Коротко

Новости

Подробно

Леонид Тягачев: Олимпиада нашу команду не застанет врасплох

официальное мнение

"Коммерсантъ Bosco Sport". Приложение от , стр. 1

Семь золотых медалей и место в призовой тройке неофициального олимпийского зачета — таков, по словам президента Олимпийского комитета России (ОКР) ЛЕОНИДА ТЯГАЧЕВА, план российской команды на открывающиеся сегодня в Турине ХХ зимние Олимпийские игры. В интервью корреспонденту Ъ ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ президент ОКР объяснил, что искомое число побед должны обеспечить биатлонисты, фигуристы и лыжники.


— Прошлая Олимпиада в Солт-Лейк-Сити, где вы, как президент ОКР, возглавляли российскую спортивную делегацию, наверняка оставила неизгладимый след в вашей памяти...

— Американские Игры 2002 года были и для всех россиян, и лично для меня, без сомнения, самыми трудными, скажем так, в политическом плане. Никто не мог представить, что наши спортсмены — фигуристы и лыжницы — подвергнутся таким атакам. Мы оказались в трудном положении потому, что после распада страны, во-первых, пришла в упадок спортивная медицина, а во-вторых, ни государство, ни ОКР не имели соответствующей спортивной юридической службы. Поэтому все удары, которым мы там подверглись, я, как руководитель делегации, принял на себя. И хотя рядом со мной в Солт-Лейк-Сити находились и прежний президент ОКР, член МОК Виталий Смирнов, и губернаторы, и вице-премьеры, я ни разу не позволил себе назвать ни их фамилии, ни к ним апеллировать.

Не мне судить, правильно я действовал или неправильно, но зато — сам, потому как привык отвечать за все, что мне доверяют. Впрочем, я тогда осознавал, что не мог ни на что повлиять. За свою спортивную жизнь отлично усвоил: решение судьи на Олимпиаде никогда не отменяется. Зато морально защищая команду, я впоследствии услышал множество добрых слов от друзей, в том числе от олимпийских чемпионов горнолыжников Франца Кламмера, Тони Зайлера и Жана Клода Килли. Они говорили мне: "Леонид, ты единственный человек, который задал много нелицеприятных вопросов членам МОК. Ты имел полное моральное право развернуться и уехать с Олимпиады, на которой необоснованно дают две медали в фигурном катании, обнаруживают допинг у одних спортсменов, а выгоняют других. Когда в некоторых случаях фабрикуются дела, спортсменов дисквалифицируют, и уже невозможно доказать свою правоту, и, главное, трудно уже что-либо объяснить болельщикам".

— Теперь вы извлекли уроки из всего происшедшего и едете в Турин во всеоружии?

— Главное, что моя внутренняя позиция осталась незыблемой: нельзя ничего бояться. Нужно отстаивать свою точку зрения и защищать права своих спортсменов и тренеров до последнего. А к туринской Олимпиаде мы заблаговременно подготовились во всех аспектах. Теперь в России созданы свои сильные антидопинговая и юридическая службы. Я спокоен и уверен в том, что Олимпиада в Турине нашу команду не застанет врасплох. Даже если вдруг она опять подвергнется там каким-то нападкам. Теперь я не боюсь ни шишек, ни вопросов и только радуюсь тому, что снова руковожу олимпийской командой России.

Если спортивное счастье будет на нашей стороне, то мы закончим Игры в первой тройке. Пока что в смысле завоевания золотых медалей я ориентируюсь минимум на цифру "семь". Она счастливая. И надеюсь, что это количество побед нам обеспечат биатлонисты, фигуристы и лыжники.

— Задолго до начала Олимпиады в Афинах вы предупреждали, что самым напряженным моментом будет первая неделя, когда россияне по объективным причинам не смогут завоевать медали. Каких трудностей вы ожидаете сейчас?

— Зимняя Олимпиада намного компактнее летней, и мы надеемся, что награды россияне будут завоевывать едва ли не ежедневно. Но лично для меня самыми знаковыми станут дни, когда в решающую фазу вступит хоккейный турнир и будут разыгрывать медали фигуристы. В фигурном катании россияне явно претендуют на все четыре победы, но такова неписаная традиция вида, что, увы, сделать это нам не дадут. Хотя "не дадут" — немножко неправильное слово. В том случае, если наши выступят без ошибок и будут на голову выше всех своих соперников, судьи никуда не денутся. Безусловно, всех нас заставят затаить дыхание и выступления россиян в санном спорте и бобслее. Если судить по их выступлениям в Кубке мира, есть надежда остаться в лидерах и на Олимпиаде.

— Почему некоторые личные тренеры и сервисмены спортсменов, отобравшихся в олимпийские команды в последний момент, не получили аккредитаций?

— Здесь надо четко понимать, что олимпийская команда той или иной страны получает строго определенную МОК квоту аккредитаций. Внутри этой квоты также существует некий регламент, суть которого в том, что количество аккредитованных специалистов находится в определенной пропорции к количеству собственно спортсменов. Во избежание возможных недоразумений хочу особо подчеркнуть, что VIP-аккредитации тоже квотированы МОК.

— Как простой болельщик за кого больше переживать станете?

— Очень по-серьезному болею за санно-бобслейный спорт и весь трепещу от биатлона и лыжных гонок. Можно сказать, я всей душой с представителями лыжных видов, потому как в них работают все сплошь мои близкие друзья. Я верю, что именно они могут спасти нашу Россию и поднять ее на небывалую высоту. А вот своих горнолыжников даже недолюбливаю. И это тоже честно. Как же мне больно осознавать, что в 1996 году своим же ученикам-тренерам оставил команду-лидера, которая регулярно выигрывала этапы Кубка мира и завоевывала олимпийские медали, а сейчас такой команды у нас больше нет! Я в шоке от того, что не могу найти ответа на вопрос, как же так получилось, что мои лучшие воспитанники, а ныне наставники команды не смогли к этой Олимпиаде подготовить конкурентоспособных горнолыжников-россиян. Но где-то в глубине души я почему-то уверен, что через некоторое время после этой Олимпиады у нас появится плеяда сильных слаломистов. А пока что вот возлагаю надежду на "смежницу" — сноубордистку Светлану Болдыкову. Недавно она заняла второе место на чемпионате мира в Канаде, и понятно, что будет и на Олимпиаде бороться за одно из первых мест.

Комментарии
Профиль пользователя