Коротко

Новости

Подробно

Император Парижской оперы

Премьера "Калигулы" в Opera Garnier

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 36

Ожидает Татьяна Кузнецова

        Сегодня в Парижской опере состоится мировая премьера балета "Калигула". Спектакль в пяти актах на музыку "Времен года" Антонио Вивальди поставил звезда Парижской оперы Никола ле Риш. Это его балетмейстерский дебют, и балетоманское сообщество всего мира застыло в опасливом ожидании: сможет ли этот поразительный танцовщик дотянуться до собственного уровня в новом качестве хореографа?


        Карьера 33-летнего Никола ле Риша развивалась стремительно. В 16 лет был принят в труппу Парижской оперы и уже в 21 год достиг звания "etoile" (звезды) — высшего в балетной иерархии. Перетанцевал все главные партии в классике ХIХ и ХХ веков и весь современный репертуар, идущий в Opera de Paris. Его обожают занимать в своих постановках кумиры новейшего времени — и Уильям Форсайт, и Матс Эк, и Иржи Килиан, и Анжелен Прельжокаж. Но, несмотря на титулы и длиннющий послужной список, Никола ле Риш — не типичная французская звезда. Нет в нем ни изысканности, ни изящества, ни дотошного педантизма, ни благообразия. Когда этот рослый атлет на своем мотоцикле подлетает к служебному входу оперы, его можно принять за рабочего сцены. Когда перед выходом на сцену в Мариинке перебирает струны любимой гитары — за заблудившегося барда.


        Этот широкоплечий, с накаченными мышцами ног, мощным взрывчатым прыжком, грубоватой щиколоткой и небезупречно вылепленной стопой танцовщик — настоящий перфекционалист. Причем обладает поразительной актерской органикой: его технически совершенный танец кажется импровизацией, спонтанной реакцией тела на сиюминутную ситуацию. Невероятный дар пластического перевоплощения позволяет ему быть и непревзойденным уродом Квазимодо, и поразительно достоверным графом Альбертом. Темпераментный и неистовый, он напоминает наших премьеров 60-х — золотого века советского балета. Недаром Никола ле Риш с наслаждением вгрызается в советскую классику: на сцене Большого станцевал Спартака, в Парижской опере — Ивана Грозного в спектакле Юрия Григоровича.


        Не исключено, что роль русского царя повлияла на решение танцовщика исследовать судьбу другого садиста-страдальца — римского императора Гая Калугулы. Но скорее артист-лицедей разглядел родственную душу в императоре, который все четыре года своего правления превратил в трагический и кровавый гиньоль с собой в главной роли и своими подданными в качестве статистов и зрителей. Балетмейстер-актер не оставил без внимания и драматурга Камю — из его экзистенциальной пьесы в балет перекочевала луна как символ невозможного счастья или бессмертия. В роли идеальной и недосягаемой Луны Никола ле Риш занял свою обожаемую жену Клермари Оста и Мюриэль Зюсперрегю. Но роль Калигулы отдал молодым коллегам: утонченному Матье Ганьо — самой юной звезде Парижской оперы — и лукавому мастеру перевоплощения Жереми Белингару.


Palais Garnier, с 21 октября до 14 ноября, www.opera-de-paris.fr
Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя