Коротко


Подробно

Идея-сфинкс

Семейный блокбастер "Азирис Нуна"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

премьера кино

В московском кинотеатре "Пушкинский" прошла премьера фильма "Азирис Нуна", выпускаемого под рекламными слоганами "от создателя 'Ночного дозора'" и "новая экранизация Сергея Лукьяненко". Последний в соавторстве с Юлием Буркиным выступил в качестве детского писателя — их повесть "Сегодня, мама!" легла в основу фильма, от которого ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА получила меньше отрицательных ощущений, чем опасалась.


Представив съемочную группу (половину которой составляют мастера по спецэффектам), режиссер-дебютант Олег Компасов предупредил публику, что картина очень скучная, так что мобильные телефоны ни в коем случае отключать не надо, а наоборот, следует максимально использовать их во время просмотра, рассказывая друзьям и родственникам, какая муть происходит на экране. "Азирис Нуна" — фильм действительно такой, которому параллельный разговор по мобильному ни капли не повредит. Это, безусловно, входит в число его достоинств, как и простодушие создателей, приглашающих вас в кинозал исключительно посмеяться, пусть даже и над их наивностью.

"Азирис Нуна" начинается с эпизода в запаснике исторического музея, где сторож (последняя роль в кино Спартака Мишулина) крутит на столе вареное яйцо, однако надкусить его так и не успевает: разряд молнии выбивает пробки, в гигантской голове египетского сфинкса образуется трещина, и приходится вызывать на место происшествия прогрессивного археолога (Александр Лазарев-младший), который интересуется следами внеземных цивилизаций. Жена его (Нонна Гришаева) тем временем учит двоих сыновей (Филипп Авдеев и Роман Керимов) древнеегипетскому: "Азирис Нуна" якобы означает на этом языке "спокойной ночи".

Пожелав этого самого "Азириса" своим родителям, пронырливые братья не укладываются спать, а крадут ключи от запасника, вылезают в окно и отправляются изучать голову сфинкса, внутри которой замурована машина времени. Но тут некстати оживает нашедшая приют в запаснике мумия фараона Аменхотепа IV — за сложным гримом шоколадного цвета отчетливо угадываются черты Александра Филиппенко, его страшно выпученные глаза и характерная мимика. В принципе, учитывая постмодернистский подход авторов, стремящихся соединить несочетаемое, мумия должна была бы прочитать что-нибудь из Зощенко, однако она не успевает этого сделать, получив в лоб фонарем от расторопных детей. Они меж тем запираются в машине времени, которая переносит их на Венеру 2056 года. Там два комических артиста с до боли знакомыми по телеэкрану лицами — Вячеслав Гришечкин и Семен Фурман — изображают венерических аборигенов, которые разговаривают на умеренно остроумной, но энергичной смеси подросткового сленга и фантазийной абракадабры. Поскольку необузданное воображение писателей-фантастов подсказало им населить Венеру кошкообразными сфинксами, то вскоре братья попадают под покровительство одного из них (Максим Аверин), которому продюсеры не поскупились на грим, получившийся не менее вызывающим, чем в печально известном своим идиотизмом голливудском фэнтези "Поле битвы — Земля" (Battlefield: Earth).

Человек-кот добивается возвращения детей в родной хронотоп: "Мы, сфинксы, хотим вернуть вас домой, чтобы доказать, что временная петля существует". Существование ее, впрочем, и без того очевидно, поскольку следующий ее изгиб забрасывает героев во дворец Аменхотепа в 1506 год до н. э. Здесь фараон предстает не в мумифицированном виде, а вполне свеженький, позвякивающий вплетенными в козлиную бороду бубенчиками. Тут юмор "Азириса Нуны" отчетливо напоминает французскую комедию "Астерикс и Обеликс: миссия 'Клеопатра'" (Asterix & Obelix: Mission Cleopatre), играющую на сочетании древнеегипетского антуража и деталей современного быта. Так, при дворе фараона служит популярный телевизионный weathermen Александр Беляев: облаченный в древнеегипетский балахон, он докладывает Аменхотепу сводку погоды с присущим ему артистизмом: "Ветер устремится к нашим врагам, и в глаза им — пыль, пыль, пыль!"

При всех элементах сходства "Азириса Нуны" с иностранными аналогами сами авторы, проводя исторические параллели, вскользь упоминали отечественный фильм "Гостья из будущего". От его невинных персонажей нынешние путешественники во времени заметно отличаются: это не поджарые дети советского кинематографа, выросшие на компоте из сухофруктов,— это искушенные тинейджеры третьего тысячелетия с пузиками от "Макдональдса", с коронной фразочкой "Без фанатизма" и с богатой кинематографической эрудицией. Например, в одном эпизоде, где заходит речь о братской преданности и взаимовыручке, герои цитируют диалог из фильма "Брат": "Ты что, брат? Ты ж брат мне. Ты помнишь, как тогда я ногу на рыбалке проколол?" С зарубежной классикой вроде саги Роберта Земекиса "Назад в будущее" (Back To the Future) патриотичные братья, видимо, знакомы меньше, иначе бы они были осторожнее с красивыми девочками, встречающимися в прошлом, каждая из которых теоретически может оказаться их родной матерью.


Комментарии