Коротко

Новости

Подробно

Глухарь по-голливудски

Брайан Де Пальма экранизировал "Черную Орхидею"

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 22

Рассказывает Лидия Маслова


Классик американского кинематографа Брайан Де Пальма, традиционно тяготеющий к триллерам, снял фильм по книжке классика криминального жанра Джеймса Эллроя "Черная Орхидея" (The Black Dahlia) — о самом громком нераскрытом убийстве в истории Лос-Анджелеса.

В основе романа "Черная Орхидея" лежит случай из жизни: действительно, одна красотка, Элизабет Шорт, в 40-е годы приехала, как это свойственно красоткам, покорять Голливуд. В 1947-м 22-летней Бетти по прозвищу Черная Орхидея наконец удалось по-настоящему прославиться, но не в качестве звезды экрана, а в виде обезображенного трупа, оказавшегося в центре одного из самых таинственных уголовных дел в истории.

От невинноубиенной жертвы кинематографа Элизабет (Миа Киршнер) остались только черно-белые пленки с ее кинопробами, обнаруживающие как ее удивительную фотогеничность, так и абсолютную актерскую бездарность. В этом "фильме в фильме" нашлось место и для самого автора — он закадровым голосом озвучивает режиссера, тщетно пытающегося заставить старлетку сыграть "печальную сцену".

Наполненный клубами сигаретного дыма film noir, "Черная Орхидея" плачет по Хамфри Богарту, но максимум, на что может рассчитывать по нынешним временам — это Джош Хартнетт. Его герой с напарником (Аарон Экхарт) расследует убийство Черной Орхидеи, однако выяснить ему удается только то, что вся лос-анджелесская полиция погрязла в коррупции, а его любимая девушка каким-то непостижимым образом замешана в загадочном деле. Девушку играет Скарлетт Йоханссон, героиня которой образует с двумя напарниками странноватый любовный треугольник. От эротической сцены между ней и Хартнеттом Брайан Де Пальма не смог удержаться, хотя критики и попеняли ему, что все эти постельные приключения отвлекают внимание от собственно сюжетной канвы, в которой и без того не разберешься. Автор фильма постарался не выпрямлять и не упрощать довольно изощренно закрученный сюжет, в котором многие вопросы остаются без ответа, а если ответ все-таки обнаруживается, то настолько сомнительный, что рождает лишь новые загадки. Цель такого повествования не в том, чтобы свести сюжетные концы с концами и все разложить по полочкам, а, скорее, наоборот: показать, что это в принципе невозможно и если есть в происходящем какая-то закономерность и система, то разве что причудливая логика сновидения, допускающего любые интерпретации.

Наследник Альфреда Хичкока в плане умения переносить на экран свои психологические заморочки, Брайан Де Пальма и в "Черной Орхидее" остается верен своим излюбленным мотивам. Как это часто бывает с его героями, персонаж Хартнетта делает в начале один вроде бы незначительный неправильный шаг, идет на несущественный с виду компромисс, а потом весь фильм за это расплачивается, пребывая в заблуждении относительно истинных мотивов своего напарника. Очередную роковую женщину, без которых обходится редкий фильм Де Пальмы (а предыдущая его работа четырехлетней давности так и называлась — "Роковая женщина"), играет на этот раз Хилари Суонк. С погибшей Бетти эта девушка из высшего общества была связана на лесбийской почве, однако случая переспать с героем Хартнетта она тоже не упускает. В книжке эта особа была прописана как совершеннейшая рептилия, которую не задушишь, не убьешь, но Де Пальма принял волевое решение раздавить гадину: вообще, корректировка финала — единственная вольность, которую он допустил в обращении с романом Эллроя. Режиссер упорно продолжает считать, что плакать в конце фильма полезно для зрительской нервной системы, горюет, что на современном кинорынке плохо продаются истории с трагическим финалом, и завидует своим кумирам 1940-1950-х, выпускавшим по два-три фильма в год. Подобно им, он остается одним из немногих режиссеров, стремящихся не рассказать историю словами, диалогами действующих лиц, а показать ее в картинках. Поэтому в его фильмах все, начиная от мундштуков и заканчивая архитектурой, продумано, все неслучайно и содержит информацию, поступающую прямо в подсознание, для того, кто захочет ее разглядеть, вместо того чтобы тупо слушать словесные объяснения.

В московских кинотеатрах с 28 сентября


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя