Коротко

Новости

Подробно

Амбулаторное заключение

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42
ФОТО: AP
       Минюст России думает о введении в стране электронного мониторинга заключенных. Эта практика уже хорошо зарекомендовала себя во многих странах мира, где ее считают не только гуманной альтернативой тюремному заключению, но и эффективной системой предупреждения преступлений.
Комиксы на службе правосудия
       Практика контроля за преступниками, уже отбывшими свой срок, существовала всегда (см. справку). Но идея поставить на службу контроля за правонарушителями новейшие достижения телекоммуникационных технологий появилась не так давно. В 1983 году Джеку Лаву, судье из города Альбукерки, штат Нью-Мексико, попалась на глаза полоса комиксов из местной газеты. В комиксе о Человеке-пауке рассказывалось, как главный враг супергероя нацепил ему на руку огромный браслет: "Это электронное радарное устройство, оно позволит мне узнать, где ты находишься!"
       "Я подумал тогда, что и нам бы такая технология помогла,— вспоминал позже судья Лав.— Наши тюрьмы были переполнены, это помогло бы нам их разгрузить. Вместо тюремного заключения я мог бы приговаривать преступников к домашнему аресту и контролировать их при помощи электроники".
       Когда Джек Лав предложил воспользоваться опытом злодея из комиксов, коллеги его засмеяли. Однако судья был человеком инициативным. Он обратился к своему другу Майку Госсу, который на средства Лава изготовил первую партию электронных ножных браслетов. Эти устройства были просты в употреблении. В доме осужденного устанавливался аппарат, принимавший сигналы от браслета на определенном расстоянии. Как только связь прерывалась или преступник пытался снять браслет или отключить приемник, в ближайшем отделении полиции, а также в доме самого преступника начинали завывать сирены.
       В конце 1983 года Верховный суд штата Нью-Мексико разрешил использование электронных систем слежения и уполномочил судей штата приговаривать лиц, впервые совершивших преступление, к домашнему аресту с обязательным ношением ножных электронных браслетов. При вынесении же приговора судья особо оговаривал, что попытка нарушить режим домашнего ареста автоматически приводила преступника в тюрьму, причем на куда более длительный срок.
       
Тюремное подключение
ФОТО: REUTERS
Сторонники электронного мониторинга уверены, что с браслетом преступники недалеко уйдут от правосудия
Постепенно эксперимент в Нью-Мексико получил огласку в США. У судьи Лава появились горячие сторонники. Всего за три года число преступников или обвиняемых, которым были надеты электронные браслеты, составило тысячу человек. Речь шла уже не только о приговоренных к домашнему аресту преступниках, но и о выпущенных под залог или досрочно. В США действовало к этому времени несколько десятков различных программ, в рамках которых использовались браслеты. Примерно в это же время практика начала распространяться и за пределы США. Несколько канадских провинций и штатов Австралии принялись испытывать программу, аналогичную той, которую ввел у себя в штате судья Лав.
       "Многие в то время видели в электронных браслетах едва ли не панацею. Техника решала массу проблем,— говорит британский эксперт Майкл Карпентер.— В первую очередь новая система реформировала работу службы контроля за досрочно освобожденными в таких странах, как, например, та же Канада или Австралия, где личный контакт с освобожденными или осужденными был затруднен из-за огромных расстояний". Электронные браслеты были на ура приняты самими полицейскими. "Возьмите любого нашего офицера, которому по долгу службы приходится время от времени встречаться с досрочно освобожденным преступником. Многие из наших подопечных агрессивны, контакты с ними, мягко говоря, неприятны. А теперь эти контакты можно минимизировать, почти сведя к нулю",— цитировала одна из американских газет слова сотрудника местного полицейского управления.
       Развитие технологий помогло еще больше расширить сферу применения электронных браслетов. "Одно дело, когда вы просто следите за теми, кто находится под домашним арестом, и совсем другое — когда вы можете реально следить за передвижениями преступников,— говорит Майкл Карпентер.— Новые возможности позволили использовать систему электронного мониторинга и в отношении тех, кто не был приговорен к домашнему заключению".
       Речь идет об использовании технологии, при которой электронные браслеты передают информацию на спутник системы глобального позиционирования (GPS). Теперь браслетами стали снабжаться и люди, которым по приговору суда запрещается находиться в тех или иных зонах. Браслеты с системой GPS, говорили их разработчики, позволяли определять местонахождение осужденного с точностью до двух метров (см. схему). В случае нарушения условий приговора информация мгновенно передается в штаб-квартиру полиции.
       
О вреде электронного мониторинга
ФОТО: AFP
 Противники электронного мониторинга опасаются, что с помощью браслетов государство захочет держать всех, кого оно считает неблагонадежными, на расстоянии вытянутой ноги
Популярность системы удаленного контроля за осужденными выросла настолько, что во многих странах домашний арест стал единственной мерой наказания для целого ряда преступников — мелких грабителей, хулиганов, угонщиков автомобилей и т. д. В США электронный мониторинг используется в 49 штатах из 50, в Европе его особенно активно применяют Британия, Швеция и Нидерланды. Действует эта система в Австралии, Новой Зеландии и в некоторых развивающихся странах. Ежедневно в мире выносится более 100 тыс. приговоров о применении электронного мониторинга.
       У системы появились и противники. По их мнению, она не только нарушала личные права граждан, но и не способствовала решению той проблемы, ради которой была создана,— сократить количество заключенных.
       По данным американского Национального института юстиции, который в течение десяти лет следил за развитием системы электронного мониторинга, во многих случаях ее применение вело не к снижению числа заключенных, а, наоборот, к его быстрому росту. К тем же выводам пришла и Американская ассоциация досрочно-условного освобождения — своего рода профсоюз сотрудников полиции и тюрем, занимающихся вопросами досрочного освобождения или контроля за досрочно освобожденными преступниками.
       "Происходит это по одной причине. Там, где раньше судьи ограничились бы штрафом или приговором к общественным работам, они предпочитают приговаривать к домашнему заключению. Причем иногда на довольно продолжительный срок — вплоть до года. Людям трудно вовсе не нарушать режим, а в этом случае они оказываются в тюрьме,— говорит один из бывших сотрудников отдела по работе с досрочно освобожденными в штате Калифорния.— В итоге в тюрьмах оказывается огромное количество людей, которым, не существуй системы электронного мониторинга, никогда не пришлось бы войти в тюремные ворота".
       Попытки еще больше расширить круг применения электронного мониторинга вызвал в разных странах массу протестов. Одним из первых, кто начал говорить об опасности электронного мониторинга, стал его создатель судья Джек Лав: "Когда мы впервые ввели эти браслеты, я часто говорил, что в них нет ничего оруэллианского. Мы же не следим за преступниками визуально. Но теперь, как я слышал, используются и видеокамеры, к которым осужденный должен подходить в определенное время, чтобы не лишиться свободы окончательно. Говорят, есть даже специальные системы, снабженные анализатором выдыхаемого воздуха. Что будет следующим? Микрочипы, имплантированные под кожу преступников?"
       В Британии, а также в некоторых других странах начались проекты по закреплению электронных браслетов не только у людей, досрочно освобожденных, но и у тех, кто отбыл свой срок за преступление, считающееся общественно опасным (например, педофилия). Кроме того, в той же Британии в качестве превентивной меры предлагается снабжать электронными браслетами подростков и детей. Это, говорят власти, необходимо для того, чтобы контролировать так называемые "детские комендантские часы", когда детям запрещено появляться в отдельных районах города или на улицах вообще. "Отношение к детям меня возмущает. Они, может быть, совершили неблаговидный поступок, но к ребенку 12 лет надо относиться как к ребенку 12 лет, а не как к преступнику",— говорит представительница одной из британских правозащитных организаций, занимающаяся проблемами детей.
       
