Коротко


Подробно

"Национализм вполне согласуется с демократией"

       "Власть" продолжает серию публикаций, посвященных основным идеологическим течениям в российской политике.* Об отечественном патриотизме и его отличиях от национализма корреспонденту "Власти" Виктору Хамраеву рассказал эксперт Горбачев-фонда Валерий Соловей.

"Любая власть заявляет о своей патриотичности"
       — Каким же образом хороший патриотизм уступил место плохому национализму?
       — Разделять патриотизм и национализм — все равно что разделять своих хороших разведчиков и чужих плохих шпионов. Один термин вызывает позитивные ассоциации, другой — отрицательные. Но с научной точки зрения эти понятия разделить невозможно.
       — Но ведь патриотизм — это чувство любви к Родине, а национализм — антипатия к другим этносам?
       — Если вы любите Родину и при этом боретесь с ее врагами, то вас можно назвать националистом. А чувство антипатии к этносам называется по-другому — ксенофобия.
       — Но разве не ксенофобия порождает национализм?
       — Ксенофобия — питательный бульон, в котором национализм варится. Но это разные явления. Ксенофобия может быть направлена против социальных и культурных групп. К примеру, в обществе ненавидят или презирают гомосексуалистов. Точно так же можно испытывать отрицательное или негативное отношение к этническим чужакам, но не быть националистом. В России сейчас распространена именно ксенофобия, что подтверждают социологические опросы. Есть довольно многочисленный слой россиян, которые негативно относятся к этническим чужакам. Но подавляющее большинство из них — две трети — требует репрессий по отношению к русским националистам. Так что национализм не вызывается ксенофобией.
       — Чем же тогда он вызывается?
       — Национализм — это определенный взгляд на реальность, в котором сама реальность структурируется по этническому признаку. Кроме того, национализм подразумевает стремление к политической власти.
       — Выходит, патриотизм — это состояние души, а национализм — политическая установка?
       — И национализм может быть состоянием души. Можно без каких-либо претензий к власти испытывать любовь к своему народу. Но любой народ имеет Родину, а ее нужно защищать, и для защиты нужна власть. Поэтому любая власть заявляет о своей патриотичности, а патриотизм или национализм всегда выступают идеологией строительства государства.
       — Но ведь национализм всегда ранжирует все народы по сортам. А процессы национального самосознания, если слишком затягиваются, заканчиваются обычно осознанием своей нации как самой-самой.
       — Вы говорите о радикальных националистах. Но в умеренных формах все современные партии неизбежно интегрируют в свой дискурс некоторые националистические идеи. Вопрос лишь в балансе. Националистическими называют те партии, где эти идеи превалируют, где все расценивается с точки зрения национальных приоритетов.
       — Как у "Родины" при Дмитрии Рогозине?
       — "Родина" изначально балансировала между левоцентристской идеей и националистической. А вот "Единая Россия" говорит о патриотизме. Но у нее национализм — лишь один из элементов, причем недоминирующий. Хотя, если вспомнить 1999 год, когда создавалось "Единство", национализм в этой организации был очень силен на низовом уровне, на уровне актива. Это они потом провели чистку. Тем не менее и сейчас националистические настроения наиболее сильны среди электората двух партий — "Единой России" и СПС.
       
"У нас молодое поколение настроено ксенофобски"
       — Ну, с единороссами понятно — у их электората ностальгия по былому державному величию. Но чтобы либеральный СПС включал в свои установки элементы национализма...
       — СПС этого сделать, конечно, не может, потому что либерализму в начале XXI века такое несвойственно. Это в конце XIX века либерализм был вполне националистичен. Но среди сторонников СПС националистические настроения довольно остры, что типично для мелкой и средней буржуазии.
       — Если так, то почему же прагматичный СПС до сих пор не выдвинул лозунг "Россия для русских"?
       — Не может. Из-за тех внешних ограничений, о которых я уже сказал. Хотя идею либеральной империи СПС все же высказал. Тем не менее электорат СПС, как и массовое сознание россиян в целом, воспринимает наиболее опасным врагом нерусских — кавказцев и азиатов. Электорат "Родины" не любит эти же этнические группы только по причине культуры и, условно говоря, крови. А национализм электората СПС вызван экономической конкуренцией, что вполне вписывается в набор либеральных ценностей. Национализм вполне согласуется и с демократией. После развала СССР русские впервые за последние 200 лет стали демографическим большинством. И теперь оно в полном соответствии с демократическими принципами имеет право реализовать свою волю. Особенность национализма в том, что он прекрасно уживается с любой идеологией.
       — Но чаще с социализмом?
       — Если вы имеете в виду германский национал-социализм прошлого века, то в России он не имеет шансов на развитие. Социализм — идеология революции. Двигателем гитлеровского национал-социализма тоже была идея революции. Они провозглашали радикальное обновление Германии и пришли к власти мирным путем, потому что общество готово было воспринять эти радикальные идеи. В нашей же стране сейчас никто не хочет революции. Даже те, кто говорит о ее необходимости, боятся ее и ничего не делают ради революции.
       — А чей электорат наименее националистичен?
       — Коммунистов. Электорат КПРФ проникнут советским интернационализмом и показывает самый низкий уровень как национализма, так и ксенофобии. Возможно, в образовательной политике воспитание по какому-нибудь образцу интернационализма было бы не лишним. Потому что у нас молодое поколение настроено ксенофобски, и настроения эти очень динамично развиваются. Для Запада, где ксенофобии подвержены не меньше, чем у нас, это не характерно.
       — Почему же там молодежь не ксенофобская?
       — Она выросла в ином культурном контексте. В нее вложили идеи толерантности, политкорректности.
       — И нация там означает не этнос, как у нас, а культурную, государственную и экономическую общность?
       — На самом деле это ложное противопоставление. Потому что не существует нации, у которой не было бы этнического ядра. И все современные нации созданы не совокупностью этнических групп, а определенными народами.
       
"Русские всегда считали себя успешным и большим народом"
       — Значит, этнические русские, став демографическим большинством, пребывают сейчас в начале славных дел по созданию нации? Но почему тогда молодежь подвержена ксенофобским настроениям, а массовое сознание — чувству униженности, как в Германии 1920-1930-х годов?
       — Ощущение униженности сейчас преодолевается. Причиной стал развал СССР, который в массовом сознании воспринимался как катастрофа. Реакция массового сознания на развал СССР связана не с социально-экономическими или политическими факторами, она объясняется ментальным сдвигом. Русские, невзирая на беды, которых хватало, всегда считали себя успешным и большим народом. И вдруг впервые за 500 лет они ощутили, что их везение закончилось. Это глубинный социальный кризис. Потому и падение рождаемости, рост смертности, третье место в мире по количеству убийств на 100 тыс. населения и второе — по количеству суицидов.
       — Как преодолеть этот кризис?
       — Люди нуждаются в восстановлении самоуважения, улучшении самооценки. Собственно, сейчас это уже происходит. Самоуважение восстанавливается. Но оно сопряжено с надрывами, потому что глубинные причины слабости не ликвидированы. Вот европейские народы гордятся экономическими достижениями...
       — Зато мы — энергетическая держава...
       — И в итоге гордимся, что мы — великий народ, рвем на себе рубаху, грозя Западу энергетическим кулаком, но предметы нашей гордости в прошлом. Отсюда и этнофобия. Хотя есть Индия и Китай — пример позитивного, жизнеутверждающего национализма экономических достижений.
       — По-вашему, национализм всегда эффективен?
       — Если он дозирован в пределах разумного, то всегда.
       — А если не дозирован и не в пределах?
       — Один из таких примеров — Северная Корея. А еще лучше — Бирма, жители которой — националисты, каких свет не видывал. Интернета там нет, зато они гордятся, что сохранили традиции. А самый классический пример полного доминирования национализма — это гитлеровская Германия.
       — Как вообще можно дозировать национализм?
       — Лабораторно выработанных рецептов нет. Но очевидно, что это во многом воспитательная задача.
       — Через интернационализм и космополитизм?
       — Возможно, и так. Ведь и тот, и другой показывает, что реальность структурирована не только по этническим группам. Существует множество иных групп и общностей, где не возникает нужды в идентификации по этническому признаку.
       — А если русские так и не восстановят полностью самоуважение и не преодолеют внутренний кризис?
       — Тогда произойдет дезинтеграция национального тела, проще говоря — гибель народа. Своеобразное поведение нашей элиты уже ведет, по-моему, к мутациям социального качества. Наше общество превращается в новое, которое еще не имеет аналога в современном мире. Я называю его неоварварским. Это общество, где есть культ силы, иерархия и отсутствует равноправие. Это общество будет агрессивным и может оказаться довольно успешным, конкурентоспособным. Неоварварство сможет сохранить страну. Но только что это будет за страна?
       — Но мы же не запрограммированы на неоварварство?
       — Для того и существуют элиты, чтобы регулировать процессы, не допуская их негативного развития. Но регулирующей деятельности элит сейчас не заметно. Активна только нынешняя власть, у которой элементарно плохо с интеллектом. Она способна изобретать политтехнологии. Но все они контрпродуктивны при решении стратегических задач, потому описываются простой русской идиомой "закручивать гайки". Власть полагает, что тем самым она снимает дезинтеграционные процессы, предотвращая кризис. На самом деле такими технологиями можно только отсрочить кризис.
*Материал о левой идее см. в #29, о либерализме — в #31, о консерватизме — в #33.
       
