«Сапогам на земле» альтернативы нет

Израиль считает военные потери

В среду стало известно, что в боях в центральной части сектора Газа погибли десять израильских военнослужащих, из них — девять десантников бригады «Голани». В том числе один подполковник, три майора и капитан. По данным пресс-службы армии, бойцы бригады «Голани» проводили зачистку в районе Суджаийи и попали в тщательно подготовленную засаду. Таким образом, по данным на 13 декабря, общее число потерь израильской армии после начала наземной операции в секторе Газа достигло 115 человек. С подробностями из Тель-Авива — корреспондент «Ъ» Михаил Гуревич.

Фото: Ronen Zvulun , Reuters

Фото: Ronen Zvulun , Reuters

Дискуссия об оправданности широкого использования сухопутных сил в войне и, как следствие, столь высоких для Израиля потерь в живой силе продолжается буквально с первого дня так называемого наземного маневра, как именуют в стране ввод войск в сектор Газа. Возможно, по сравнению с другими военными кампаниями на планете это небольшое число, но следует учитывать, что, в отличие от принятого соотношения погибших и раненых 1:3, в Израиле пропорция может достигать и 1:20. Развитая военная медицина и близость стационарных клиник к местам боев позволяет оперативно транспортировать раненых и не допускать ситуации, при которой они в течение долгого времени остаются на поле боя и погибают от потери крови.

Масла в огонь добавило сообщение ЦАХАЛа о том, что порядка 20% от общего числа погибших составляют жертвы «дружеского огня» или таких действий, как ошибочная идентификация при авиаударах или артиллерийском огне. Кроме того, были потери из-за случайного выстрела, наезда бронетехники и так далее. Трагедия с бойцами «Голани» вроде не входит в эту статистику, но пять из девяти десантников погибли при попытке спасения первых четырех. Как выясняется, диспозиция была следующей.

Авиация отбомбилась по ряду целей в районе плотной жилой застройки, и солдаты выдвинулись для финальной зачистки и сбора информации о туннелях, следов террористов или заложников. На входе в комплекс из трех полуразрушенных зданий боевиками были активированы взрывные устройства и открыт огонь из стрелкового оружия. Как позднее рассказывал пресс-секретарь армии, контр-адмирал Даниэль Агари, действия солдат отслеживали с воздуха около 20 воздушных машин — самолетов, спасательных и боевых вертолетов, а также танки и бронетранспортеры. Когда попавшие в засаду перестали отвечать по рации, на помощь поспешили находившиеся поблизости офицеры, которые тоже попали в засаду.

Теперь многие израильтяне задаются вопросом, почему подозрительные здания просто не разбомбили с воздуха.

Глава службы безопасности ШАБАК Ронен Бар заявил вчера, что это самый эффективный подход использовать «сочетание технологий и присутствия на месте». Хотя с момента появления термина «boots on the ground» (сапоги на земле) прошло почти 200 лет, полноценной замены этой тактике не придумала даже «нация стартапов».

Военные специалисты объясняют более подробно. Израильская армия использует комбинированный вариант военных действий с некоторыми особенностями. Казалось бы, происходящее напоминает обыкновенную зачистку плотной городской застройки от партизанских формирований. Однако следует учитывать, что последние почти 20 лет «Хамас» готовился именно к такой форме конфликта. Каждое здание может быть оборудовано бронированными комнатами, входами в подземные коммуникации и подготовлено к минированию чуть ли не на этапе постройки.

С другой стороны, есть и плюсы: у боевиков нет нормального ПВО и поэтому ВВС Израиля практически постоянно находятся в воздушном пространстве Газы. Перед любым действием десанта авиация наносит удары по всем целям, где есть подозрения на присутствие живой силы противника, потом создается так называемый огневой пояс, когда ВВС бомбят периметр вокруг наступающих наземных частей, и лишь после этого пехота в сопровождении танков и гусеничных бронетранспортеров начинает устанавливать окончательный контроль над территорией.

При малейшем подозрении на присутствие противника пехота должна вызвать поддержку с воздуха и немедленно отступить. При этом учитывается возможность нахождения в районе израильских заложников и постоянные попытки боевиков захватить если и не живых, то хотя бы убитых израильских солдат. К слову, последним обстоятельством и объясняются действия второй группы десантников. Судя по оперативной информации, они опасались, что попавших в засаду захватят в плен. Поэтому не стали дожидаться подхода подкрепления и сами ринулись на помощь. А уже обнаружив тела товарищей, попытались вытащить их из здания вместо поиска источника огня.

В армейском руководстве, безусловно, сделают выводы из случившегося, но, как считают специалисты, какого-то серьезного нарушения правил ведения боя в данном случае не было.

А то что попытка спасения привела к дополнительным жертвам скорее отвечает духу израильской армии и религиозных традиций иудаизма, в соответствии с которыми тело погибшего крайне важно вернуть домой и похоронить. В прошлом еврейское государство неоднократно меняло живых боевиков на трупы своих погибших солдат.

Впрочем, некоторые технологии для минимизации собственных потерь израильтяне все-таки пытаются использовать. Так, например, на днях мировые СМИ сообщили о том, что ЦАХАЛ приступил к экспериментам с морской водой для борьбы с подземными туннелями. Задумка состоит в том, чтобы, пользуясь близостью моря, с помощью насосов заливать воду в туннели в надежде, что боевики будут вынуждены выйти на поверхность. Проблема только в том, что при строительстве «метро Газы», «Хамас» предусмотрел блокировки отдельных коридоров, хотя насколько герметично они закрывают от проникновения жидкости, неизвестно. В принципе такая идея давно циркулировала в израильской прессе, и, возможно, боевики приготовились к этому варианту. Сама армия крайне скупо комментирует эти публикации. Как заявил контр-адмирал Агари, «Израиль использует разнообразные способы борьбы с туннелями, некоторые из которых являются тактическими, то есть принуждающими террористов выйти на поверхность, а некоторые предназначены для тотального разрушения коммуникаций». А потом и вовсе напустил тумана, добавив, что армия «подходит к этому вопросу творчески».

Причина аккуратности контр-адмирала в ответе на вопрос про туннели кроется не только в желании сохранить военную тайну, но и в опасении, что подобные креативные решения могут стать причиной для судебных исков.

Палестинское управление водных ресурсов еще неделю назад распространило заявление, предостерегающее Израиль от подобных шагов, как наносящих ущерб окружающей среде сектора Газы. Вряд ли администрацию на Западном берегу всерьез волнует экология сектора Газа. После столь масштабных бомбардировок и с таким количеством бетонированных подземелий вряд ли можно будет в ближайшие годы планировать развитие сельского хозяйства в секторе. Но от возможности еще одного судебного иска к Израилю палестинцы никогда не откажутся.

Собственно, и использование сухопутных сил, несмотря на возможности нанесения удаленных ударов, в конце концов тоже связано с юридическими последствиями. Сколько бы Израиль не обвиняли в чрезмерном применении силы и в нанесении неизбирательных ударов по мирному населению, руководство ЦАХАЛ настаивает на соблюдении довольно жестких правил. По отзывам специалистов, практически все приказы и их исполнение фиксируются и сохраняются в армейских базах данных. Израильские юристы готовятся к возможным судебным разбирательствам. Причем имеется в виду, что такие иски могут быть как к государству в целом, так и к отдельным военнослужащим. Кстати, именно этим объясняется то, что лица всех солдат на видеокадрах армейской пресс-службы обычно затерты. Как шутят в стране, чтобы не испортить послевоенный отпуск.

Фотогалерея

Боевые действия между Израилем и сектором Газа