Коротко

Новости

Подробно

Писатели перед судом литературных персонажей

Лауреатом "Национального бестселлера" стал Дмитрий Быков с "Борисом Пастернаком"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

премия литература

Вчера вечером в Петербурге в отеле "Астория" в шестой раз вручали самую непредсказуемую, "беспартийную" и "прозрачную" (жюри, которое в этом году возглавляет Эдуард Лимонов, голосует прилюдно) российскую литературную премию "Национальный бестселлер". МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ считает, что "Нацбест-2006" — самый политизированный и одновременно самый постмодернистский за всю историю премии.


Казалось бы, политика и постмодернизм — вещи трудносовместимые. Вернее, были таковыми "при жизни". Если верить политологам, в России не осталось живой политики. Если верить литературоведам, постмодернистская игра в литературу мертва. Судя по "Нацбесту", "покойники" поменялись местами.

Гони политику в дверь — она влезет в литературу. "Асторию" пикетировали члены некоего молодежного движения из Пскова "Первая линия" в знак протеста "против националистических тенденций в российской литературе". Акция была направлена в основном против Эдуарда Лимонова, одного из мэтров современной политической литературы.

Из шести финалистов премии только "Счастливцы и безумцы" Игоря Сахновского оказались вне политики. В остальных выдвинутых на "Национальный бестселлер" книгах политика — один из главных героев. Второй раз вышел в финал Захар Прилепин, 30-летний филолог, ветеран двух чеченских войн и национал-большевик. В 2005 году — с "Патологиями", лучшей книгой о грозненском кошмаре, где натурализм перерастал в космический апокалипсис. В 2006 году — с "Санькей": только ленивый не сравнил роман с "Матерью" Горького. Герой — активист "Союза Созидающих" (читай — НБП), вступающего с режимом в обреченное вооруженное противостояние. По большому счету есть два отличия между "Матерью" и "Санькей". Захар Прилепин, в отличие от Горького, великолепно передает динамичное действие, войну или уличные беспорядки. А во-вторых, новым революционерам грозят пытки и смерть не за покушение на министра, как сто лет назад, а за тухлые макароны, брошенные в лицо чиновнику.

"2008", роман "памяти президента Путина",— дебют журналиста Сергея Доренко, члена КПРФ. То, что казалось почти бредом, когда господин Доренко выступал в роли "телевизионного киллера", в литературе обернулось задорной сатирой о маленьком и печальном президенте. Он мечтает клонировать себя, беседует с лососем-балетоманом, боится, как радистка Кэт, завопить в роддоме по-русски и угощает глав иных государств пирожками с дежурной шуткой: "Не бойтесь, не отравлены".

В "Американской дырке" Павла Крусанова богемные персонажи во главе с вовсе не умершим, а просто начавшим новую жизнь Сергеем Курехиным, композитором и одним из основателей НБП, претворяют в жизнь глобальную аферу с целью уничтожить слишком много на себя берущую Америку. А "Сажайте и вырастет" Андрея Рубанова, автобиографическая книга угодившего в 1996 году в тюрьму бизнесмена, достойно продолжает тюремно-лагерную линию русской литературы.

Эдуард Лимонов для господина Рубанова — любимый писатель, для Захара Прилепина — партийный вождь, а для всех финалистов — председатель жюри. Впрочем, голосовать он мог только в случае паритета голосов между двумя книгами. В жюри были его подруга актриса Екатерина Волкова и режиссер Илья Хржановский, чей фильм "4" (2004) едва не стал первой жертвой постсоветской цензуры. Так что оппозиционность свойственна не только текстам, но и судьям. Помимо госпожи Волковой и господина Хржановского в жюри вошли также писательница Юлия Беломлинская, юрист Светлана Ячевская, генеральный директор ИД "Коммерсантъ" Демьян Кудрявцев и победитель прошлогоднего "Нацбеста" (за роман "Венерин волос") Михаил Шишкин.

Но при этом писатели и члены жюри связаны еще и почти сюрреалистическими узами, что и дает основания назвать "Нацбест-2006" триумфом постмодернизма. В финале "2008" Эдуард Лимонов во главе нацболов почти без боя берет Кремль, откуда в панике дезертировала президентская администрация, и освобождает из узилища будущего премьер-министра Михаила Ходорковского. В "Саньке" господин Лимонов фигурирует под псевдонимом Костенко, а другой финалист премии — Дмитрий Быков мгновенно опознается под маской некоего Левы, одного из оппонентов героя. Такого, чтобы литературные герои судили написавших о них авторов, в истории еще не бывало.

В такой ситуации жюри было особенно нелегко сохранять беспристрастность. Один голос был отдан господину Рубанову, два голоса — господину Прилепину, три — победителю, Дмитрию Быкову. За его "Бориса Пастернака" проголосовали Демьян Кудрявцев, Михаил Шишкин и Илья Хржановский. Прикидывающийся литературоведческими штудиями роман об отношениях художника с безжалостной, но логоцентричной властью — адекватный выбор для нынешнего "Нацбеста".


Комментарии
Профиль пользователя