Краткий курс национализма в современной России
       Как видно из истории постсоветской России, многопартийность в нашей стране фактически началась с национализма.
       В 1988 году, когда "Демократической России" и прочих движений не было еще и в проекте, бывший актер Дмитрий Васильев создал национально-патриотический фронт "Память", главным лозунгом которого стал призыв "Россия для русских". Правда, на выборах народных депутатов РСФСР весной 1990-го эти идеи особой популярностью не пользовались. Но уже на первых выборах в Госдуму в декабре 1993-го уверенную победу по партспискам одержала ЛДПР, лидер которой Владимир Жириновский охотно использовал националистическую риторику.
       Как до сих пор полагают многие эксперты, избиратели тогда голосовали не столько за внесистемного Жириновского, сколько против двух системных партий — "красной" в лице КПРФ и "белой" — "Выбора России". Однако в последующие годы патриотическая идея становилась все более популярной. Так, на выборах в Госдуму 1995 года умеренно националистический "Конгресс русских общин", в руководство которого входили Александр Лебедь и Дмитрий Рогозин, набрал 4,3% голосов и едва не преодолел пятипроцентный барьер. В 1999-м тот же умеренный национализм помог коммунистам победить прокремлевский блок "Единство". А на выборах-2003 главным носителем патриотических идей стал новорожденный блок "Родина", получивший в итоге более 9% голосов.
       Патриотической линии "Родина" пыталась придерживаться и на выборах в Мосгордуму в декабре 2005 года, когда на столичные телеэкраны вышел скандальный видеоролик "Очистим город от мусора", откровенно намекавший на необходимость изгнания из Москвы представителей южных республик. Однако к тому времени кремлевская концепция существенно изменилась: национализм фактически приравняли к экстремизму, и "Родина" была торжественно снята с выборов за "разжигание национальной розни". Впрочем, на популярности националистических лозунгов это никак не сказалось: как показывают социологические опросы (см. графики), за ограничение прав нацменьшинств по-прежнему выступает более половины россиян. А значит, партия, которая рискнет сделать эту идею стержнем своей предвыборной кампании, имеет неплохие шансы на выборах в следующем году.
       
"Патриотическое направление в политике почти сошло на нет"
       Как считает руководитель отдела социально-политических исследований "Левада-центра" Лев Гудков, россияне не ассоциируют понятие "патриотизм" с конкретными политиками.
       Вокруг патриотической идеи так и не сложилось сколько-нибудь влиятельного политического движения. Да и слово "патриотизм" простыми людьми зачастую не воспринимается в политическом контексте. Так, в разные годы от 70 до 80% россиян называли себя патриотами, имея в виду только чувство принадлежности к своей стране. Другие считали патриотизм естественным чувством близости к тому месту, где они родились. Через признак гордости за страну патриотизм воспринимался совсем немногими, а большинство не находило современных оснований для гордости. Тем не менее в начале 90-х годов патриотизм все же оформился в идеологическое явление, но выделялся как некоторая фракция консервативных сил, которые противопоставляли себя и коммунистам, и реформаторам. На практике же политики, называвшие себя патриотами, не пользовались популярностью — выше 2-3% уровень их поддержки не поднимался за все 15 лет многопартийности. Сейчас партиям патриотического толка симпатизируют 4% опрошенных.
       Поэтому само патриотическое направление в политике почти сошло на нет. Сегодня его представляют партия "Патриоты России" Геннадия Семигина, которая практически неизвестна (за нее готовы голосовать около полпроцента), и очень условно — Партия возрождения России, которая заметна еще меньше семигинской и которую узнают только потому, что ее лидер — бывший спикер Госдумы Геннадий Селезнев.
       Лозунги патриотов разошлись по другим партиям. Часть их перешла налево — к компартии, в риторике которой зазвучали национал-патриотические фрагменты. Более явным был уход направо, к националистам — к "Родине" и ЛДПР. Возник даже "номенклатурный национализм": некая смесь советского интернационализма и великодержавных представлений. Возникает этот национализм в структурах власти, в среде второго и третьего эшелонов бюрократии.
       А в массовом сознании национализм приобрел формы чистой ксенофобии. Это неприязнь ко всем чужим, прежде всего к выходцам с Кавказа, вьетнамцам, цыганам, китайцам, если говорить на уровне этнической фобии. Человек более идеологизированный испытывает очень сильный комплекс обиды к странам Балтии, неприязнь к Украине, но не к украинцам. Надо сказать, что в течение 90-х годов эта массовая ксенофобия заметно выросла. Если в конце 80-х годов мы определяли распространенность ксенофобии примерно в 20%, при этом ядро выраженной агрессивной ксенофобии составляло порядка 12%, то сегодня ксенофобия захватывает до 60-65%, а ядро агрессивной ксенофобии увеличилось примерно втрое. Агрессивные фобии высказывают 30-35% респондентов.
       
Кто защищает права нацменьшинств в России
       В некоторых регионах России есть организации, которые отстаивают права не русского народа, а какого-нибудь другого.
       Всетатарский общественный центр (ВТОЦ) создан в 1988 году для борьбы за создание в Татарии автономии по принципу Ватикана. По данным СМИ, в 1990-х годах члены ВТОЦ состояли в отрядах чеченских сепаратистов. ВТОЦ регулярно проводит массовые акции, последняя из которых — разрушение часовни в Набережных Челнах 1 октября 2002 года. Действует до сих пор, хотя потерял поддержку татарских властей. Партия "Иттифак" (Союз) организована на базе ВТОЦ 27 апреля 1991 года. Ставит целью выход Татарии из РФ и присоединение к ней территорий Башкирии, Ульяновской области и Пермского края, на которых проживают татары. Действует до сих пор.
       Башкирский национальный центр "Урал" основан в 1989 году. Выступал за суверенитет Башкирии и прекращение экспансии татар в заселенные башкирами районы. Финансирует строительство мечетей. Сейчас "Урал" отошел от сепаратизма, а его руководство вступило в партию "Единая Россия".
       "Марий ушем" ("Союз марийцев") учрежден в 1990 году под лозунгами создания марийского государства и его интеграции в ЕС. В феврале 1991 года радикально настроенные члены "Марий ушем" создали организацию "Кугезе мланде" ("Земля предков"), которая была запрещена в 1995 году.
       Народный фронт "Хостуг Тыва" ("Свободная Тува"), созданный в 1992 году, призывал к независимости Тувы и ее выходу из состава РФ. В 1992-1993 годах, по данным СМИ, фронт спровоцировал столкновения с русским населением, из-за чего из Тувы уехало более 20 тыс. русских. Народная партия суверенной Тувы создана в 1993 году умеренным крылом "Хостуг Тыва". Борется за экономическую обособленность от РФ. К концу 90-х обе организации фактически самораспустились.
       Общественная организация "Адыгэ Хасэ" ("Общественный парламент") создана в Адыгее в 1993 году для защиты прав адыгов (адыгейцы, черкесы, кабардинцы). Филиалы действуют в Краснодарском крае, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. В 2005-2006 годах адыги активно выступали против возможного объединения Краснодарского края и Адыгеи. В марте 2005-го "Адыгэ Хасэ" требовала создания Черкесской республики на основе Адыгеи и территорий Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Краснодарского края, где живут адыги.
       Движение "Народный фронт Якутия-АЛРОСА" создано в апреле 2005 года для борьбы против планов федерального центра получить контрольный пакет акций алмазодобывающей компании АЛРОСА, но в его уставе также значатся "укрепление суверенитета Республики Саха" и "содействие признанию Республики Саха мировым сообществом". 26 января 2006 года движение опубликовало в "Якутской газете" обращение к Владимиру Путину, в котором пригрозило выходом Якутии из состава РФ в случае продолжения федерализации ЗАО АЛРОСА.
ПЕТР КРАСОВ
       
Популярность патриотической идеологии у россиян*
Январь 2000 г. Июнь 2000 г. Февраль 2001 г. Июнь 2001 г. Июль 2002 г. Ноябрь 2003 г. Март 2004 г. Январь 2005 г.
5 2 3 3 4 4 6 7
*Доля респондентов, выбравших при ответе на вопрос "Какой партии, политической силе вы симпатизируете?" ответ "Патриотам".
Источник: ВЦИОМ (с марта 2004 года — "Левада-центр").

Популярность основных патриотических лозунгов (%)*
       "Россия для русских" — 54
       "Русские в России живут беднее, чем представители других народов" — 41
       "Во многих бедах России виновны люди нерусских национальностей" — 34
       "Россия должна ограничить приток приезжих" — 54
*Доля респондентов, поддерживающих или скорее всего поддерживающих данный лозунг.
Источник: "Левада-центр", август 2006 г.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 04.09.2006, стр. 26
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение