"Она была просто маленькой девочкой по должности"

Свидетели говорят, что юрист ЮКОСа не могла похитить имущество целой компании

дело Бахминой

Вчера в Симоновском суде Москвы на процессе по уголовному делу замначальника правового управления компании "ЮКОС-Москва" Светланы Бахминой, обвиняемой в хищении в 1998-1999 годах имущества дочерней компании ЮКОСа ОАО "Томскнефть ВНК" на сумму свыше 8 млрд руб., очередные свидетели со стороны обвинения рассказали, как происходила реструктуризация "Томскнефти" и какую роль в этом играла госпожа Бахмина. Из их показаний следовало, что никакой.

Выступавший первым на заседании свидетель Андрей Раппопорт, в 1998-1999 годах являвшийся первым зампрезидента "Роспром-ЮКОС" по финансово-экономическим вопросам, рассказал, что в 1997 году выбиралась схема интеграции ЮКОСа, рассматривался опыт иностранных компаний — модели Shell, BP. Потом купленная ЮКОСом ВНК (и входящая в нее "Томскнефть") тоже подстраивалась под эту схему. По словам господина Раппопорта, реструктуризация "Томскнефти" "была, безусловно, полезна": "Экономическое состояние 'Томскнефти' было ужасное, огромные долги по налогам, по зарплатам, в итоге росла социальная напряженность в компании. Она не могла существовать в том виде, иначе ушла бы в штопор. Единственным выходом была реструктуризация". При этом свидетель отверг всякое отношение Светланы Бахминой к этому процессу: "Эти решения принимались на высшем уровне. Конечно, Светлана Бахмина не могла в этом участвовать, она была просто маленькой девочкой с точки зрения должности. ЮКОС — огромная компания, где работают тысячи, она — просто рядовой клерк, не точка принятия управленческих решений".

Эту позицию поддержали и другие выступавшие вчера свидетели. Виктор Казаков, ныне депутат Госдумы, а в прошлом зампредправления ЮКОСа по добыче нефти, а потом глава ЮКОС-ЭП (управляющая компания "Томскнефти"), сообщил, что созданием компаний для перевода имущества "Томскнефти" занималось управление делами и правовое управление ЮКОСа: "Это были Гололобов (главный юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов, находящийся в розыске.— Ъ) и кто-то еще, а Бахмину в этом процессе я не помню. Она была рядовым работником. А сам я в эту кухню не лез, мне говорили, что это не мое дело". Свидетель Николай Логачев, бывший в 1998-1999 годах управляющим "Томскнефти", рассказал суду, что крупные сделки совершались только через совет директоров компании и с разрешения ЮКОС-ЭП, а оценку имущества, передаваемого создаваемым имущественным ЗАО, производил независимый эксперт. Что касается стоимости переданного имущества, которая, по данным следствия, была занижена, свидетель Логачев пояснил, что оценочная стоимость может быть ниже остаточной: "Представьте, что вы продаете старый автомобиль и хотите продать его за тысячу рублей. Но эксперт оценивает его только в 500 рублей". А Светлана Бахмина, по его словам, не играла никакой роли в проведении этой оценки, в составлении перечня передаваемого имущества или в назначении руководителей создаваемых ЗАО.

Ъ продолжит следить за процессом.

МАРИНА Ъ-ЛЕПИНА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...