Неопределенный "Тартюф"

"Тартюф" в театре "Ленком"

Рассказывает Роман Должанский

Комедии Мольера "Тартюф" уже почти три с половиной века, а ее все ставят и ставят, не боясь, что зритель отмахнется от афиши: мол, эту историю я уже видел. Каждая эпоха, естественно, предлагает свой вариант трактовки заглавного героя, имя которого давно стало нарицательным. Кто такой этот Тартюф и почему второй главный герой пьесы Оргон впускает его в свой дом, во всем слушается, почитает как мудреца и духовного наставника, в то время как этот Тартюф — лицемер и обманщик, что очевидно для всех домочадцев Оргона, но почему-то совсем не очевидно для хозяина дома?

Тартюфа изображали всяким — и пакостным старикашкой, эдаким мерзким пауком, и молодым прагматиком, расчетливым захватчиком, и религиозным фанатиком, и циником, не верящим ни в бога, ни в черта. Недавно Олег Табаков в МХТ имени Чехова сыграл в спектакле Нины Чусовой мольеровского героя гаером и уголовником — и ничего, вполне "легло" на текст Мольера. В общем, Тартюф может быть каким угодно. Так что ничего удивительного нет в том, что в театре "Ленком", где готовится премьера новой версии поучительной комедии Мольера, эту роль репетировали сразу три актера — Максим Суханов, Дмитрий Певцов и Сергей Фролов. Да и Оргона собирались поделить между двумя известными исполнителями — Александром Збруевым и Дмитрием Певцовым. Жену Оргона Марианну пробовали Наталья Швец и Алла Юганова, а ловкую служанку Дорину — Елена Шанина и Наталья Щукина.

Спектакль Мирзоева трудно рекламировать — он наверняка будет неожиданным и предсказуемым одновременно. Можно в чем угодно отказать этому своеобразному и самостоятельному режиссеру, но в одном ему не откажешь: спектакли Мирзоева всегда узнаваемы, у него совершенно особый режиссерский почерк. При этом спектакли весьма загадочны, и никто, думаю, не решится утверждать, что до мелочей "считывает" замыслы Владимира Мирзоева. У одних зрителей на его спектаклях буквально скрипят мозги — так напряженно они стремятся расшифровать ребусы, предложенные режиссером. Другие отключают беспокойную голову и просто пытаются погрузиться в поток изобретательного сценического действия.

Мирзоев — режиссер умный и образованный. В основу своей режиссуры он часто кладет "принцип неопределенности" — точно не скажешь, где и когда происходит действие, каково назначение разложенных по сцене предметов оформления, каков социальный статус и положение героев, а иногда зритель даже не может уверенно ответить на вопрос, земного ли происхождения те существа, что ходят по сцене. Для "Тартюфа", которого все-таки обычно ставят как социальную сатиру, опыт пребывания в руках Мирзоева может быть полезным. С другой стороны, для театра "Ленком", руководитель которого Марк Захаров предпочитает наступательную внятность и отчетливость общественной позиции, мирзоевская туманность совсем не близка. Поэтому его сюда приглашают нечасто — последний раз это случалось в прошлом тысячелетии. Справедливости ради вспомним, что предыдущий опыт работы Мирзоева в театре Захарова, "Две женщины" по тургеневскому "Месяцу в деревне", был довольно удачным.

Театр "Ленком", 22, 24, 27 декабря (19.00)

подпись

Для "Тартюфа", которого обычно ставят как социальную сатиру, опыт пребывания в руках непредсказуемого режиссера Владимира Мирзоева может оказаться весьма полезным

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...