Коротко


Подробно

DVD с Миихаилом Трофименковым

"Красные огни" (Feux rouges, 2003)


Название, конечно, переведено неверно. Никакие это не "красные огни", а "красный свет", который вовремя не загорелся в мозгу Антуана (Жан-Пьер Даруссен), парижского буржуа, измученного виски, жарой, часами, проведенными за рулем. Седрик Кан — виртуозный и мрачновато отстраненный исследователь патологии повседневной жизни. Он ничего не объясняет, он просто показывает закономерность девиации, страсти интеллектуала к вульгарной девке ("Скука") или кровавое турне по югу Франции серийного убийцы без причины ("Роберто Зукко"). "Красные огни", экранизацию романа Жоржа Сименона, проще всего назвать фильмом о вреде алкоголизма, инструкцией по "основам безопасности жизнедеятельности". Пока красавица-жена (Кароль Буке) копается, собираясь в поездку на выходные на юг, муж пропускает пару-тройку кружечек пива. Чувство вины вкупе с упрямством заставляют его в пути останавливаться промочить горло на каждой автозаправке. И, когда жена не дождется его возвращения и исчезнет, он решит, что это просто выходка вздорной бабы, хотя на самом деле — начало вязкого ночного кошмара. "Красные огни" — фильм о том, что худшие ожидания непременно сбудутся, что любой жест, любая фраза может стать катализатором беды, о том, что жизнь лишь кажется скучной, стабильной, простой, но чудовища бродят рядом с нами. Реалистическая, физическая природа изображения лишь усиливает ощущение сюрреальности: Кан — французский Дэвид Линч, притворяющийся бытописателем. А мораль фильма на удивление человечна, проста, банальна и трогательна: с любимыми не расставайтесь, иначе весь мир рухнет в тартарары.

"Запретная планета" (Forbidden Planet, 1956)


Фильм Фреда Маклеода Уилкокса для западного зрителя — такая же классика научной фантастики, как "Туманность Андромеды" или "Москва-Кассиопея" для зрителя советского. Так же переливаются приторными красками ландшафты планеты Альтаир-4. Так же затянуты в комбинезоны суровые космолетчики, усердно изображающие на волевых лицах мыслительные усилия. Так же будоражат воображение и манят в неведомое непонятного назначения сооружения, оставшиеся от сгинувшей цивилизации "креллов". Миниатюрные такие сооружения: дорогого стоит куб с гранями по 60 километров, внутри которого скрыт вечный источник энергии. Сама "Запретная планета" — такой же куб: в ней всего чересчур, ее серьезность чрезмерна до такой степени, что обращается запредельным абсурдом. А желание авторов козырнуть знакомством с теориями психоанализа превращает фильм в шедевр китча. Выжившие после двадцатилетней давности аварии космического корабля "Беллерофон" доктор Морбиус и его дочь Альтаира живут на Альтаире-4 припеваючи: развели райские сады, смастерили универсального робота и встречают экспедицию с распростертыми объятиями. Только вот бродит по планете какая-то злобная сила, то ли вихри, то ли сгустки энергии, поглощающие все на своем пути. Майор Адам сразу заподозрит, что сила эта как-то связана с доктором: еще бы, хорошего человека Морбиусом не назовут, к тому же этим яйцеголовым верить нельзя — запудрят простому космонавту мозги хитрыми формулами. Короче говоря, зловещие вихри оказываются, только не упадите, взбесившимся подсознанием Морбиуса, который только притворялся душкой, а оказался злобным мизантропом. Добро торжествует в облаке ядерного взрыва. Жалко, что доктор Фрейд не дожил до создания фильма: такой интерпретации психоанализа он не смог бы увидеть даже в кокаиновом угаре.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 10.03.2006, стр. 47
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение