Коротко


Подробно

CD с Борисом Барабановым

Madonna "Confessions on a Dance Floor" (Wea)


О том, что Мадонна оказалась чуть ли не единственным артистом в истории, которому музыканты ABBA разрешили использовать сэмпл из своей песни ("Gimme! Gimme! Gimme!"), раструбили все информационные агентства. Речь шла о "Hung up" — первом сингле с альбома "Confessions on a Dance Floor". Но есть еще одна вещь, которую Мадонна позаимствовала у ABBA, и, подозреваю, здесь обошлось без авторских отчислений. Певица хорошо усвоила один из главных уроков, которые ABBA преподали миру. Он состоит в том, что диско-хит по-настоящему овладевает человеческим индивидом, когда он построен на миноре. Этот прием в сочетании с абсолютно клубными, глубокими "низами" сделал "Hung up" просто-таки зомбирующим шлягером. "Confessions on a Dance Floor" Мадонна обозначает как знак возвращения к диско-корням, но альбом не производил бы такого ураганного эффекта, если бы к клубному биту и звукам из музыкальной шкатулки Джорджо Мородера не подмешивались бы в песнях "I Love New York", "How High" и "Forbidden Love" синти-поповые клавиши а-ля Винс Кларк (Depeche Mode, Erasure). Издав "Confessions on a Dance Floor", Мадонна вернула себе позиции, утраченные после выхода ее лучшего альбома "Ray of Light" (1998). К нему на новом CD отсылает трек "Future Lovers", а также композиция "Isaak" — ей в альбоме отведена та же функция, которую на "Ray of Light" выполняла песня "Shanti/Ashtangi" — танцевальная медитация с серьезной религиозно-этнической нагрузкой. При прослушивании финального трека "Like It or Not" особенно жалко становится группу Goldfrapp. По сути, этот английский коллектив только что выпустил диск с похожей задачей — в очередной раз изобрести диско заново. Альбом Мадонны "Confessions on a Dance Floor" тему реанимации диско закрыл всерьез и надолго, и симпатичные, тонкие работы Goldfrapp, Daft Punk и еще целого ряда достойных господ безвозвратно теряются на фоне широкомасштабных танцевальных маневров госпожи Чикконе.

Ilona "Un Monde Parfait" (Atollo Records)


Голос, который все лето пел самую популярную песню на французском языке, принадлежит 12-летней девочке Илоне Митреси. Основанная на народной неаполитанской мелодии песня "Un Monde Parfait" еще в прошлом году прогремела в Италии под маркой проекта Tres Bien Featuring Ilona, а в этом — заняла первые места во всех мыслимых французских чартах. Та же судьба наверняка ждет и вышедший наконец полномерный альбом. Илона из хорошей семьи: папа работал в аккомпанирующем оркестре Canal Plus, мама занята в издательском бизнесе. С ранних лет мадемуазель Митреси звали, когда надо было, чтобы в рекламе пела маленькая девочка. Для иллюстрации песен ей придумали обаятельное мультипликационное альтер эго с глазами в пол-лица. Не слишком далекие обозреватели в интернете обозначают происходящее следующим образом: "Наивный звонкий электро-поп считалочного толка удивительно хорош своей неподдельной детской прелестью". Как бы не так! "Фишка" Илоны в том, что все эти "считалочки" положены на адский кабацкий аккомпанемент, пусть и сыгранный компьютером. Нас-то не проведешь. Ilona — это "Ленинград", прикидывающийся ансамблем "Непоседы", "Un Monde Parfait" — абсолютный футбольно-пивной гимн, а под прочие песни только и устраивать пьяные пляски и прочую содомию. Во всем этом есть что-то дико порочное, а потому — сладкое. Не удивлюсь, если, когда в Париже жгли машины, без илониного саундтрека тоже не обошлось.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение