Коротко

Новости

Подробно

Кот в тапочках

Рассказывает Ольга Волкова

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 90

Если перед священной бирмой, вдохновившись ее названием, начать бить поклоны, возжигать ароматические палочки и распевать "ом мани падме хум", то священная бирма сильно удивится. Впрочем, в силу своего врожденного аристократизма священная бирма даже в удивленном состоянии сохранит полное спокойствие: она не завопит, не сбежит и не спрячется на шкафу — она поведет себя достойно, разве что в ее изумительных синих глазах мелькнет пристойное недоумение английской королевы, случайно узнавшей о существовании клопов.


В общем, священная бирма — это всего лишь порода кошек. Но порода весьма таинственная, окутанная загадочными романтическими историями. Насчет того, как в мире появились первые священные бирмы, есть такая теория: однажды, много столетий назад, стоял где-то посреди Бирмы монастырь, посвященный некой богине, чьим отличительным признаком были голубые глаза, что в тех краях встречается действительно нечасто. В монастыре была ее золотая статуя, множество монахов и сотня беленьких кошечек с желтыми глазами, которые приносили пользу тем, что переправляли, куда положено, души почивших.


И вот однажды на монастырь напали разбойники, желавшие украсть золотую статую богини. Монахи немного посопротивлялись, но, после того как был убит самый старый и умный, у защитников монастыря опустились руки. Но тут на голову убитому залез один белый кот, и немедленно произошло чудо: прямо на глазах у изумленной публики его шерсть стала золотой, а глаза — голубыми, как у богини. Словом, разбойники бежали, монахи победили, и при таких сомнительных обстоятельствах на свет появилась новая кошачья порода.


Поскольку других фактов нет, приходится удовлетворяться этой историей. Более правдоподобной жизнь бирманцев стала в самом начале прошлого века — когда некий француз привез на родину странную, пушистую, золотистую и синеглазую кошку. Очень быстро священная бирма стала французской национальной гордостью, ее в этой стране обожают и носятся с ней как с писаной торбой. Понятно, что эта порода во Франции подвергалась разным улучшениям, но каким именно — неясно: что они там намешали в самом начале селекционной работы, никому неизвестно. А выглядит священная бирма как плод союза сиамской кошки и кого-то пушистого типа перса. То есть так она выглядит на первый взгляд — у бирманцев есть свои тонкости; впрочем, сиамские кошки среди ее предков были точно, что с географической точки зрения совершенно естественно.


Легкая, шелковистая шерсть, роскошный воротник на шее, хвост — невесомое перо, симметричные пятна на шкурке, римский нос и ярко-синие глаза — вот она, священная бирма. И, разумеется, перчатки, они же носочки, они же тапочки: обязательно белые и обязательно одинаковые для каждой пары лапок. На передних — симметричные белые пальчики, на задних — носочки чуть повыше, а если сзади есть еще и что-то вроде шпоры — белого треугольника, то это вообще высший класс.


К нам в страну эти тапочки впервые забрели всего около тринадцати лет назад. И правильно сделали, что не приходили раньше,— священная бирма никак не могла вписаться ни в советский строй, ни в последовавший за ним бардак. Эти кошки слишком элегантны и аристократичны, к тому же они часто так привередливы в еде, что в прежние годы дефицита нам просто нечего было бы им предложить. А они часто предпочитают зачахнуть, но в рот не возьмут то, что не считают для себя подходящим. Зато бирманец, в отличие от большинства кошек, практически никогда не выпрашивает еду — зачем? Им и так дадут все, что только можно себе вообразить. Так что, может, это они не по жизни такие привереды — просто хозяева их совсем разбаловывают?


Какие другие кошки за тринадцать лет могли бы расплодиться до невозможности — но священная бирма не такая. Большинство котов этой породы согласны на интим только с бирманкой (а вообще за священными бирмами порой замечается некоторый расизм — в принципе они неплохо ладят с другими домашними животными, но предпочитают тех из них, у кого окрас посветлее). К тому же излишней плодовитостью эти кошки тоже не страдают — хорошо, если за раз она подарит человечеству трех-четырех котят. Таким образом, по всей нашей бескрайней стране и сейчас этих священным бирм наберется от силы с полсотни.


Котята у бирманцев рождаются белыми, золотеют они только через несколько дней. Знаменитые тапочки-перчатки у котят-подростков еще не такие четкие, как у породистых взрослых, но они есть. Поэтому маленького бирманца довольно трудно спутать с кем-то еще. Тем более что тапочки появляются, только если бирманцами были оба родителя: если кто-то принадлежал к другой породе, то о носочках приходится забыть — их не будет никогда.

В Европе такой малыш стоит не меньше тысячи евро; у нас — около восьмисот-тысячи долларов. К сожалению, такая цена провоцирует некоторых заводчиков устраивать близкородственные браки, поэтому искать священную бирму стоит в проверенных местах. Например, в питомнике "Курт ке", что по-французски означает "короткий хвост": там работают большие поклонники бирманцев. Собственно, первый представитель этой породы, Петрушка, приехал в нашу страну именно их стараниями.


У священной бирмы походка как у манекенщицы — лапка перед лапкой. Нрав у них сдержанный и деликатный — за лаской не лезут, а только смотрят и ждут. В отличие от многих прочих кошек, предпочитающих отводить взгляд, бирманцы любят смотреть людям в глаза. Они любопытны и готовы часами тихо ходить за людьми и наблюдать, что это они такое делают,— но долго не обращать на них внимания нельзя: они расстраиваются, если им кажется, что их больше не любят. К тому же они ревнуют к остальным животным — поэтому бирманца ни в коем случае нельзя ласкать меньше, чем кого-то другого.


Священная бирма, которую совсем затискали, ни за что не будет применять коготки — в крайнем случае она отпихнет мучителя мягкой лапкой, а то и просто будет терпеть, глядя на человека с тихим упреком: все-таки кошка из страны буддистов, терпеливая.


А вот гулять они не очень любят, тем более зимой — шерсть хоть и пушистая, но все же не слишком теплая. К тому же, будучи существом сугубо домашним, священная бирма не очень понимает, зачем ей ходить на какую-то дурацкую улицу, если ей и дома очень даже хорошо. А если во время дачной прогулки им захочется в туалет, они опрометью побегут домой, к любимому лотку. Это у них ни в коем случае не от глупости — они очень умненькие, это от излишней цивилизованности и аристократизма.


Французы от бирманцев в таком восторге, что пишут про них стихи, называют их "красотой, данной нам богом", и обращаются к ним "ваше величество". Судя по манерам бирманцев и по выражению их лиц, они полностью согласны с такими восторгами в свой адрес.


www.birmacats.narod.ru
Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя