Коротко

Новости

Подробно

DVD с Михаилом Трофименковым

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 59

"Под знаком Козерога" (Under Capricorne, 1949)


Если не знать заранее, кто режиссер, никогда не догадаешься, что "Под знаком Козерога" снял Альфред Хичкок. В наличии чисто хичкоковские мотивы чужой вины, которую герой берет, вольно или невольно, на себя, или медленного убийства при помощи яда, но они как-то размазаны по фильму. Один критик возмущался: "Я прождал 105 минут, прежде чем впервые вздрогнул". Вздрогнул он, когда героиня Ингрид Бергман нашла на своей постели отрезанную и высушенную голову, атрибут магии австралийских аборигенов. Хичкок, уже признанный "королем саспенса", снял не триллер, а душную викторианскую драму. Австралия, 1835 год. Молодой идеалист, приехавший из метрополии, пытаясь излечить кузину от душевной смуты, влюбляется в нее. Девушка попивает, запугана гувернанткой и связана некой тайной с мужем, нуворишем, отбывшим срок на каторге за убийство. Хичкок мог позволить себе каприз, обмануть ожидания зрителей: ему просто очень хотелось снимать Ингрид Бергман, за что впоследствии он клял себя "инфантильным идиотом". "Звезда" стоила слишком дорого, фильм не окупился и долгие годы провел под арестом в банке, который его кредитовал. Саспенса не хватало еще и потому, что Хичкок, повторяя свой эксперимент в "Веревке" (The Rope, 1948), снял ряд эпизодов долгими, 6-8-минутными планами: камера успевала неторопливо прогуляться с первого этажа особняка до последнего. Этот режиссерский прием приводил Бергман в бешенство. Однажды она закатила Хичкоку скандал, презрительно повернувшись к нему спиной. Он послушал, послушал девушку, да и отправился домой. Минут через двадцать ему позвонили со студии: Бергман все еще скандалит, она и не заметила, что Хичкок давным-давно уехал.

"Ложное движение" (Falsche Bewegung, 1975)


Возможно, это самый прекрасный фильм раннего Вима Вендерса. Австрийский авангардист Петер Хандке вольно переписал "Годы странствий Вильгельма Мейстера" Гете. Получилось road movie, путешествие через всю Германию, от портового городка на Эльбе до Баварских Альп, наполненное физически ощутимым предчувствием события, приключения, откровения, которое так и не состоится. И одновременно — драма о невозможности творчества, для которого герою, считающему себя писателем, не хватает не столько знания жизни, сколько воли. Преодолев сотни километров, Вильгельм не сходит с места, он обделен даром всматриваться в реальность тем якобы рассеянным, скользящим, но сочувственным и зорким взглядом, секретом которого владел Вендерс в 1970-х годах. Пролог фильма — один из самых прекрасных моментов европейского кино. Герой смотрит пустым, напряженным взглядом из окна на безлюдную площадь. Крутится пластинка Kinks — группы, которая когда-то была, может и заслуженно, популярнее, чем Beatles, но осталась музыкой неудачников и бродяг. Герой разбивает стекло рукой. Музыка, звон стекла, пустота улицы складываются вместе в нерасчленимый образ, вызывают у каждого, наверное, мгновенное узнавание не ситуации, а того чувства, которое гонит Вильгельма в дорогу. Возможно, свою лучшую роль сыграла здесь Настасья Кински, указанная в титрах как Настасья Накжински; ее Миньона — девочка-женщина, юная циркачка, шляющаяся по Германии в компании старого нациста, мечтающего, чтобы кто-то его выслушал. После "Ложного движения" особенно невыносимо смотреть последние фильмы Вендерса, претенциозные и сюсюкающие.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя