Коротко

Новости

Подробно

Ножницы "Форбса"

ВЗГЛЯД НА ПРЕССУ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Наталия Ъ-Геворкян, специальный корреспондент

Как же текст статьи о госпоже Батуриной попал к ней в руки еще до выхода очередного номера русского "Форбса"?


Этот вопрос и есть самый интересный в скандальной истории с "зарезанным" номером. Давайте предположим, что компания "Интеко" украла этот текст, поэтому и пригрозила журналу иском еще до публикации. Но в таком случае у немецкого издателя Axel Springer, имеющего лицензию на издание русской версии американского журнала, был отличный повод устроить скандал, провести расследование, заявить о нецивилизованных правилах игры на русском медийном рынке. А также выпустить номер удвоенным тиражом. Но кражи явно не было, потому что вместо этого представитель Axel Springer останавливает печать номера и намеревается заменить cover story о Елене Батуриной на переводной текст. Формальная причина: неточная цитата на обложке — но она была вовремя отредактирована. То есть все-таки дело в тексте, который не понравился героине еще до публикации.

Можно было бы предположить, что редакция сама отправила текст госпоже Батуриной. Но судя по реакции главного редактора русского "Форбса" Максима Кашинского, редакция этого не делала. Кто же остается? Остается собственно Axel Springer, который в русском "Форбсе" представляет госпожа Регина фон Флеминг. И тогда все решения издателя об остановке номера и замене текста выглядят логично. Логично выглядит и гневная реакция американского "Форбса" на действия издателя и решение печатать номер в том виде, в каком он сдавался.

Стоит ли говорить, что на Западе никому из профессионалов не придет в голову отдать еще не напечатанный текст тем, кого этот текст касается. В России же, увы, случаи утечки текстов к ньюсмейкерам совсем не редкость. Как не редкость и звонки в редакцию типа: "Там у вас завтра на такой-то полосе выходит такой-то текст, так вот лучше подредактируйте третий абзац, а то будут проблемы". Так бывает, с этим как-то пытаются бороться, гарантировать, что этого не будет, невозможно. Я не помню случая, чтобы какое-нибудь русское издание подало за подобный шантаж в суд. А жаль.

Но чего же так испугалась госпожа Регина фон Флеминг? У нее, что, бизнес в Москве прикроют, если она не снимет заметку о жене московского мэра? Axel Springer не позволил бы себе поддаться шантажу и сдать журналистов где-нибудь на Западе — так почему он позволяет себе это в Москве? Когда-то примерно такой же вопрос я задала покойному Полу Хлебникову. Тогда он еще не был редактором русского "Форбса", а был просто журналистом этого издания и писал книгу об олигархе. Пол предложил мне отдать ему рабочие записи и расшифровки всех моих интервью с героем его книги. Когда я молча повернулась и пошла к двери, он сказал: "Значит, я заплачу кому-нибудь другому и все равно получу эти записи". Я тогда ответила ему: "Ты позволяешь здесь себе то, что никогда не позволил бы в Америке. Ты оказываешься в опасных ножницах между теми правилами, которые естественны для американского журналиста, и теми, которые кажутся допустимыми здесь, в России".

Примерно в таких же ножницах оказались немецкие издатели русского "Форбса" в тот момент, когда с не опубликованным еще текстом ознакомилась Елена Батурина или ее пресс-служба. Тем самым они нарушили этику американского журнала, который взялись издавать, а потом еще и струсили, когда вместо "спасибо" им пообещали, что засудят. Две ошибки, которых легко можно было избежать, если бы Axel Springer придерживался в общении с женой московского мэра точно тех же правил профессионального поведения, как и с любым другим ньюсмейкером в любой другой точке мира.


Комментарии
Профиль пользователя