Коротко

Новости

Подробно

Леонид Тягачев: мы здорово выступили

официальное мнение

"Коммерсантъ Bosco Sport". Приложение от , стр. 1

Выступление нашей команды на Олимпийских играх оценил в интервью корреспонденту Ъ АЛЕКСЕЮ Ъ-ДОСПЕХОВУ президент Олимпийского комитета России ЛЕОНИД ТЯГАЧЕВ.


— План по золоту перевыполнили, и предположу, что выступлением российской сборной вы должны быть довольны.

— Да. Рывок по сравнению с предыдущими Играми большой. О том, что мы здорово выступили, мне говорили и зарубежные коллеги, в том числе из тех стран, что заняли первые три места в общем зачете. Так что, думаю, это объективная оценка.

— Чем больше всего порадовала вас наша команда?

— Фигуристы выступили просто потрясающе. В целом все сложилось хорошо для лыжников. Я в первые дни очень переживал за Юлию Чепалову, расстраивался из-за того, что она проигрывала. Но своим заключительным выходом на лыжню в масс-старте, в котором Юля завоевала серебро с падением, уступив меньше полутора секунд победительнице, она перечеркнула, на мой взгляд, все предыдущие неудачи. От биатлонистов, учитывая их успехи в начале Олимпиады, может быть, уже ждали большего, чем два золота. Ждали, наверное, побед и в том же масс-старте. Но, по-моему, в принципе в этом виде все было нормально. А неудачный для наших девочек масс-старт только подтвердил, насколько же на самом деле высока в биатлоне конкуренция, и повысил ценность их блестящей победы в эстафете над немками.

— То есть проблем в этих двух ключевых с точки зрения командного зачета видах у нас нет?

— Так нельзя говорить. Проблемы — точнее будет сказать "мелкие недостатки" — есть. Надо, например, много работать со смазкой. Подготовка лыж в современном спорте приобрела огромное значение. Все видели, как Василий Рочев на спуске проигрывает три секунды соперникам. А это ведь колоссальное отставание для спринта. Получается, силы у спортсмена есть, техника есть, но из-за неважной подготовки лыж он уступает.

Но, может быть, как раз главный итог этих Игр для нас заключается в прогрессе отстававших видов — конькобежного спорта, фристайла, сноуборда, прыжков с трамплина. Помните первый прыжок Дмитрия Васильева? Пусть всего в одной попытке, но он ведь был впереди всех самых сильных прыгунов мира! Но федерация прыжков и двоеборья, регионы, которые традиционно развивают этот вид, нуждаются в помощи. Мы с Валерием Шанцевым договорились восстановить трамплин в Нижнем Новгороде. Будем то же самое делать на Кольском полуострове. Надо открывать специализированные школы-интернаты, благо есть уверенность, что не будет вопросов с их финансированием.

— Прыжки с трамплина — это неиспользованный резерв?

— Да. И не единственный. При правильном строительстве и подготовке сооружений могут приносить гораздо больше медалей сани, бобслей и скелетон, во многом за счет которых оторвались от всех немцы. В шорт-треке — у нас он, несмотря на истраченные солидные средства, остается на довольно низком уровне — разыгрывается немало наград. В нем тоже необходимо создавать единый центр подготовки. Вообще подготовка должна быть иной — более профессиональной. Как и отбор спортсменов. Ведь в тот же шорт-трек можно перевести спортсменов, обладающих подходящими физиологическими параметрами, из хоккея. Во фристайл — из прыжков на батуте или акробатики. Если их за несколько лет научить хорошо кататься на лыжах, то здесь мы сможем добиться великолепных результатов.

— Хоккейная сборная не разочаровала вас?

— Я был чрезвычайно огорчен ее поражением от финнов. Слышал разные версии по поводу случившегося. Кто-то говорил, что сдулись после победы над канадцами. Кто-то — что травмированных слишком много. Но главное, на мой взгляд,— это то, что в полуфинале наши хоккеисты не боролись и не играли в командный хоккей. К этому же выводу пришли выдающиеся специалисты — Виктор Тихонов, Вячеслав Старшинов, с которыми я обсуждал полуфинал. Они тоже не увидели у нас на льду команды и тоже были разочарованы. Вместе с тем победы над канадцами и шведами воодушевили наших болельщиков, продемонстрировали, что у сборной громадный потенциал.

Чтобы реализовать его в полной мере, потребуется, видимо, корректировать принципы подготовки перед Олимпиадой в Ванкувере. Я разговаривал со специалистами. Большинство из них пришли к выводу, что приоритет надо все-таки отдавать хоккеистам, играющим в России, и делать сильный отечественный чемпионат, в котором каждый клуб будет плотно взаимодействовать с главным тренером сборной. До тех пор пока клубы не станут подчиняться интересам национальной команды, у нас не будет ни по-настоящему мощного хоккея, ни футбола.

