Коротко

Новости

Подробно

Три Колизея для одного острова

Западные звезды спроектировали новую Новую Голландию

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

выставка архитектура

Вчера в петербургском Зале инвестиционных проектов открылась выставка макетов, подготовленных для участия в конкурсе по развитию территории острова Новая Голландия. Макетов три: первый сделан великим британцем Норманом Фостером, второй — бюро под руководством знаменитого голландца Эрика Ван Эгераата, третий принадлежит известным архитекторам из немецкого бюро "Энгель и Циммерманн". За каждым проектом целый набор компаний, которые и являются субъектами инвестиционного конкурса, но выставка не дает оснований к их сравнению. Чистую архитектуру отправилась смотреть КИРА Ъ-ДОЛИНИНА.


Организаторы конкурса отказались давать какие-либо комментарии относительно сумм, заявленных участниками конкурса, состава конкурсной комиссии, приоритетов при отборе победителя и всего иного. То есть выступили в чистом жанре "no comments", предложив смотреть макеты и высказываться по поводу чистой архитектуры. Задание, данное архитекторам, предусматривает сохранение всех значительных в историческом отношении построек. Прежде всего, это пять объектов XVIII-XIX веков, находящихся под охраной ЮНЕСКО: три корпуса лесных складов Саввы Чевакинского и Жан-Батиста Валлен-Деламота, морская тюрьма Александра Штауберта, кузница, а также внутренний бассейн (Галерный ковш) и два канала с каменными набережными.

Все они должны быть сохранены в существующих объемах и материалах, запрещаются не только пристройки и надстройки, но и любое изменение рисунка фасадов и исторических несущих конструкций. Кроме того, под охрану попадают набережные Адмиралтейского и Крюкова каналов и небольшое количество старых деревьев ценных пород. Таким образом, архитекторам не особо есть где разгуляться, и основное их внимание должно быть приковано к переформатированию уже существующих зданий и созданию новых строений, способных, не разрушая доминирующую старину, создать оригинальный образ новой Новой Голландии.

Сэр Норман Фостер посадил на питерский остров полупрозрачный звездолет. Его лучи обнимают центральную площадь с прудом, в пруду плавает сцена, пруд обрамляют фонтаны, новые здания по периметру острова вторят старым, круглое, колизееобразное здание бывшей военной тюрьмы перекрыто нежнейшего рисунка стеклянным куполом, а каналы, мосты, открытые террасы заставляют поверить, что идея Северной Венеции не такое уж и умозрительное построение. Главный пуант этого проекта — технический радикализм основного объема звездоподобного Дворца фестивалей, в пространство которого включены как внутренние (с концертным залом на 2000 мест), так и внешние территории — трибуны огромного, на 3000 человек, амфитеатра обращены к площади острова.

Команда Эрика Ван Эгераата приняла название острова за девиз своего проекта. Их Новая Голландия — очень голландская. Свободный квартал занят невысокими, как бы отдельно стоящими домиками с острыми крышами и нарочито геометрическим, фирменно голландским, членением. Закрученная в спираль "высотка" (высота лимитирована конкурсом — до 23 м) повторяет те же членения в окнах и остеклении крыш. Тот же прием — в крышах старых складов. Тюрьма превращена в открытый амфитеатр. Много света, много стекла, много "тела" старой архитектуры — так строит сегодня Ричард Мейер в Гааге и сам Ван Эгераат в Утрехте, такой может стать единственный на самом деле голландский кусок Петербурга.

Третий проект, вышедший из бюро, работающего сегодня на площади Тяньаньмэнь в столице современной архитектуры Пекине,— самый консервативный. Мало стекла, много темных крыш, объемы новых зданий вытекают из старых. "Колизей" есть и здесь, он, как у Фостера, тоже перекрыт стеклом — вот только рисунок грубый, без полета. Все грамотно, но немного скучно. Сильная сторона — технические обещания, но и тут возникает больше вопросов (потянет ли питерское болото и маленький остров шестиэтажный подземный паркинг?), чем восторгов.

Все три проекта достаточно аккуратны, чтобы не давать оснований вспоминать экстравагантный проект Новой Голландии калифорнийца Эрика Мосса, сделанный по заказу Мариинки в 2002 году, с восторгом встреченный профессионалами, но "зарубленный" радетелями исторической чистоты города. Все три вполне проходимы, и борьба явно пойдет не по архитектурному ведомству, а между инвесторами и их административными ресурсами. Ироничный Ван Эгераат здесь вполне может оказаться аутсайдером — шведская компания "Рюрик" особых козырей по этой части пока не выставила. За спиной проекта лорда Фостера — могущественная в Москве "СТ-Групп" Шалвы и Александра Чигиринских и влиятельная в Питере "Студия 44", но сам архитектор в своем открытом письме обращает внимание русской публики, что диалог с городскими властями установить пока не удалось. В числе партнеров "Энгеля и Циммерманна" — компании, отметившиеся на стройке века — перестроенном под президентскую резиденцию Константиновском дворце. Ждать ответа осталось меньше двух недель. Все проекты не стыдные, но хотелось бы действительно лучший. Пока же игра идет "в игрока, а не в мяч".


Комментарии
Профиль пользователя