Коротко

Новости

Подробно

Фильмы повышенной перпендикулярности

Русские в Роттердаме

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

фестиваль кино

Прошлый год принес российскому кино в Роттердаме всеми замеченный успех: два фильма в конкурсе, два приза фильму "4" Ильи Хржановского плюс специальная программа "параллельного кино". В этом году номинально успехов меньше, но фактически сделан даже шаг вперед. Из Роттердама — АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.


"Борис и Глеб" — так неофициально называется программа клуба "Сине фантом", по именам "святых" нашей неофициальной кинокультуры Бориса Юхананова и Глеба Алейникова. Еще один "святой" — художник Владислав Мамышев-Монро вместе с режиссерами Павлом Лабазовым и Андреем Сильвестровым переписал "икону" советской комедии "Волга-Волга": ремейк был представлен в Роттердаме с Монро в роли Стрелки-Орловой. Был показан и старый ремейк "Трактористов" братьев Алейниковых и вдохновившие их "Трактора" (дата появления этого фильма неопровержимо свидетельствует, что движению параллельщиков скоро стукнет ни много ни мало двадцать лет). К программе были подверстаны новые фильмы "Манга" Петра Хазизова и "Пыль" Сергея Лобана плюс специальный раздел на стыке искусств "Художник — режиссер".

Параллельщики, как их по привычке называют, так хорошо организованы, что в этом году им не потребовались кураторы со стороны, они сами собрали фильмы, организовали дискуссию, обеспечили выразительную рекламу (постерами "Сине фантома" был обвешан весь фестиваль). На самом деле их жизнь уже давно развивается не параллельно, а скорее перпендикулярно нашему культурному мейнстриму, пересекаясь с ним только для того, чтобы еще больше отдалиться. Прошлый год в Роттердаме стал толчком: они приехали сюда и быстро все поняли, потом было "Эхо Роттердама" на Московском фестивале, теперь — "эхо эха": так, рикошетом, развивается культурный процесс.

Российского кино в конкурсе "Тигровых наград" на этот раз не было. Но были представлены мэтры: "Солнце" Александра Сокурова — в серии кинобиографий "Vita Brevis", а "Жмурки" Алексея Балабанова — в программе "Маэстро: короли и тузы" рядом с Энгом Ли, Мэтью Барни, Яном Шванкмайером и Терри Гиллиамом. Балабанова ждали и для одной из базовых фестивальных дискуссий "Что такое кино?", но он заболел и не появился. Не менее важно активное участие наших в работе "Синемарта" — рынка сценарных проектов: здесь развернули активный поиск сопродюсеров Алексей Герман-младший и Илья Хржановский, который после прошлогоднего двойного успеха фильма "4" стал, кажется, почетным гражданином Роттердама.

Российским участием можно считать также картину "Фаталист", снятую в российско-американской копродукции Ярославом Добронравовым, который изучал религиозную историю в университете Ярославля, после чего уехал в Сан-Франциско. Похоже, религиозная история его сильно достала, ибо самый остроумный момент в фильме — когда одна из героинь сообщает, что теперь, чтобы купить билет на пароход и прокатиться по Волге, нужна справка о крещении, поскольку Русская православная церковь приватизировала все водные массивы страны.

Хорошим комментарием к теме российского кино стала мировая премьера фильма "Фигнер, конец немого века" живущей в Голландии Натали Алонсо Казале. Герой картины — знаменитый ленфильмовский "шумовик" Эдгар Фигнер, который озвучил чуть ли не половину классики советского кино и продолжает успешно работать в постсоветском. Чрезвычайно занятны сцены, в которых отец и сын Фигнеры накладывают шумы на киноматериал боевика: для "хруста костей" мнут листья капусты, зубодробительные удары обрушиваются на завернутое в полиэтилен говяжье мясо. В фильме, снятом по принципу "кино образов", оживают история семьи Фигнеров ("цареубийца" Вера Фигнер — тетка Эдгара), пьяная жизнь соседей по коммуналке и вообще призраки "немого века", одним из главных документов которого остался кинематограф.

Реанимация реальности через кино — и тема, и метод фильма Сергея Лозницы "Блокада", тоже показанного в Роттердаме. Режиссер использует архивный материал времен ленинградской блокады и переосмысливает его с помощью нового саундтрека. Можно еще раз убедиться в том, насколько важен звук в кино и как он способен, выражаясь языком Эйзенштейна, осуществлять "перпендикулярный монтаж". Об этом фильме еще будет случай поговорить подробнее. Про итоги роттердамского конкурса читайте в следующем номере.


Комментарии
Профиль пользователя