О пользе электронного мониторинга
       Впрочем, у нынешней практики применения электронных браслетов нет серьезных противников. "Все понимают, что это куда гуманнее и выгоднее, чем тюремное заключение,— говорит один из сотрудников пенитенциарной системы Нью-Йорка.— Электронные браслеты экономят нам огромные средства на содержании и обслуживании заключенных. Я не могу говорить о цифрах, но думаю, что речь идет о миллионах долларов по всей стране".
       Электронные браслеты приносят пользу, когда ими пользуются с умом. "Есть довольно простые правила, соблюдая которые, можно добиться многого,— говорит Майкл Карпентер.— Главное понимать, зачем этот электронный мониторинг вводится".
       По мнению большинства экспертов, эффективность электронного мониторинга высока, если эта мера используется непродолжительное время (максимум три месяца), после 90 дней вероятность нарушения режима резко возрастает. Кроме того, система не должна использоваться сама по себе, но лишь в комплексе с другими мерами.
       Так, в Швеции и Нидерландах мониторинг в обязательном порядке сочетается с программой реабилитации и возвращения преступника в общество. "Наша программа состоит из четырех ключевых элементов,— рассказывает один из сотрудников нидерландской полиции.— Во-первых, это примерно 30 часов в неделю так называемой программы реабилитации, в которую входят общественные работы, повышение квалификации и обучение. Во-вторых, это общественная программа: занятия спортом, посещение церкви и любые другие разрешенные соответствующим сотрудником нашей службы виды деятельности. В-третьих, это так называемое свободное время, которого у 'домашних заключенных' не так уж и много. Оно постепенно увеличивается с двух часов по субботам и воскресеньям до 48-часовых 'выходных' ближе к концу срока. В эти промежутки времени осужденные могут бывать там, где они хотят. В-четвертых, это 'комендантский час', в течение которого заключенным запрещено покидать дом". Уже после первых нескольких месяцев пилотной программы в Нидерландах оказалось, что из 350 преступников нарушение режима допустил только один. И это при том, что, в отличие от других стран мира, к участию в программе были допущены не только впервые осужденные за мелкие правонарушения, но и закоренелые преступники.
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ
       
Как следят за осужденными в разных странах
       Электронный мониторинг преступников действует во всех странах Европы, во многих странах Латинской Америки и Азии, а также в США, Австралии, Канаде, Новой Зеландии и ЮАР. Несмотря на то что эта мера снижает государственные затраты на содержание тюрем и преступников, она остается, тем не менее, привилегией богатых и развитых стран.

       В США программы электронного мониторинга действуют практически во всех штатах. В каждом штате свои собственные правила применения. Общее число лиц, приговоренных к данному виду наказания, оценивается в 100 тыс. человек. Электронный мониторинг устанавливается по решению судьи в качестве меры наказания за незначительные правонарушения — как мера, дополняющая залог до начала суда, а также как мера контроля за условно-досрочно освобожденными преступниками. Максимальный период мониторинга не определен.
       В Великобритании программа действует с начала 1990-х годов. Как и в США, в Британии чаще всего используется облегченная система мониторинга, не связанная с системой GPS. По неофициальным данным, электронному мониторингу подвергаются около 10 тыс. человек. Большинство лиц, подвергаемых такому виду наказания,— воры и взломщики (47%), а также хулиганы (12%). Система используется для обеспечения так называемого режима комендантского часа, к которому приговаривают лиц, совершивших мелкие правонарушения, и несовершеннолетних преступников. Особенностью британской системы считается широкое использование электронного мониторинга для недопущения правонарушителей на спортивные мероприятия. В соответствии с законом "О борьбе с терроризмом" 2005 года электронный мониторинг используется для обеспечения контроля за предполагаемыми сторонниками террористов. Максимальный период мониторинга не определен. В настоящее время рассматривается вопрос об обязательном мониторинге лиц, совершивших сексуальные преступления.
       Швеция была одной из первых стран Европы, в которой программа электронного мониторинга получила широкое распространение. После введения мониторинга число заключенных, содержащихся в тюрьмах страны, сократилось на 20%. В настоящее время, по неофициальным данным, около 6 тыс. человек подвергаются этому наказанию ежегодно. Абсолютное большинство правонарушителей — злостные нарушители правил дорожного движения (51%) и лица, замеченные в домашнем насилии (21%). Электронный мониторинг может применяться только по приговору суда и только в отношении лиц, совершивших преступление. Превентивный мониторинг запрещен. Мониторинг может применяться только вместе с программой реабилитации преступников. Максимальное время мониторинга — два месяца.
       Новая Зеландия широко применяет электронный мониторинг (здесь его называют домашним заключением) для наказания лиц, не совершивших особо тяжких преступлений. По неофициальным данным, ежегодно к домашнему заключению на срок от нескольких недель до шести месяцев приговариваются около 5 тыс. человек. Особенность новозеландской системы — ее полная привязка к системе GPS и интерактивность. Для осужденного заранее определяются места, которые ему запрещено посещать, и сигнал тревоги срабатывает только в том случае, если он приближается к такой запретной зоне. Во всех остальных случаях осужденный может чувствовать себя совершенно свободно.
       Таиланд рассматривает введение в стране системы электронного мониторинга, который здесь называют проектом "Киберстена". Он практически ничем не будет отличаться от упрощенной англо-американской системы и рассчитан исключительно на разгрузку тюремной системы за счет перевода под домашний арест лиц, которым суд отказал в праве выхода под залог до суда; лиц, впервые совершивших преступление и приговоренных к небольшим срокам тюремного заключения, а также заключенных тюрем с облегченным режимом.

Что было до электронного мониторинга

       Электронные браслеты и пояс, принимающий данные со спутника,— самое современное проявление стремления государства контролировать людей, которых оно считает опасными или требующими особого присмотра.

       Самой древней формой контроля было клеймение преступников. Будь то лилия на плече во Франции или слово "воръ" на лбу и вырванные ноздри в России, смысл не менялся. Компетентные органы получали возможность следить за бывшими преступниками, а простые граждане — знать, кто находится рядом с ними.
       В исламских странах вместо клейма практиковалось отсечение конечностей. Отсутствие руки для жителей было сигналом того, что перед ними вор.
       В XX веке в нацистской Германии и оккупированных ею странах звезда Давида, нашитая на одежду, была отличительным знаком самой нежелательной части населения — евреев. В концентрационных лагерях и тюрьмах использовалась более детализированная система опознавательных знаков. Треугольники разных цветов идентифицировали не только евреев, но и цыган, гомосексуалистов, коммунистов и обычных уголовников.
       В современном мире подобные методы считаются варварскими и политически некорректными. Именно поэтому электронные браслеты с самого начала стали надевать преступникам на ноги — тем самым государство находило компромисс между своим правом контролировать преступников и правами самих преступников, прошлое которых (особенно когда дело касается досрочно освобожденных или отпущенных под залог) не должно становиться известным тем, кого оно совершенно не касалось.
       
Как устроена система электронного мониторинга преступников
       В отличие от первых моделей электронных браслетов, применявшихся в 1980-е годы и позволявших лишь контролировать пребывание осужденного на определенной территории вокруг собственного дома, современные системы мониторинга позволяют сочетать максимум свободы с тотальным контролем. Схема с использованием системы глобального позиционирования GPS используется в большинстве европейских стран.
       1. Осужденный постоянно носит пристегнутый к лодыжке электронный браслет и установленный на поясе трекер-передатчик. Между устройствами поддерживается постоянная беспроводная связь.
       2. Трекер-передатчик определяет свое местонахождение по сигналам со спутников системы GPS.
       3. Трекер-передатчик передает свое местонахождение, используя системы мобильной или стационарной телефонной связи.
       4. Данные поступают в диспетчерский центр, компьютер которого запрограммирован таким образом, чтобы посылать сигнал тревоги в случае, если осужденный выходит за пределы разрешенной ему зоны. Автоматический сигнал тревоги подается и в случае, если трекер-передатчик и электронный браслет оказываются на значительном друг от друга расстоянии.
       5. Передвижение осужденного непрерывно фиксируется на компьютерной карте. Погрешность в установлении местоположения осужденного не превышает 2 м.
       
Комментарии
Профиль пользователя