— Оправдала ли себя идея с введением в хоккейной сборной поста генерального менеджера?

— Оправдала. У Павла Буре сложился особый контакт с хоккеистами. Приехали на Олимпиаду, как он и обещал, лишь те, кто и в самом деле был готов сражаться за Россию. Со Швецией и Канадой эти ребята показали настоящий хоккей. В общем, для первого раза работа Буре точно была удачной. Не исключаю, что он займет пост генерального менеджера сборной и перед Олимпиадой в Ванкувере.

— Какая из наших туринских побед для вас была самой запомнившейся в плане эмоций?

— Во-первых, в лыжной эстафете. Во-вторых, Светы Журовой, которая вернулась в спорт после родов, справилась с массой трудностей. В-третьих, Евгения Плющенко. Я вроде бы не сомневался в его победе, но нервы почему-то все равно были на пределе... Многое запомнилось. Я был приятно удивлен бронзой Владимира Лебедева в акробатических прыжках. Был потрясен бегом Дмитрия Дорофеева, пусть ему в итоге досталось не золото, а серебро. Победа Татьяны Навки с Романом Костомаровым дорогого стоила, потому что наши танцоры испытывали сильнейшую конкуренцию со стороны дуэта из Италии. Вообще, Олимпиада прошла на невероятном эмоциональном подъеме. Он всех коснулся: тренеров, президентов федераций, самих спортсменов. Другое дело, что теперь надо двигаться дальше. Пора уже, наверное, создавать специализированные олимпийские команды с полным обеспечением, как это делают в Китае. Своего рода интернаты для будущих чемпионов, которым гарантировано все — хорошая медицина, хорошие тренеры.

— Начало Олимпиады у нас получилось замечательным. Медаль за медалью. Возникла мысль, что мы можем претендовать даже на первое место в командном зачете. Но концовка вышла несколько скомканной. В чем причина?

— Да просто в спорте многое зависит от удачи. Никто ведь не думал, что Альбина Ахатова и Светлана Ишмуратова будут так мазать в масс-старте! Не пошло, что тут сделаешь...

— А нет ощущения, что нашу сборную, когда она разогналась, стали придерживать? Вот Ирине Слуцкой победу не отдали...

— У нас с вице-премьером Александром Жуковым, когда закончились соревнования в женском одиночном катании, было то же чувство негодования: почему Ире не дали первое место?! Но специалисты объяснили, что она не сделала несколько элементов. Мы иногда на эмоциях кричим, ругаем судей. Но часто оказывается, что в действительности они честно выполняют свою работу.

— Слышал, что вы собираетесь усиливать руководство ряда федераций за счет представителей политических кругов и крупного бизнеса. Это так?

— Не я лично собираюсь: в конце концов, избрание руководителя — частное дело каждой федерации. Предложения такие действительно есть. И от Федерации лыжных гонок, и от Союза биатлонистов России. Причем в этой федерации оно поступило от самого президента — Александра Тихонова, благодаря которому наш биатлон вышел на высочайший уровень.

Что касается лыжной федерации, где скоро выборы, то я уверен в том, что все работающие там люди, начиная от президента Владимира Логинова и главного тренера Елены Вяльбе, очень опытны и справляются с работой. Вяльбе — очень чистая, активная и переживающая за дело, а Логинов в этом ей не мешает, а помогает.

Еще очень важно создать условия для централизованной подготовки лыжников, чего не было перед туринской Олимпиадой. Разрозненная подготовка приводит к недостаткам, ошибкам, и не может один человек сделать все, чтобы добиться успеха. Я много десятилетий знаю Александра Грушина, который в клубе "Сатурн" отдельно от остальных готовил своих лыжников, знаю его как работягу. Но как стратега, как политика именно в спорте я его никогда не видел. Поэтому ему нужна помощь, но руководить процессом должен совсем другой человек, который тонко знает аспекты всей подготовки. И еще раз повторяюсь — она у нас теперь будет только совместная.

— А кто может возглавить эти федерации? Кого вы имели в виду под понятием "представители крупного бизнеса"? Правда, что в лыжах речь идет о гендиректоре НПО "Сатурн" Юрии Ласточкине?

— Не исключено. Я имею в виду руководителя, который не только знает, но и может в организационно-финансовом плане обеспечить уверенность работы тренеров и специалистов. Для более успешных результатов надо обязательно выделять старшего тренера, которому доверие во всех видах спорта — не только в лыжах и биатлоне — должно быть передано без обсуждений.

Комментарии
Профиль пользователя