет, родная! Ремонт закончит, деньги за второго получит — и заживете вместе. Меня только в гости звать не забывайте.


Я обещал, что не забудем, и даже предлагал сразу с нами поселиться.


— А дедушка? А братик? — спрашивала бабушка. Потом говорила:


— Пришла уже, небось. Дай-ка позвоню ей, скажу еще пару ласковых.


Бабушка звонила, и весь недавний разговор, со смехом и радостными выкриками, повторялся по телефону. Только теперь, оставшись с бабушкой наедине, я не сидел маминой новостью как дубинкой стукнутый, а, наоборот, смеялся особо удачным выражениям бабушки. Бабушка была моей жизнью, мама — будущим праздником. И праздник обещал никогда не кончиться.


Переложение Шамиля Идиатуллина


Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение