Светлане Бахминой дали семь лет

дело ЮКОСа

Вчера Симоновский суд Москвы приговорил к семилетнему сроку замначальника правового управления ЮКОСа Светлану Бахмину, признав ее виновной в хищениях и уклонении от уплаты налогов. В прениях гособвинитель на процессе Николай Власов обмолвился, что это "одно из дел ЮКОСа — не первое и не последнее". Разыскиваемый по тому же делу бывший топ-менеджер ЮКОСа Дмитрий Гололобов назвал решение суда "бессмысленным и беспощадным".

В первых же строках приговора судья Татьяна Корнеева сообщила, что "Светлана Бахмина совершила хищение чужого имущества в крупных размерах (на сумму в 8 млрд руб.; напомним, что представитель "Томскнефти" заявлял в суде, что компания не имеет претензий к подсудимой и никаких хищений не было.— Ъ) с использованием служебного положения в составе преступной группы". В "преступную группу", уточнила судья, входила сама Бахмина, а также "иное лицо, сотрудник 'ЮКОС-Москва', уголовное дело в отношении которого приостановлено из-за объявления его в розыск" (имелся в виду начальник правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов.— Ъ), и "неустановленные лица". Дальнейшее повествование практически не отличалось от речи гособвинителя. Светлана Бахмина, читала судья, в составе этой группы разработала схему хищения имущества "Томскнефти": обращение основных фондов компании на баланс фиктивных фирм ЮКОСа. Она же должна была контролировать принятие решений советом директоров "Томскнефти" и их исполнение. Госпожа Бахмина получила право распоряжаться "Томскнефтью", в том числе отчуждением имущества. Она получила перечень нефтяных скважин и другого рентабельного имущества, отчуждаемого в подконтрольные ЮКОСу фирмы, балансовая стоимость которых составила 8 млрд руб. (40% активов "Томскнефти"), и на совете директоров компании предложила продать это имущество по остаточной стоимости — 3 млрд руб. (что составило 18% от активов компании). При этом "с целью скрыть свои противоправные действия", говорилось в приговоре, Светлана Бахмина организовала получение ложной экспертной оценки — эксперт Зайцев ("введенный в заблуждение") подписал уже заранее заготовленные фиктивные экспертные заключения.

Светлана Бахмина же "умышленно дала ложное заключение законности этих действий". В уклонении от уплаты налогов суд тоже признал Светлану Бахмину виновной. Позиция суда повторяла точку зрения обвинения, высказанную прокурором Николаем Власовым в своей обвинительной речи.

Страховые аннуитеты (регулярные выплаты), получаемые Светланой Бахминой от Промышленной страховой компании (ПСК), суд счел завуалированной зарплатой и тем самым решил, что подсудимая эту зарплату не задекларировала: в декларацию за 2001 год она "внесла заведомо ложные сведения", указав доход в 402 тыс. руб. вместо 2 млн 888 тыс. руб., не заплатив в 2001 году налогов на 323 тыс. руб. А в 2002 году таким же способом уклонилась от налогов почти на 283 тыс. руб. Тем самым за 2001-2002 годы не заплатила 606 тыс. руб. налогов.

Суд кратко остановился на позиции самой подсудимой, которая не признала себя виновной: "Она показала, что 'работала под руководством Василия Алексаняна (в последнее время вице-президент ЮКОСа, арестован 7 апреля.— Ъ), а также поручения ей давал Гололобов, правом подписи документов не обладала, о запланированных кем-то действиях по хищению средств 'Томскнефти' ей ничего не известно и ей никогда не поручали выполнять преступные планы. Имущество 'Томскнефти' ей не вверялось, она им не распоряжалась и ей не подвластны управленческие вопросы. От уплаты налогов она не уклонялась, поскольку страховые выплаты не подлежат налогообложению'".

Затем судья в течение нескольких часов зачитывала показания свидетелей и документы из дела, "подтверждающие вину Светланы Бахминой". Ранее Ъ рассказывал, что даже многие свидетели со стороны обвинения, выступая в суде, говорили, что Светлана Бахмина не играла решающей роли, была рядовым членом совета директоров "Томскнефти" (ее назвали даже "рядовым клерком") и никаких решений не принимала. Но, по мнению суда, показания свидетелей говорят о виновности подсудимой.

Чтение приговора заняло семь часов, лишь раз судья Татьяна Корнеева сделала перерыв на полчаса. К концу дня многие уже не могли стоять, слушая приговор, и присели на лавки. Все это время адвокаты активно делали пометки в своих записях и только успевали переглядываться и обмениваться недоумевающими репликами: защита, видимо, все же ожидала несколько другую позицию суда. Кроме того, в приговоре суд даже не упомянул линию защиты, лишь под конец обмолвившись, что "суд не согласен" с парой возражений защиты.

В итоге суд признал Светлану Бахмину виновной в "Хищении имущества в крупных размерах" и "Уклонении от уплаты налогов в крупных размерах". Гражданские иски, заявленные в этом деле, суд отклонил, постановив рассматривать их в отдельном процессе гражданского судопроизводства.

Суд учел наличие у подсудимой двух маленьких детей, а также то, что она погасила долги по налогам в ходе судебного процесса, ее состояние здоровья и положительные характеристики. По первой статье суд приговорил ее к 6,5 года лишения свободы, по второй — к 2 годам. "Путем частичного сложения сроков суд приговаривает Светлану Бахмину к семи годам лишения свободы в колонии строгого режима",— заявила судья Корнеева, ошарашив присутствующих. Чуть позже все поняли, что судья оговорилась, просто устав от долгого чтения: режим, конечно, предусмотрен общий. Причин применить к Светлане Бахминой амнистию, о которой просила ее защита, суд не нашел.

Светлана Бахмина, в последнем слове высказавшая надежду на справедливый приговор суда, весь приговор прослушала спокойно, также сдержанно восприняла и оглашенные сроки. Адвокаты, выйдя из зала, сначала были не готовы к каким-то комментариям. Чуть позже защита все же заявила, что будет обжаловать приговор, который "чрезмерно строг". Прокурор же Николай Власов заявил, что "суд вынес правомерное решение", разобравшись "с тяжелым делом".

В свою очередь, бывший начальник правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов назвал приговор Симоновского суда "бессмысленным и беспощадным". "Я был уверен, что суд будет гуманным по отношению к женщине с двумя детьми, которая со всей очевидностью не совершала никакого преступления и совершенно ни в чем не виновата,— отметил он.— Но после этого приговора говорить нечего — политика опять переборола право. Суд стал карательной машиной, штампующей обвинительные приговоры. У меня еще есть надежда, что Мосгорсуд опомнится и будет адекватен, принимая свое решение. Света была абсолютно права, когда в своем последнем слове сказала, что лишь выполняла приказы своего руководства,— она была в ЮКОСе менеджером третьего звена, простым исполнителем. Светлана лишь выполняла приказы Василия Алексаняна или мои, как заместителя начальника, а затем и руководителя управления. Если она даже подготовила какой-то договор, по которому, возможно, что-то украли, как она может отвечать за это, она не знала всей картины, до нее не доводили всех решений, принимаемых менеджментом. Можно провести параллель с судом над компанией Enron — на скамье подсудимых лишь топ-менеджеры, исполнители — правосудие не интересуют, потому что понятно, что они там никто. У нас же сажают всех".

МАРИНА Ъ-ЛЕПИНА, ВЛАДИСЛАВ Ъ-ТРИФОНОВ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...