Коротко

Новости

Подробно

Даниил Хармс очень любил музеи

Писателя искали в Румянцевском особняке

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

выставка персоналии

В музее истории Санкт-Петербурга — особняке Румянцева — открылась выставка "Кругом, возможно, Хармс", посвященная 100-летию писателя. На юбилей отправился СЕРГЕЙ Ъ-ПОЛОТОВСКИЙ.


Первым делом пришедших на открытие выгнали из выставочного зала. Дверной проем завесили скомканной газетой и заклеили скотчем. Затем куратор Елена Баснер в темно-рыжем парике провозгласила:

— Речей не будет. Даниил Хармс, троекратное ура!

После чего принялась дуть в игрушечную дудочку. Изнутри газету прорвала парочка молодых актеров в нарочито реквизитных костюмах под 1930-е. С криками "Открылось! Открылось!" они пробежали сквозь собравшихся, которые, теперь уже официально, зашли на выставку к юбилею Хармса.

На этом, однако, представление не закончилось. В одном углу картинно расположился ретроюноша с газетой, в другом ретродевушка вполголоса декламировала хармсовские стихи манекену, в третьем "Пушкин" на тамтаме и "Профессор в тельняшке и зеленой мантии" с аккордеоном исполняли советские народные песни. Театральные студенты младших, судя по лицам, курсов честно отрабатывали задание.

Собственно выставка выстроена, можно сказать, интердисциплинарно — как та пицца, в которую кидают все, что есть в закромах. На этот раз в закромах оказалось немного: минимальное количество фотографий и личных вещей Хармса, портрет писателя работы Гринберга в духе Матисса (1941), фарфоровый китч ушедшей эпохи вроде чернильницы со скульптурным изображением Пушкина (1937) и цитаты виновника торжества, вынесенные на панели несколько странным шрифтом. Вроде мизантропичного "Я знаю много мужчин, которые предпочитают девок-демократок. Извините меня, но я их не люблю".

Но в первую очередь на выставке представлены эскизы и акварели 1920-1930-х, призванные передать дух времени, и газетная елочка с газетными же гирляндами, в которых флажки перемежаются с черно-белыми фотографиями хармсовского "Летербурга". Висящее на стене "вступительное слово" обещает "Зощенко, Шостаковича, Акимова, Козинцева, ФЭКСов и 'Серапионовых братьев'". Но эти персонажи остаются упоминанием и более на выставке не проявляются.

Хармса празднуют в этом году широко. Художник Кирилл Миллер устроил шествия по Каменноостровскому проспекту, на Маяковского, 11 (главный ленинградский адрес Хармса, там сегодня установят мемориальную доску с надписью "Из дома вышел человек...") из окон выкидывали тряпичных старух, 24 февраля обещана музыкальная программа "Хармс в филармонии".

Тут важно понимать, что Государственный музей истории Санкт-Петербурга — это очень серьезное консервативное учреждение. Сановитая экспозиция, посвященная бывшему владельцу особняка графу Румянцеву, сменяется огромной и подробной выставкой, рисующей разноаспектную картину блокады Ленинграда. Тут не до шуток. И работают в музее серьезные взрослые люди. Которые раз в сто лет решили пошалить и, не ограничившись инсталляцией, забабахать целый перформанс.

Результат вызывает умиление пополам с неловкостью. Как если бы Маргарет Тэтчер вдруг появилась в свете с пирсингом, причем из бижутерии. Лучше уж кукольными старухами из окон кидаться.


Комментарии
Профиль пользователя