Коротко

Новости

Подробно

"Я работал в КГБ и люблю государство"

Дмитрий Величко отказался брать на себя налоговые долги ЮКОСа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

дело партнера ЮКОСа

В Басманном райсуде на процессе по одному из уголовных дел, связанных с делом ЮКОСа, состоялся допрос бывшего главы инвестиционно-финансовой группы "Росинкор" Дмитрия Величко. Он обвиняется в том, что по заказу ЮКОСа ликвидировал 11 юридических лиц с целью уничтожения документации по их налоговым недоимкам в размере 17 млрд рублей (виновными в этих недоимках признаны Михаил Ходорковский и Платон Лебедев). Господин Величко заявил, что если бы он знал об огромных долгах ЮКОСа госбюджету, то не стал бы их "вешать на себя", так как учился и работал в КГБ и любит государство.


В минувшую пятницу, когда родственников и друзей Дмитрия Величко впустили в зал заседаний, он уже сидел в клетке для подсудимых. Господин Величко оглядел вошедших, кивком поприветствовал двух знакомых священников в рясах, пришедших его морально поддержать, быстро перекрестился и погрузился в чтение собственных показаний, которые ему вот-вот предстояло огласить. Поднявшийся с места лейтенант из тюремного ведомства потребовал отключить мобильные телефоны, после чего в зал стремительно вошли три женщины-судьи и председательствующая Елена Ярлыкова открыла заседание.

— Меня обвиняют в мошенничестве в крупном размере, лжепредпринимательстве и отмывании грязных денег,— начал свой рассказ подсудимый.— Виновным себя не признаю по всем трем составам преступлений. Считаю обвинение абсурдным, даже фантастическим, не соответствующим букве закона.

По словам господина Величко, в начале 2001 года главный бухгалтер ЮКОСа Ирина Голубь предложила ему произвести ликвидацию 11 предприятий, пообещав за это заплатить. Он согласился, так как хотел "наладить отношения с этой крупной компанией, чтобы иметь постоянного крупного клиента". Передаваемые активы ликвидируемых компаний оговаривались представителями ЮКОСа. Господин Величко лично вел переговоры и был заинтересован в том, чтобы "взять на себя урегулирование большей части долговых вопросов" — от этого зависело его вознаграждение за работу. В конечном итоге ЮКОС заплатил ему $165 тыс.— по $15 тыс. за каждую ликвидированную фирму.

— Я не знал о том,— продолжил подсудимый,— что в 1999 году ликвидируемые компании уплатили налоги векселями на 17 млрд рублей. Представители ЮКОСа сознательно скрыли эти факты, не передав документы за 1999 год. Если бы я тогда узнал об этом, меня бы хватил инфаркт. Никогда бы не подумал ликвидировать компании с такой суммарной задолженностью перед бюджетом. Следствие указало, что я ввел в заблуждение налоговые органы. Но я с ними не общался, я осуществлял только общее руководство процессом ликвидации. Если бы только зашла речь о налоговых недоимках, я бы бежал оттуда в панике.

Зачитав подготовленную речь, Дмитрий Величко заявил, что отказывается отвечать на вопросы обвинения, так как изложенные им факты следователи "перевернули с ног на голову, дав им негативную оценку". Впрочем, подсудимый согласился ответить на вопросы судьи Елены Ярлыковой:

— Как написано в обвинительном заключении, вы заведомо знали о том, что 11 организаций, которые предстояло ликвидировать, не обладают признаками юридического лица...

— Это правовая бессмыслица. Они передавали имущество, значит, обособленное имущество у них было: они имели недвижимость, какие-то там сейфы, были зарегистрированы надлежащими госорганами. Я считаю, что они обладали признаками юрлица.

— Но вы сознавали,— поинтересовалась судья,— что ООО "Перспектива-Оптимум" и ООО "Торговая компания 'Алханай'", к которым вы присоединили эти 11 юрлиц, учреждаются не для осуществления предпринимательской деятельности?

— В конце 2003 года я защитил диссертацию "Гражданско-правовые основы предпринимательства в РФ". С позиций своей диссертации могу сказать, что предпринимательскую деятельность они вели: заключали сделки, продавали имущество, заключали договоры об урегулировании кредиторской и дебиторской задолженности.

— А что вы можете сказать по поводу легализации преступно нажитых денежных средств, в которой обвиняетесь?

— Глубоко уважаемые сотрудники Генпрокуратуры тоже, выходит, легализуют деньги, получаемые из федерального бюджета. Я не вижу более легального источника денег, чем платежи из федерального бюджета (из него было возвращено ликвидаторам фирм ЮКОСа в качестве переплаты по налогам 278 млн рублей.— Ъ).

— А где вы работали в то время? — спросила Елена Ярлыкова и получила неожиданный ответ:

— В попечительском совете ГУИН Минюста вице-президентом. В попечительском совете Троице-Сергиевой лавры вице-президентом. Числился ли я в коммерческой организации — не помню. Был учредителем и акционером большого количества компаний, например нескольких компаний с названиями "Росинкор". На момент заключения сделки с ЮКОСом я не жил под мостом, не питался на помойке и не имел необходимости бросаться в такую авантюру по отношению к государству, которое я люблю. Ведь я учился в Высшей школе КГБ имени Дзержинского, работал в этом комитете... Если вы согласитесь с выводами следствия, что я взял на себя 17 млрд рублей, тогда надо проверить меня на вменяемость.

Сегодня на суде будут оглашены показания господина Величко, данные Генпрокуратуре. Гособвинитель Вадим Овчинников считает, что они существенно противоречат тому, что сказал господин Величко на суде.

Ъ будет следить за процессом.

ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ



Комментарии
Профиль пользователя