Миллиарды ждут разблокировку

Когда недружественный бизнес сможет вывести прибыль

Более $18 млрд прибыли зарубежных компаний оказалось заблокировано в России. Об этом сообщила Financial Times. Речь идет о бизнесе из стран, которые признаны недружественными, например, США или государства Евросоюза. О самой крупной прибыли отчитался австрийский Райффайзенбанк. По итогам 2022 года она достигла $2 млрд. В компании изданию подтвердили, что у нее нет доступа к этим средствам.

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Подробнее о других игроках, которые не могут вывести деньги из России — в справке “Ъ FM”:

Помимо австрийского Райффайзенбанка, прибыль в России продолжают получать американские концерны Philip Morris и PepsiCo. Первая заработала более $770 млн, вторая — около 720 млн. В феврале 2023 года руководство Philip Morris, например, заявило, что скорее оставит бизнес в стране, чем продаст его на невыгодных условиях.

Из тех игроков, которые покинули рынок в прошлом году, о самой крупной прибыли отчиталась шведская Scania, она занимается производством грузовиков. Компания заработала более $620 млн.

По данным Financial Times, наибольшую прибыль в России получили американские компании — они заработали почти $5 млрд. Общие показатели немецкого бизнеса достигли $2,5 млрд. Игроки из Швейцарии получили $1 млрд прибыли в стране.

Издание подчеркивает, что с тех пор суммы могли значительно вырасти, однако оценить это сложно, поскольку большинство международных компаний раскрывают свои результаты только на местном уровне.

Что компании могут сделать с этими деньгами? Прибыль «дочек» иностранных корпораций сейчас размещается на счетах типа «С». Чтобы получить к ним доступ, нужно получить одобрение правительственной комиссии. Недавно порядок упростили, однако значительно на ситуацию это не повлияет, отправлять дивиденды по-прежнему сложно, отметила глава юридической службы Bonum Capital Наталия Бутрина. По ее мнению, средства будут разблокированы только после ослабления санкций:

«Давно ходили слухи о том, что одним из фокусов правительственной комиссии является, наконец, разрешение вопроса по выплатам иностранным инвесторам и акционерам. Соответственно, смягчение формально произошло. Фактически оно заключается в том, что разрешение все еще требуется. Гораздо меньше требований, например, без ограничений суммы дивидендов, без установления KPI, и так далее.

Но предусмотрено достаточно жесткое условие: разрешение можно будет получить, если иностранный акционер-участник, который планирует в свою пользу распределить дивиденды, после 1 апреля 2023 года осуществлял инвестиции в российскую экономику, вносил вклады в уставные капиталы либо имущество российских обществ. Распределить дивиденды можно будет в размере, не превышающем объем таких инвестиций. Для того чтобы забрать $1 млн, нужно вложить $1 млн.

Многие компании, по слухам, действительно не распределяли дивиденды на своих акционеров и продолжали просто инвестировать внутри России в какие-то новые проекты или в свое собственное производство, в его расширение. Многие считают также, что эта накопленная прибыль, которую они не ставят себе целью распределить, она, вполне возможно, повлияет при продаже этих конкретных объектов в будущем. Сумма дивидендов будет точно учитываться в покупной цене».

Порядок доступа к прибыли российских «дочек» изменился месяц назад. С тех пор о том, что иностранные компании нарастили инвестиции в Россию, не сообщались. Райффайзенбанк, например, признал сложности с выплатой дивидендов и просто отложил этот вопрос до следующего года.

Применение этим деньгам в России можно найти легко, но вряд ли иностранных акционеров устроит такой сценарий, считает главный экономист консалтинговой компании «ПФ-Капитал» Евгений Надоршин:

«Потребность в инвестициях в стране очень велика. Например, чтобы обеспечить то, что модно сейчас называть "суверенной экономикой" —технологическую независимость в ряде товаров и услуг.

Понятно, что будет отставание, вопрос в том, чтобы удерживать его в небольших пределах. Микроэлектроника однозначно нуждается в определенном развитии, потому что хорошо видно, что часть потребностей внутреннего рынка не закрывается нормальным образом. Машиностроение нуждается в существенной модернизации, требуются колоссальные инвестиции, дешевые долгосрочные деньги, которых локально просто нет. То, что дает бюджет, с точки зрения вот этих задач, это вообще не тот объем и не те сроки финансирования.

Если рассматривать ситуацию до 2022 года, то мы пытались привлекать иностранные компании, в том числе и с целью развития высоких технологий. Другое дело, что сейчас желание зарубежных игроков иметь дело с российскими контрагентами, особенно на нашей экономической территории, упало кардинально. Очень сложно предоставить им такие условия, на которые они бы, наверное, согласились. Непонятно, когда они смогут окупить свои вложения. Нынешний уровень неопределенности в российской экономике столь высок, что достаточно сложно сказать, как будет развиваться ситуация через условные пять лет».

С трудностями при выводе прибыли из России сталкиваются не только недружественные страны, обратил внимание РБК. Например, председатель правления индийской нефтяной компании Oil India Ранджит Рат говорил, что у предприятия на банковских счетах в России находится $150 млн, которые пока она не может получить.


С нами все ясно — Telegram-канал "Ъ FM".

Елена Иванова, Иван Якунин

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...