Коротко

Новости

Подробно

Президента подготовили к операции

Владимир Путин заслушался версией МВД о событиях в Кабардино-Балкарии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера президент России Владимир Путин увиделся с бывшим канцлером Германии Гельмутом Колем и при помощи подчиненных зафиксировал мельчайшие подробности нападения террористов на город Нальчик. С этими подробностями из резиденции президента России — специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.


Утром в Ново-Огарево собиралось поехать много журналистов. Встреча президента России с бывшим канцлером Германии Гельмутом Колем чрезвычайно заинтересовала несколько съемочных групп немецкого телевидения. В решающий момент, когда двери автобуса должны были захлопнуться, все немецкие журналисты, впрочем, вдруг вышли из него и очень быстро пошли к своим машинам. Их выдающийся соотечественник Гельмут Коль неожиданно перестал их интересовать (про нашего выдающегося соотечественника я уже и не говорю). На недоуменные вопросы российских коллег они с мгновенно возникшей в голосе снисходительностью отвечали, что есть дела и поважнее.

На самом деле про террористическую атаку на Нальчик все было уже известно и нам. Мне-то, правда, казалось, что тем более важно узнать, что теперь будет делать президент России.

Для начала сорвался весь дневной график его встреч. В этом графике устояла только одна встреча — как раз с господином Колем. Причем нельзя сказать, что она была краткой и формальной. Президент и канцлер провели вдвоем в общей сложности около полутора часов и еще не меньше четверти часа общались с журналистами.

В это время в Нальчике, по сообщениям информагентств, шли бои. Около часа дня в Ново-Огарево приехал человек, встреча с которым в графике вчерашнего дня с утра не значилась,— первый замминистра внутренних дел России Александр Чекалин. Он зашел к господину Путину, как только из резиденции вышел Гельмут Коль.

Немецкий канцлер, казалось, не торопился покидать гостеприимный дом. На улице он, с наслаждением щурясь на солнце, не спеша снял пиджак, надел джемпер и только тогда сел, добродушно улыбаясь шуткам двух помощников, в специально приготовленный для него минивэн с российскими номерами и еле различимым германским флажком под лобовым стеклом. (Оказалось, он предпочитает сидеть рядом с водителем.) Гельмуту Колю было хорошо в этот теплый осенний денек за городом. Впрочем, ему уже давно некуда спешить.

Практика поведения Владимира Путина в кризисных ситуациях такова, что я, честно говоря, не надеялся, что журналистам удастся застать его за ликвидацией последствий террористической атаки. Тем не менее в какой-то момент журналистов пригласили в рабочий кабинет Владимира Путина. Это был во всех отношениях хороший знак. Я подумал, что, по всем признакам, кризис миновал.

Так и оказалось. Александр Чекалин доложил президенту России оперативную обстановку. Боевики, напавшие на восемь объектов в городе, были рассеяны. По данным господина Чекалина, убитыми нападавшие на тот момент потеряли не меньше пятидесяти человек (уже через час эта цифра значительно сократилась).

Господин Чекалин рассказал, как два дня назад в результате оперативно-розыскных мероприятий в Кабардино-Балкарии был обнаружен тайник с большим количеством селитры и гексогена, а через некоторое время в районе поселка Белая речка были блокированы и владельцы взрывчатки. Трое оказали сопротивление и были убиты. Остальные остались живы (хотя тоже оказали сопротивление). От справедливого возмездия их спасло только наступление темноты.

— Со стопроцентной долей вероятности нападение бандитов на Нальчик стало причинно-следственной связью обнаружения бандитов под Белой речкой,— объяснил Александр Чекалин.— У нас есть основания полагать, что в составе этой группы (из десяти человек.— А. К.) находился один из крупных лидеров террористов. Нападение на Нальчик — это была реакция остальных бандитов, цель была в том, чтобы ударить по Нальчику и отвлечь внимание от этой группы.

— Которая была блокирована? — уточнил господин Путин, который явно что-то недопонял.

— Да,— подтвердил Александр Чекалин.— Докладываю, что весь состав этой группы ликвидирован по причине ожесточенного вооруженного нападения.

— Сопротивления,— поправил его господин Путин.
— Сопротивления,— согласился Александр Чекалин.
Он волновался.

— Сразу были взяты под охрану объекты социального наполнения (очевидно, школы и детские сады.— А. К.). Были введены определенные ограничения на передвижения в городе сил правопорядка (очевидно, он имел в виду "силами правопорядка".— А. К.).

Александр Чекалин остался доложить президенту подробности, а я понял, что нам только что была представлена версия, претендующая на то, чтобы стать канонической.

Впрочем, она могла быть правдоподобной только в одном случае: если бы среди десяти ликвидированных в районе Белой речки боевиков оказался террорист уровня Шамиля Басаева. В любом другом случае неподготовленные и, мягко говоря, рискованные усилия десятков боевиков по установлению спонтанного контроля над столицей субъекта федерации выглядели бы не шибко оправданными.

Хотя и неподготовленными эти усилия тоже не казались, как ни старался убедить в этом президента страны первый замминистра внутренних дел. Через четверть часа он и сам уже, выйдя от президента, рассказывал нам подробности, заставляющие по крайней мере сомневаться в этом. Главный аргумент Александра Чекалина состоял в том, что обычно боевики нападают ночью, а вчерашняя атака началась довольно поздним утром.

Между тем он же рассказал, что террористы атаковали объекты силовых структур сплоченными, хорошо обученными боевыми группами по пять человек. Объектов было восемь, пятерок не меньше пятнадцати — по две на каждый получается. Когда и как пятерки успели войти в город и рассредоточиться по этим объектам, господин Чекалин не объяснил.

Зато он еще раз подчеркнул, что среди уничтоженных в районе Белой Речки боевиков был "крупный, если не крупнейший лидер бандформирований". Вопрос одного из журналистов, не Шамиль ли это Басаев, он оставил без ответа.

Когда замминистра закончил говорить и подошел к машине, я все-таки повторил вопрос насчет Шамиля Басаева. Я удивился, когда он негромко сказал:

— Это надо еще проверить.

То есть он, по крайней мере, не исключал такой вероятности. Видимо, он и сам понимал, что эта фигура идеально вписалась бы в его конструкцию.

Правда, в нее не вписывались жертвы среди мирного населения, и он сказал, что, слава богу, оно не пострадало. К этому моменту из Нальчика уже поступали другие данные, и на наше недоумение Александр Чекалин заявил, что если бы жертвы были, то он и его подчиненные узнали бы об этом одними из первых.

— Скажите,— спросил я его, когда он уже готов был сесть в машину,— вы в самом деле считаете, что нападение не было подготовленным?

Он снисходительно покачал головой:
— Видите вот этот телефон?
Он помахал над головой мобильным телефоном.

— Век техники! — повторил он, с уважением и как-то по-новому, что ли, рассматривая свой телефон.— Можно по этому телефону отдать команду в любую точку земного шара — и она сразу будет выполнена. В любую точку! Век техники, я вам говорю!

Напоследок он еще раз заверил всех журналистов, что ни один бандит, как и распорядился президент России, из Нальчика не выйдет.

То есть, надо думать, они останутся там жить.

Комментарии
Профиль пользователя