Коротко

Новости

Подробно

телелидеры с Ариной Ъ-Бородиной

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

По предварительным данным TNS Gallup Media, по стране показатели "Первого канала" несколько выросли, но его отрыв от канала "Россия" невелик — 21,9% против 20,9%. В Москве объем среднесуточной доли "Первого" составил 19,4%, "России" — 17,4%. Позиции НТВ по-прежнему стабильны: среднесуточная доля по Москве немногим уступает каналу "Россия" (16,6%), по стране показатели также выше средней доли — 15%.


Премьера первых двух серий экранизации романа Александра Солженицына "В круге первом" стала самым рейтинговым проектом минувшей недели в столице и по стране в целом. Желание руководства канала, озвученное гендиректором "России" Антоном Златопольским: "Мы хотим, чтобы сериал посмотрело максимальное количество жителей РФ", практически исполнилось. Начав "В круге первом" минута в минуту в 21.00 (для этого даже главной политической программе госканала "Вести недели", традиционно перебирающей эфирное время более чем на 10-15 минут, было запрещено это делать), канал привлек в это время к экранам максимальный процент "граждан РФ" из числа как уже находившихся у телевизора, так и потенциальных телезрителей. Доля канала "Россия" в Москве после программы Сергея Брилева выросла вдвое: две первые серии смотрел каждый пятый москвич (около 20%), или чуть меньше половины всех включивших телевизор (почти 40%). По стране доля зрительской аудитории была несколько меньше — 35,5% при рейтинге 17,3%. И это уже становится тенденцией: "умную" телеэкранизацию больше ждут в Москве, нежели в остальной России.

Однако, как и в случае с показом на той же "России" экранизации "Мастера и Маргариты" (ее рейтинговый рекорд первых серий еще долго будет недосягаем), не стоит обольщаться по поводу того, сколь охотно зрители ждут встречи с умной и высококачественной экранизацией классических произведений прошлого и настоящего. Хотя динамика смотрения "В круге первом" была достаточно плотной и процент зрителей в течение полутора часов во многом благодаря отсутствию рекламы практически не менялся, уже после первых сорока минут многие россияне предпочли солженицынской прозе суперпремьеру "Первого канала" "Терминатор-3".

Рейтинг "Терминатора" по стране совсем немного уступил "В круге первом" (15% против 17,3%), а доли обоих проектов практически равны (35,3% против 35,5%). Москвичи оказались более привержены сериалу Глеба Панфилова, нежели "Терминатору", но и тут рейтинговые показатели отличаются не драматично — доля голливудского боевика в столице 30%. А если добавить, что смотреть солженицынскую экранизацию на канал "Россия" большая часть москвичей практически дружно перешла с НТВ, где как раз к началу "В круге первом" закончилась криминальная сдвоенная линейка "Чистосердечного признания" и "Чрезвычайного происшествия", то картина зрительского интереса получается не совсем адекватной. От почти полуторачасового криминала про шулеров, аферистов, и очередной порции отчета ФСБ о "камне-шпионе" к умной солженицынской экранизации — путь очень типичный для сегодняшней массовой аудитории.

О том, каким будет целостное режиссерское и актерское воплощение романа Александра Солженицына и его рейтинговая динамика, можно говорить после показа всех десяти серий. Однако уже сейчас можно сделать вывод о том, что если во главе угла стояла задача бережного и трепетного отношения к самому роману, то она в полной мере реализована. Как известно, для любого писателя при экранизации важнее всего сохранить в первозданном виде написанное им слово и дух произведения, и в этом случае Солженицын-сценарист фактически избежал конфликта с Солженицыным-писателем. Однако кинематографическое и уж тем более телевизионное воплощение художественного произведения имеет свои законы. Именно поэтому существует такая профессия, как сценарист, который, как правило, создает совершенно самостоятельное и существующее по иным законам произведение, где зрелищность и динамичность далеко не последний фактор, если не главный. И пока есть проблема с восприятием большинства диалогов о философии жизни, которыми наполнена солженицынская проза и жизнь героев "шарашки" "В круге первом", в частности. Впрочем, именно авторский текст, который за кадром читает сам писатель, одна из наиболее удачных находок Глеба Панфилова, облегчающая для зрителя понимание смысла "В круге первом" тем зрителям, кто романа не читал или мало понимает о том, как и за что тогда зажали. Но не исключено, что сложная структура романа, сомнения и терзания героев, которые, как гласила та же промо-кампания канала, должны показать зрителю, "как научиться жить не по лжи, как сделать правильный выбор в жизни и быть победителем", для массовой аудитории сегодня не станут столь актуальны, как хотелось бы авторам сериала.

В сериале немало ярких сцен в исполнении Галины Тюниной и Евгения Миронова, Инны Чуриковой и Игоря Скляра, и, конечно же Андрея Смирнова и Романа Мадянова, но уже в понедельник в Москве показатели третьей серии "В круге первом" заметно снизились, хотя и остаются на достойном уровне — доля около 30% и рейтинг более 12%. Московская аудитория в этот вечер предпочла смотреть премьеру очередной экранизации "Золотого теленка" на "Первом канале". Рейтинги первых двух сдвоенных серий были очень высоки: доля более 36% и рейтинг более 15%.

Об этой программной тактике двух госканалов, из-за которой зритель оказался словно в ловушке, Ъ в "Телелидерах" уже сообщал. В течение двух недель аудитория поставлена в условия жесткого выбора: смотреть в прайм-тайм либо "В круге первом" на "России", либо "Золотого теленка" на "Первом канале", который стартовал в минувший понедельник. "Первый" взял на вооружение успешную тактику, опробованную "Россией",— показывать знаковые сериальные проекты без повторов (так было и с "Мастером и Маргаритой"). Поэтому "Золотой теленок", как и "В круге первом", идет без утренних повторов. Отчасти логика "Первого" понятна. Когда на "России" в прайм шел "Мастер и Маргарита", а на "Первом" — абсолютно примитивная, но так полюбившаяся нашей аудитории мелодрама "За все тебя благодарю", большая часть аудитории старалась посмотреть вечером экранизацию Булгакова, а утром кидалась к телеэкрану, чтобы увидеть утренний повтор пересекающегося по времени с "Мастером" сериала о жизни бедной няни, приставленной к богатому наследнику. Доли утренних повторов "За все тебя благодарю" на "Первом" зашкаливали и составляли около 44%. Но каналу утренние рейтинги менее выгодны, чем праймовые.

Впрочем, отказ от утренних повторов "Золотого теленка", который идет с разницей в полчаса после начала "В круге первом", лежит в иной плоскости. И объясняется это скорее историей отношений между "Первым каналом" и "Россией". Конкуренция между двумя главными госканалами давно нивелирована ими же самими, и в прямом значении этого слова ее, пожалуй, никогда и не существовало — а если и была, то периодически приобретала какие-то противоестественные формы. Были времена, когда руководители "Первого" и "России" перед выходом в печать программных сеток показывали их друг другу, негласно согласовывая время выхода основных проектов, и не программировались друг против друга. Практика, в общем, аномальная для конкурентной по своей природе телевизионной сферы. Затем начались другие времена, в которых не последнюю роль играли личные взаимоотношения тех, кто определяет сегодняшний вектор государственного телевидения. "Первый" и "Россия" стали все чаще менять свои сетки без объявления изменений в программе только потому, что у конкурента была более выигрышная позиция по какому-нибудь из проектов (такую тактику чаще использовали на "России"), откровенно контрпрограммировали друг против друга, клонировали одни и те же идеи, переманивали программы и ведущих, перекупали фильмы и даже выпускали в эфир одни и те же проекты одновременно вопреки нормальной логике, отказываясь уступать друг другу.

Так, например, до сих пор происходит с "Кривым зеркалом" Евгения Петросяна, которое на "Первом" выходит в повторах, а на "России" идут премьеры. Но иногда в течение одного дня "Кривое зеркало" в общей сложности может идти больше десяти (!) часов. Именно так было 31 декабря 2005 года: господин Петросян был шесть часов на "Первом канале" утром, а затем еще пять в прайм на "России". Едины госканалы всегда были только в одном — в информационной политике, где главенствующая роль отведена светлому образу президента Владимира Путина. Были, конечно, и в недавнем прошлом случаи, когда каналы договаривались о каких-то условиях показа своих важных сериалов. По информации Ъ, это касалось "Есенина" и "Мастера и Маргариты". Так это или нет, доподлинно неизвестно. Но похоже, что-то и тут "не срослось". Во всяком случае, когда на "Первом" начался "Есенин", на НТВ под него запустили "Бригаду", права на который принадлежат "России". И поэта Есенина, и бандита Сашу Белого играл Сергей Безруков, что размывало у зрителя восприятие обоих сериалов.

В общем, конкуренции в чистом виде никогда между двумя госканалами не было, и потому говорить о нынешнем столкновении в эфире "Золотого теленка" и "В круге первом" как о конкуренции и контрпрограммировании между каналами было бы сильным преувеличением. Это скорее очередное, но очень яркое следствие деформированных и сложно выстроенных отношений между двумя госканалами и их руководителями. И конечно, на "России" и на "Первом" лукавят, когда говорят, что рейтинги статусных и репутационных сериалов для них не важны. Они всегда одинаково важны для всех руководителей — и для Антона Златопольского, и для главы ВГТРК Олега Добродеева, и для гендиректора "Первого канала" Константина Эрнста. Цифры, при всем их несовершенстве, пока единственный измеритель востребованности у аудитории того или иного проекта. И каждый старается отвоевать на своей территории как можно больший процент зрительской аудитории. А для этого в ход идут любые средства. Отнюдь не только художественные.


Комментарии
Профиль пользователя