Коротко


Подробно

"Мы хотим идеологически разделить клиентов"

проект

В ноябре Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) ввела новые требования к маржинальной торговле. Максимальный размер кредитного плеча, предоставляемого брокером клиенту, увеличен в три раза — до соотношения 1:3. Но воспользоваться такими условиями смогут лишь те инвесторы, которые будут признаны "квалифицированными". При этом со временем надзор за деятельностью самих брокеров будет ужесточен, а форма их договоров с клиентами — унифицирована. О подробностях предстоящих нововведений корреспонденту Ъ ПЕТРУ РУШАЙЛО рассказал заместитель руководителя ФСФР ВЛАДИСЛАВ СТРЕЛЬЦОВ.


— В чем главная идея нововведений?

— Мы увеличили максимально возможное значение кредитного плеча при маржинальной торговле с 1:1 до 1:3, чем, я думаю, порадовали многие инвестиционные компании. Потому что, по сути, это та величина, которая, с одной стороны, позволяет заработать брокерской компании, а с другой — она разумна с точки зрения рисков с учетом возможных движений рынка, его волатильности. По существующим правилам торги по бумаге приостанавливаются, если изменение ее цены по сравнению с ценой открытия превысит 15%. И данное ограничение позволяет при маржинальном плече 1:3, то есть фактически при 25-процентном залоге, без проблем закрыть позиции клиента, если рынок вдруг резко пойдет вверх или вниз. Кроме того, практика показывает, что такой подход работает. Данное ограничение хоть и немного более жесткое, но близкое к ограничениям, существующим сейчас на срочном рынке.


— А разве подобные ограничения есть на срочном рынке?

— Там работает система залогов. Размер залога в среднем 10-20% от объема операций. Получается нечто типа плеча 1:5-1:6. При истощении сформированного гарантийного фонда мы можем приостановить торги.


— Срочный рынок смотрится привлекательнее с точки зрения "конкуренции плеч".

— Мы не хотим делать конкурирующие рынки. Понятно, что степень риска зависит от многих факторов: капитализации брокерской компании, правил торговли, системы залогов. В данном случае мы рассматриваем один сегмент рынка — маржинальную торговлю. Если брать обычный спот-рынок акций — там риск фактически сводится к операционному. При маржинальной торговле появляются еще и кредитные риски, с которыми надо уметь работать. Профессиональная работа на срочном рынке подразумевает организацию биржевой торговли, централизованный клиринг, создание расчетных комплексов... В секторе маржинальной торговли всего этого не требуется — достаточно правил работы для брокера. Вот мы их и описали. И эти правила, на наш взгляд, достаточно современные.


При этом мы попытались еще убрать и возможности для недобросовестной конкуренции. Понятно, что есть законопослушные брокеры, которые выполняли даже достаточно стеснительные нормативы по размеру маржинального плеча не выше 1:1, но при этом они оказывались неконкурентоспособными с точки зрения представления услуг для клиентов. Теперь мы не считаем, что условия маржинального кредитования стеснительны, и будем всячески ужесточать контроль над соблюдением данного норматива. Мы знаем, что есть на рынке и такие фирмы, которые дают клиентам плечо 1:10-1:12.


— Не знаю, как 1:12, но, скажем, 1:7 сейчас стандартные условия, их многие предлагают.

— Да. Но это происходит в "серой" зоне — и где свои риски брокеры оценивают самостоятельно. Мы сужаем эту "серую" зону, поскольку считаем, что плечо 1:3 позволяет зарабатывать. Это не значит, что данное соотношение — некий предел. Когда будет другая ситуация на рынке или будут введены другие требования, обеспечивающие надежность брокеров,— организация какого-либо страхового фонда, требования к достаточности капитала или что-то еще, мы можем это плечо увеличить. Понятно, что брокер должен зарабатывать на подобных операциях, и мы хотим расширять возможности брокерских компаний с точки зрения предоставления услуг клиентам. Но с другой стороны, мы обязаны обезопасить клиентов.


— Но клиентов никто не заставляет рисковать?

— Клиенты приходят разные. Поэтому мы пытаемся ввести новое понятие — "инвестор с повышенным уровнем риска", или "квалифицированный инвестор". Оно может быть юридически описано по-разному, но общий смысл следующий. Мы хотим идеологически разделить клиентов брокерских компаний на две группы. Есть инвестор, который просто хочет вложить деньги, он не хочет рисковать, он не обладает достаточной финансовой грамотностью, он надеется заработать небольшую прибыль на свои вложенные деньги. И для такого инвестора, конечно, должна быть жесткая система координат в брокерской компании, которая не позволяет вводить эти деньги в рискованную зону. Таким инвесторам будут доступны сделки на спот-рынке и маржинальная торговля с плечом 1:1.


Но, с другой стороны, на финансовом рынке есть и другие, квалифицированные инвесторы. У них есть опыт работы, знания, они понимают, что они играют за счет своих денег, своей капитализации и могут проиграть. Если они знают, что делают, и не будут иметь претензий в случае проигрыша — почему мы должны им запрещать? Таким инвесторам мы разрешаем торговать с плечом 1:3. Мы ввели для них специальные требования — иметь опыт работы на рынке не менее полугода, не менее трех месяцев пользоваться услугой маржинальной торговли с максимальным плечом 1:1 и управлять суммой не менее 600 тыс. рублей.


— Что такое опыт работы на рынке? Клиенты различных фондов и управляющих компаний имеют такой опыт?

— Нет. Нужен опыт работы на рынке ценных бумаг через профессионального участника, предоставляющего брокерские услуги.


— Вы говорили об ужесточении надзора. Будут ли предусмотрены какие-то меры для повышения надежности брокеров типа норматива, регулирующего объем выданных маржинальных кредитов по отношению к капитализации компании?

— Сейчас существуют нормативы (R1 и R2), но они фактически не работают, так как брокеру легко заключить договор на открытие кредитной линии на значительную сумму, которая в конечном итоге никогда брокером не будет истребована. Есть идея сделать эти показатели более значимыми.


— А как же тогда регулировать надежность самого участника рынка. Выдал он, допустим, таких кредитов на $1 млрд?

— Поэтому и необходимо ввести нормативы, которые будут работать. Но чтобы их контролировать, сначала должна быть построена система ежедневного отчета профучастников и введен пруденциальный надзор. И мы сейчас как раз изучаем возможность введения такого контроля, даже привлекли западных консультантов. В принципе понятно, что нужно ограничивать объем кредитного портфеля, что подобные нормативы должны быть устроены по образцу банковских, но порядок и принципы внедрения данной системы требуют проработки.


— А клиенту не будет страшно, что пока нет этих нормативов, не произойдет следующее. Условно говоря, вчера я работал через компанию, которая выдавала кредиты с плечом 1:1, а сегодня она начала кредитовать с плечом 1:3 и ее надежность резко снизилась.

— Теоретически так может быть. На практике риски в этом плане еще выше, когда дают плечо 1:10. Вопрос на самом деле стоял иначе: не слишком ли мы осторожничаем, разрешая плечо не более чем 1:3? Но советовались и с консультантами, и с участниками рынка, с саморегулируемыми организациями, проанализировали наш надзорный опыт и пришли к выводу, что 1:3 — оптимальное ограничение, позволяющее рассчитывать, что брокер не разорится на данных операциях.


— Если смотреть с точки зрения клиента, чем отличается маржинальная торговля от работы на срочном рынке, какие соображения существуют в пользу выбора каждого из этих инструментов?

— Срочный рынок, конечно, сложнее, но дает больше возможностей. Это следующая ступень рынка после маржинальной торговли, там другой инструментарий. Он дает больше возможностей по использованию плеча, и в этом плане он, возможно, более рискован, но это рынок стандартных биржевых контрактов. Там есть правила, там есть система надзора не только со стороны регулятора, но и со стороны биржи. Есть гарантийный фонд, за счет которого можно погасить какие-то обязательства. То есть это более продвинутый рынок с точки зрения клиента.


— Получается странная ситуация. На маржинальном рынке, где плечо 1:3, вы разрешаете работать только квалифицированным инвесторам. А на срочный, где и плечи больше, и работать сложнее, может прийти любой желающий.

— Не совсем так. На срочном есть требования к расчетным фирмам, которые ведут торговлю через биржу. А фирмы уже работают с клиентами.


— Нет, я не о том. Вот я инвестор. Я решаю, куда мне пойти — на рынок маржинальной торговли или на срочный. Брокер со своей комиссией меня ждет на обоих. И я не понимаю, кто пойдет на таких условиях работать на маржинальный рынок, если есть более удобный хотя бы с точки зрения размера плеча срочный. Мы же видим, что пока клиенты бегут туда, где плечо больше.

— Во-первых, учитывайте правовой аспект. Если вы купили конкретные бумаги, пусть даже в кредит, это ваша собственность. Срочные же сделки, как вы знаете, наши суды пока трактуют как сделки "пари", по которым судебная защита отсутствует. ФСФР подготовила изменения в законодательство, чтобы защитить срочные сделки. И мне кажется, что когда срочные сделки будут законодательно защищены, часть клиентов перейдет на этот рынок. Потом на самом деле вы сейчас сравниваете срочный рынок с маржинальным с плечом 1:10?


