Шведы идут лесом

Инвесторы из Швеции всегда интересовались одним, вполне определенным российским регионом. Тем, что ближе к Скандинавии,— Северо-Западным. Еще в начале 90-х их привлекало сюда в основном сырье, то есть лес. Сегодня Северо-Запад, в особенности Санкт-Петербург и Ленинградская область, становится стартовой площадкой для выхода шведских компаний на российский рынок.

Деньги ближе к телу

Если по России в целом Швеция входит в десятку крупнейших инвесторов, то в Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) уверенно занимает второе-третье место. В качестве примера "северо-западной" стратегии развития шведских компаний можно привести сделки последних лет. Из проектов, которые в торговом представительстве Швеции в России Guide представили как крупнейшие за последний год, почти все реализуются именно в этом регионе. Так, в Карелии строится мебельная фабрика концерна Swedwood. Новый автобусный завод Scania появился в Ленинградской области. Там же осенью 2005 года Volvo открыл свой сервисный центр. Компания Stena приобрела у Балтийского завода в Петербурге построенные на заказ два океанских ролкера (суда для перевозки грузовых автомобилей-трейлеров). Здесь же, в Петербурге, в конце марта 2006 года открылось отделение Хансабанка. В северной части города появился символ шведской экспансии — торговый комплекс ИКЕА и "Мега", а во Фрунзенском районе — завод по производству стиральных машин Electrolux.


То, что СЗФО, и особенно Петербург, занимает важнейшее место в стратегии шведского инвестора, подтверждает и еще один факт. Генеральное консульство Швеции в Петербурге входит в число заграничных шведских представительств, принимающих наибольшее число посетителей--своих подданных. Сегодня в регионе представлено около 100 шведских фирм. Вкладывает деньги в Северо-Западный регион и правительство Швеции, которое финансирует программу технического сотрудничества Sida. В ее рамках только в Петербурге реализуется около 20 проектов.


Первый секретарь по коммерческим вопросам Шведского торгового совета Пер Йоханссон отмечает несколько причин популярности Петербурга у скандинавских компаний. Одна из них — сырье Ленинградской области. Немаловажное значение имеет и сходство менталитета петербуржцев и шведов. Но главное — географическая близость Петербурга к европейскому рынку. По словам Пера Йоханссона, многим средним компаниям, которые раньше работали в странах Балтии, проще начинать свою деятельность в России именно с Северо-Западного региона. Многие, по словам Пера Йоханссона, получив здесь свой "первый российский опыт", устремляются на рынки других регионов России. К примеру, в Петербурге начинал такой крупнейший инвестор, как ABB — производитель силового оборудования, продуктов и технологий для автоматизации. Сейчас концерн является владельцем 30 компаний в России, география поставок охватывает многие регионы — от Калининграда до Камчатки. Но первый офис одной из компаний--основателей группы ABB, компании ASEA, был открыт в 1983 году именно в Петербурге.


Конечно, немало примеров проектов шведских инвесторов можно найти и в других регионах РФ, но Петербург и Ленинградская область всегда были "первым рубежом" для шведских компаний. А рубежи, как можно понять по последним проектам Volvo, Electrolux и Scania, шведы стремятся не только "брать", но и "укреплять".


Петербург в шведских джинсах

В последнее время появляются и другие примеры деятельности шведских инвесторов в России. Скандинавских инвесторов все больше привлекает розничная торговля. К примеру, в мае этого года шведский инвестиционный фонд Swedfund вложил 5 млн крон, то есть около €500 тыс., в продвижение на российском рынке джинсовой одежды марки Gul & Bla`s. Интерес шведов к российскому розничному рынку не случаен: рост в этом секторе, по подсчетам аналитиков Swedfund, составляет почти 20% в год, и к 2008 году российский розничный рынок может войти в десятку крупнейших в мире.


Инвестиционный менеджер фонда Лида Молин говорит, что многие шведские компании поняли потенциал этого рынка и борются за возможность получить финансовую поддержку для развития своего бизнеса в РФ. Производители шведской одежды уже представлены на нашем рынке компанией--производителем женской одежды Melon Fashion Group, "отпочковавшейся" от компании "Первомайская заря". Сегодня MFG владеет 50 российскими бутиками Zarina и Befree. С этой маркой шведский фонд работает с 2002 года, когда для расширения розничной сети Zarina и вывода на рынок Befree "Первомайская заря" продала 18,75% акций "дочке" Swedfund — East Capital. А крупнейшим акционером предприятия является Scandinavian Manufactrust ApS, которая, в свою очередь, принадлежит шведскому производителю AV Kurt Kellermann.


Джинсы производства Gul & Bla`s, которые стали культовыми в Швеции с момента своего появления в 1966 году, уже получили некоторую известность на российском рынке. Название брэнда — "Желтый и голубой" (это цвета шведского флага). Пока Gul & Bla`s имеет только один собственный магазин — в Петербурге, но одежду этой марки можно найти и в 20 бутиках Zarina. В 2006 году компания планирует открыть еще несколько магазинов. Директор Gul & Bla`s Карл Йохан Кригстром уверен, что на российском рынке одежды есть "пустующая ниша", которую может заполнить компания. По его словам, успех марке может обеспечить "достойное качество по разумной цене" и ориентация брэнда на средний класс.


Убрать мусор из страны

В январе--июне 2005 года, по данным комитета экономического развития, промышленной политики и торговли администрации Санкт-Петербурга, Швеция занимала второе место после США по объему инвестиций в экономику города. Ее вклад составлял 14,2%, в то время как американский — 25,4%. Немалые средства поступают и от правительства Швеции. Государственные инвестиции прежде всего идут на экологические проекты. Понятно почему: слишком близко расположена Скандинавия к России. Соседи еще помнят чернобыльскую катастрофу, которая отразилась и на экологической ситуации в Швеции. Объем шведской технической помощи Петербургу составляет около 120 млн руб. ежегодно. А в 2004 году объем инвестиций увеличился до 350 млн руб. Это связано со строительством очистных сооружений на юго-западе города, которые должны сократить сброс неочищенных сточных вод в Финский залив. Экологический проект стал одним из крупнейших в истории шведско-российского сотрудничества.


Очистные сооружения пытались построить еще в 1987 году, но не было денег. В течение долгого времени Петербург оставался основным "загрязнителем" Балтийского моря. Город являлся нарушителем международных обязательств по охране Балтийского моря и положения Хельсинкской конвенции из-за того, что его водный бассейн имеет медленный водообмен с океаном — его продолжительность 25-40 лет. Это способствует загрязнению Балтийского моря. Строительство очистных сооружений потребовало привлечения многих партнеров и источников финансирования. Была выбрана схема государственно-частного партнерства, которая объединила 15 участников из разных стран.


Организациями-донорами стали Sida, Европейский инвестиционный банк, ЕБРР, программа TASIS Европейского союза, NDEP ("Экологическое партнерство 'Северное измерение"), шведский Swedfund International, финский Фонд промышленной кооперации (FinnFund и Nordic Environmental Corporation). Юго-Западные очистные сооружения были введены в эксплуатацию в сентябре прошлого года. С их помощью планируется довести очистку сточных вод Петербурга до 86%. Делать это на 100% можно будет после запуска канализационного коллектора в северной части города, строительство которого будет завершено до 2011 года.


Перед сбросом в Финский залив сточные воды на Юго-Западных очистных сооружениях будут обеззараживаться ультрафиолетом. Общий объем финансирования проекта составил более €170 млн. Инвесторы и организаторы получили награду "за достижения в области охраны окружающей среды в сфере инвестиций в муниципальную инфраструктуру", которую ежегодно присуждает международный журнал Project Finance. Сейчас при участии шведских инвесторов реализуется еще два крупных экологических проекта. В Архангельске модернизируются сети "Водоканала" — кредит на это предоставил Европейский банк. А в Мурманске реконструируется система теплоснабжения — кредит предоставил Северный инвестиционный банк (межгосударственный банк, учрежденный Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией и Исландией).


Построить шведский дом

Довольно успешно шведские инвесторы работают и на рынке недвижимости Петербурга. К примеру, с 2002 года в Петербурге действует строительная группа Scanska, представленная компанией "Петербургстрой Scanska", которая, кстати, участвовала в строительстве Юго-Западных очистных сооружений. Один из последних крупных проектов компании в сфере жилой недвижимости — автономный малоэтажный квартал "Новая Скандинавия" на севере города, на берегу Нижнего Суздальского озера. А всего два года назад несколько шведских фирм специально для выхода на российский рынок учредили Russian Real Estate Investment Company (Ruric AB). Недавно компания объявила, что в 2006 году планирует инвестировать в девелоперские проекты в Петербурге $100-150 млн.


Правда, сфера интересов компании не жилая, а коммерческая недвижимость города. В течение 2005 года Ruric приобрела в собственность пять объектов в Петербурге для реконструкции и преобразования в офисные помещения класса А. К примеру, компания выкупила дом на набережной Фонтанки для строительства бизнес-центра площадью примерно 4 тыс. кв. м, а также здание Табачной фабрики имени Урицкого на Васильевском острове. Объем инвестиций компании в 2005 году составил около $50 млн. Участвовала Ruric и в конкурсе на реконструкцию Новой Голландии в феврале этого года, но его шведы проиграли. Зато получили право на реализацию инвестиционного проекта на базе Военно-транспортного университета железнодорожных войск, расположенного на набережной Мойки. На освободившейся территории в 2011 году появится многофункциональный комплекс, который будет включать жилые, офисные и торговые помещения, а также концертный зал и аквапарк. Стоимость проекта — около $250 млн. Право на застройку выиграла учрежденная Ruric компания "Глинки 2", которая участвовала в конкурсе на реконструкцию Новой Голландии.


Немало шведских проектов осуществляется в тех областях, где скандинавские страны вышли в мировые лидеры,— в сфере энергосберегающих технологий, коммунальном хозяйстве и переработке отходов. В качестве примера можно привести Гатчину (Ленинградская область), где Sida профинансировала несколько проектов в сфере теплоснабжения, благодаря которым, по данным администрации Гатчины, экономия тепловой энергии на одном из участков сети достигла 18%. В 2005 году Гатчина и еще один город Ленинградской области — Тихвин — получили от Sida безвозмездные гранты более чем на $4 млн на реконструкцию водопровода. Шведы также финансируют такие проекты в Мурманской области и других областях Северо-Западного региона.


Взятки не гладки

В торговых отношениях со Швецией дела у России обстоят примерно так же, как с большинством партнеров из Западной Европы. То есть шведы поставляют нам в основном общеинженерную продукцию и оборудование, на которые приходится 45% шведского экспорта в Россию. А мы им — топливо (по данным Шведского торгового совета — почти 80% российского экспорта). Впрочем, есть и компании, продающие соседям готовую продукцию. Один из старейших примеров такого сотрудничества — фирма MikroMakarna и мурманское производственное предприятие "Микротех". С 1995 года шведы размещают здесь заказы на производство радиоэлектронной и кабельной продукции. Как отмечают в MikroMakarna, благодаря этому сотрудничеству компания снижает производственные издержки и получает конкурентные преимущества на шведском рынке.


Больше десяти лет поставляет мурманскую оленину в Швецию "Норрфрюс-Ловозеро" — российская компания со стопроцентным иностранным, то есть шведским, капиталом. В течение долгого времени это был единственный забойный цех в регионе, куда оленеводы из близлежащих совхозов "Тундра" и "Оленевод" могли сдавать животных. Кстати, недавние события в "Норрфрюс-Ловозере" наглядно показали, в чем заключается "специфика" работы шведских компаний в России. А заключается она в том, что шведы, в отличие от многих других западных инвесторов, приспособившихся к нашей действительности, редко дают взятки. Этой тактики придерживаются не только такие гиганты, как IKEA, но и сравнительно небольшие предприятия вроде "Норрфрюс-Ловозера".


В 2005 году ветеринарная служба Мурманской области приостановила экспорт оленины компании "Норрфрюс-Ловозеро". Как показала проверка, при производстве ее продукции нарушались технологические процессы. И компания, и ее поставщики оленеводы понесли убытки, исчислявшиеся сотнями тысяч рублей. На складе в селе Ловозеро скопились тонны оленины. Ситуация прояснилась после того, как начальник областного управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Павел Должанов был задержан при получении взятки в €8150, которую он вымогал у "Норрфрюс-Ловозера" за разрешение на вывоз оленины.


Путь на запад — через лес

Когда-то именно сырье, то есть лес, привлек шведских инвесторов в Россию. Официально первым лесопромышленником в Ленинградской области стал концерн AssiDoman. В декабре 1997 года, по данным пресс-центра правительства региона, с компанией был заключен инвестиционный договор #1, предоставивший ей режим наибольшего благоприятствования в соответствии с законом "Об инвестиционной деятельности в Ленинградской области". Созданная компанией фабрика по производству гофрокартона начала работать в 1998 году. Но на самом деле к этому времени на Северо-Западе уже действовало немало совместных предприятий по заготовке и экспорту леса.


Но постепенно предприятия региона стали отказываться от привычной практики "мы шведам сырье, а они нам — готовую продукцию". Вот история Сегежского целлюлозно-бумажного комбината в Карелии. AssiDoman, выкупивший в 1997 году убыточный ЦБК, не обеспечил обещанных вложений в $100 млн. После "капитуляции" шведов на комбинат пришла молодая команда антикризисных российских менеджеров. И Сегежскому ЦБК удалось не просто превратиться в преуспевающее предприятие, но и самому стать собственником шведской компании. В начале июня этого года комбинат приобрел второго в Европе производителя бумажных мешков Korsnas Packaging, принадлежавший ранее холдингу Inestment AB Kinnevik.


Сделка была окончательно утверждена 31 мая в Стокгольме. Ее стоимость превышает €73 млн, а средства Сегежскому комбинату предоставили Банк Москвы и Сбербанк РФ — теперь они являются финансовыми партнерами предприятия. Предполагается, что после слияния Korsnas Packaging с карельским комбинатом производственный потенциал нового холдинга составит более 1 млрд бумажных мешков в год, что позволит предприятию стать мировым лидером в этой области. Так что сегодня Северо-Запад с его сырьевыми ресурсами и удачным географическим расположением открывает большие возможности не только для шведских инвесторов. Похоже, российские компании поняли: регион может стать стартовой площадкой для их выхода на рынки Западной Европы, в том числе на скандинавские рынки.


ВИКТОРИЯ ЗАВЬЯЛОВА

Дошли до Москвы

Европейские бизнес-сообщества по-разному подходят к освоению российского рынка. Шведы продвигаются на Восток одновременно (подобная тактика осталась неизменной со времен событий, показанных в черно-белом фильме "Александр Невский").


Суть шведской стратегии следующая: в этом году Шведский торговый совет (Swedish Trade Council) запустил проект Sweden:Upgrade. В рамках этого проекта совет предлагает российским компаниям организовать встречи со шведскими представителями из различных сфер бизнеса: пищевая промышленность, транспорт и логистика, туризм, дизайн, информационные технологии, энергетика, оборудование, сервис, инвестиции, банковские и адвокатские услуги.


В рамках проекта делегации шведских предпринимателей посетят девять городов: Санкт-Петербург, Вологду, Череповец, Ярославль, Казань, Чебоксары, Нижний Новгород, Самару и Москву (с расписанием мероприятий можно ознакомиться на сайте www.swedenupgrade.ru). Завершением проекта станет выставка Swedish Grand Expo, которая будет проходить в Москве 15-16 июня в Экспоцентре на Красной Пресне.


"Зеленый коридор" с односторонним движением

Между Россией, Швецией и Финляндией действует упрощенная система перевозки товаров на российскую территорию. Она не только сокращает время прохождения таможенных процедур, но и исключает подлоги и возможность подкупа работников таможни.


Договоренность о новой системе упрощенного пересечения границы, получившая название "Зеленый коридор", была достигнута в Гетеборге в декабре 2002 года на встрече между главами таможенных управлений России, Финляндии и Швеции — Михаилом Ваниным, Таппани Эрлингом и Челем Янссоном.


В ходе подготовки проекта была создана единая информационная система, которая включает базы данных трех стран и вычислительный комплекс. Главная цель, которую преследовали таможенники,— максимально упростить и ускорить процедуру прохождения груза, пересекающего границу. Российская часть проекта "Зеленый коридор" финансировалась из средств Всемирного банка, выдавшего ФТС РФ кредит в $140 млн.


Проект "Зеленый коридор" был введен на таможенном посту "Торфяновка" Выборгской таможни сначала в тестовом режиме 22 сентября 2003 года, а затем с 1 июня 2004 года в полном масштабе.


Система действует следующим образом. Еще до прибытия груза на границу информация о нем поступает через объединенную компьютерную систему на границу и на таможню назначения. Когда фургон с грузом прибывает на границу, таможенник просто считывает штрих-код на документе перевозчика и сверяет его с данными в системе. Далее система формирует электронный документ контроля доставки на русском языке и передает его на российский пункт таможни. Вся процедура, по словам разработчиков, занимает несколько минут. Важным моментом является то, что эта информация в принципе не может быть изменена или подделана, исключает подлог и возможность подкупа работника приграничного пункта. Кроме того, в ФТС России уверены, что таким образом исчезает необходимость посреднических услуг на границе и экономятся средства перевозчиков.


"Зеленым коридором" пока пользуются 15 крупнейших шведских и финских компаний, среди которых шведские IKEA, Scania, Tetra-Pak, Electrolux, Volvo и финские Valio, Elkotec, Stokmann, Lehtikanta, Alprint, Rannila. Список в дальнейшем планируется пополнить. Чтобы попасть в хит-парад российской ФТС, иностранным компаниям нужно сначала уверить в своей благонадежности свои национальные таможенные управления, а те, в свою очередь, передадут эту информацию на утверждение в Россию.


Опыт прохождения "Зеленого коридора" показался позитивным не только его участникам — некоторые крупные компании Литвы, Латвии и Польши заявили о своем желании работать с российской таможней по этой системе. Интерес также проявили таможенные службы Германии и Норвегии.


Помимо расширения система "Зеленый коридор" оставляет простор и для правового совершенствования. Дело в том, что пока движение по "Зеленому коридору" исключительно одностороннее — только для шведских и финских компаний, везущих грузы в Россию. Для российских компаний со стороны России на входе в "Зеленый коридор" горит красный свет — никаких льгот от шведов и финнов они не получают.


ОЛЬГА ХВОСТУНОВА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...