— Как раз нет, я говорю о ситуации, когда брокер дает плечо не более чем 1:3.<BR>

— Тогда да, возможен переток клиентов на срочный рынок. Кстати, если бы не было "серого" рынка с плечом 1:10, возможно, срочный рынок и показывал бы большие обороты. "Серые" схемы с точки зрения регулятора, конечно, всегда зло. Но у них есть одно качество: они заполняют те ниши, в которых нет нормального законодательного регулирования. И плечо 1:10 показывает, сколько, условно говоря, надо предложить клиенту, чтобы он согласился работать через сомнительные с юридической точки зрения схемы. Будет усовершенствовано законодательство на срочном рынке — эти схемы постепенно исчезнут.


— Мы начали с того, что введение плеча 1:3 будет сопровождаться ужесточением надзора. Как это будет выглядеть на практике? Будет больше проверок?

— Нет, я не имел в виду ужесточение надзора с точки зрения проверок. Будут ужесточены требования в документах ФСФР для профучастников рынка. И не только в плане соблюдения правил маржинальной торговли. Скажем, требования к расчету капитала — необходимо сделать эту процедуру более ясной и прозрачной. Мы видим недостатки существующей системы и приводим ее в соответствие с общепринятыми международными нормами. Будут прописаны и другие требования, в том числе к оформлению документов, работе с клиентами. Чтобы мы были убеждены, что клиент в курсе всех рисков, которые связаны с работой с маржинальным плечом, и приведем в порядок требования к учету этих сделок.


И введение нового порядка не станет проблемой для тех брокеров, которые работают честно. Но это, как мы рассчитываем, создаст сложности для тех, кто использует серые схемы. К нам приходят жалобы от клиентов: выясняется, что подписанные ими с брокерами договоры на предоставление маржинального плеча оформлены неправильно, очень пространные и, по сути, неопределенные с юридической точки зрения. И человек, который не знает нюансов, но хочет заработать, подписал абсолютно бесправное для себя соглашение. Соглашение, которое в случае возникновения проблем гарантирует только возврат средств брокеру — сам клиент же никак не защищен. Поэтому мы намерены сделать так, чтобы клиент если уж подписывает такие документы в погоне за потенциальным заработком, был в курсе того, на что он идет, и был защищен.


— Как клиент может узнать, хороший он подписывает договор или плохой?

— Это вопрос квалификации...


— Я понимаю, что можно нанять своего юриста, но это не вариант для массового инвестора.

— Согласен. И мы не можем определить квалификацию клиента, который придет подписывать договор. Значит, нужно сделать эту процедуру единообразной и понятной. Ведь если брокер составляет правильный договор, требования к учету соответствуют закону, то мы, как регулятор, получаем гарантию, что все будет нормально.


— Где я, как клиент, могу узнать, какой договор считается нормальным?
— Сейчас нигде. Мы хотим ввести это требование.
— То есть будет какой-то стандартный образец?
— Нет, скорее типовые требования к оформлению документов.
— Когда это планируется сделать?

— Примерно в течение года.


— Вы сказали, что будет более прозрачно рассчитываться капитал. Эти данные будут в открытом доступе или это коммерческая информация?

— Это требования к расчету собственных средств. Мы получаем соответствующие данные, и если выясняется, что у компании недостаточный капитал, предъявляем ей претензии в соответствии с законом. Другое дело, что нынешние требования к собственным средствам, конечно, совсем мягкие. Но мы не можем резко их повысить. Здесь та же ситуация, что и с введением пруденциального надзора и нормативов достаточности собственного капитала. Потому что это опять же вопрос ежедневного баланса, учета — словом, полной перестройки работы компаний, технологического перевооружения. И необдуманно быстрое принятие подобных регулятивных требований, как и резкое повышение требований к размеру капитала, может привести к сумятице на рынке.


Мы видим стратегически, что так и надо делать, и идем к этому — но аккуратно, без резких шагов. У Банка России в этом плане хорошая модель, они молодцы, все правильно сделали. Но они шли к этому десять лет. И сейчас банковскую лицензию иметь престижно, это некий знак качества. А вспомните, что раньше в банках творилось? Так и в брокерских компаниях — наша лицензия должна давать гарантию качества. Но это большая работа, и решать поставленную задачу будем постепенно.


Тэги:

Обсудить: (0)

"Брокер". Приложение от 30.11.2005, стр. 25
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение