Коротко

Новости

Подробно

Модные сапоги маршала Буденного

на "Европалии" в Антверпене

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

выставка мода

Меха, икра, очереди, матрешки, кокошники и черные "Волги" — банальные символы России перестают быть банальными, если за дело берутся бельгийские дизайнеры. В этом убеждает выставка "Проспект Катарины. Русские от A. F. Vandevorst" в Музее моды Антверпена (MoMu), организованная российским музейно-выставочным центром РОСИЗО в рамках фестиваля русской культуры "Европалия" (см. Ъ от 3, 5 и 10 октября). Экспонаты, предоставленные Российским государственным историческим музеем, стали частью эффектной концептуальной инсталляции, посвященной источникам вдохновения современной авангардной моды. Из Антверпена — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.


Выставка "Проспект Катарины", аттестованная как "показ русского исторического костюма", не сулила особых откровений. Но место ее проведения интриговало. Как-никак Антверпен — родина знаменитой на весь мир бельгийской авангардной моды, здесь находится академия, где ей обучают, здесь ее продают на каждом углу, здесь по улицам ходят персонажи, как будто только что сбежавшие с показов-дефиле (у нас бы однозначно определили — "из психушки"), наконец, тут существует и музей моды. Уже в фойе музея стало ясно — скучно не будет. Черная "Волга" годов, наверное, 70-х, как на крутом вираже, "въехала" прямо в модернистский музейный интерьер, к подножию крутой деревянной лестницы, ведущей в экспозицию.

Но настоящее шоу началось наверху — с очередей. Люди, стоящие в две стеклянные будки с надписью по-русски "касса", показались до боли знакомыми — женщины в распахнутых на толстых животах обтерханных пальтишках, дети в куцых курточках, мужчины в грустных кроличьих ушанках. Фраза "кто здесь крайний" вот-вот уже готова была сорваться с языка, но тут обнаружилось, что это муляжи, мизансцена, придуманная для затравки приглашенными кураторами выставки — дизайнерским дуэтом An Vandevorst and Filip Arickx, известным в мире моды под маркой "Вандеворст".

Слово "проспект" в названии выставки объясняется желанием авторов проложить свой маршрут по русской культуре. Имя Катарина показалось им самым подходящим, самым русским: тут и намек на императрицу Екатерину, и более личные ассоциации — в выставке участвуют близкие бельгийцам российские модельеры Катя Микульская (Мосина) и Катя Филиппова. Кураторы отвели им роль двух сестер милосердия в воображаемом военном госпитале, образ которого по их замыслу связывает сцены-инсталляции выставки — с помощью расставленных тут и там раскладушек с серыми одеялами.

Бельгийцы честно признаются, что любят русские вещи. Еще больше в этом признаются их собственные вещи из свежайших коллекций 2004-2005 и даже 2005-2006 годов, внедренные в экспозицию аутентичной материальной культуры, как западные шпионы в ряды настоящих советских людей. Так, в инсталляции "Меха" на развешанных, как в ломбарде, вешалках с шубами довольно трудно отличить наимоднейшие изделия от побитых молью исторических экспонатов. И наоборот, только этикетка, сообщающая о дате производства войлочных дамских ботиков — 30-е годы прошлого века, мешает увидеть их на полке современного бутика. То же с инсталляцией "Сапоги", которой можно было бы обуть целую казарму. Парадом нарочито грубых, тяжелых "солдатских" сапог, в которых нынче щеголяют модники, командует пара, принадлежавшая не кому-нибудь, а маршалу Буденному. Фоном для инсталляции "Платки" — несколько десятков голов-болванок в платочках — служит роспись на стене по мотивам иллюстраций Родченко к "Про это" Маяковского с Лилей Брик в красной революционной косынке. Платки не простые — среди них попадаются и агитационные экземпляры 20-х годов, и сделанные к Олимпиаде-80 в Москве.

Помимо коллекционной одежды в выставку включены и произведения современного искусства — рядом с шубами экспонируется меховая скульптура "Серп и молот" Леонида Сокова, витрина с кокошниками соседствует с инсталляцией другого соц-артиста — Александра Косолапова "Когда вы в последний раз ели черную икру?" (между прочим, с повтором злосчастного произведения "Икона-икра", недавно со скандалом снятого с выставки в Третьяковке; видимо, бельгийцы совсем не боятся прослыть богохульниками).

Сценография выставки весьма изобретательна — платочки раздувает ветер из нескольких вентиляторов, на местах музейных смотрителей в непринужденных позах рассажены манекены в военной форме, олицетворяющие, судя по всему, еще один российский культурный брэнд — всевидящее око КГБ.

Дуэт "Вандеворст" признает, что униформа — один из их главных фетишей. Кульминация выставки — своеобразный зал боевой славы, пантеон, где в большой круглой витрине собрана униформа разных времен — от гусарских мундиров и священнических облачений из Исторического музея до их современных цивильных интерпретаций. Замыкает экспозицию трогательнейшая сцена деревенского хоровода — женских народных костюмов разных российских губерний. Удивительной красоты сарафаны, душегрейки, кокошники заключены в прозрачные коконы-витрины в форме матрешек. А в роли цветущего луга выступает целая армия матрешек деревянных.

"Вандеворст" не претендует на первенство в освоении в мировой моде "русской темы" — о пионерах этого жанра напоминают и знаменитое фото модели Ива Сен-Лорана 1965 года (платье-матрешка), и деревенские платьица 80-х годов работы нашего модельера Татьяны Санчес. Но, пожалуй, до них никто не работал с этой темой так тотально. Они подвергли творческому переосмыслению не только очевидно выигрышные мотивы (как те же мех и кокошники), но и то, чего мы до сих пор стыдились,— застиранное, "детдомовское" бельишко, "иконостасы" из орденов на брежневской груди. Благодаря бельгийским дизайнерам и аскетизм, и избыточность российской материальной культуры выглядят одинаково стильно и могут служить предметом национальной гордости. Да, и в России немало людей, понимающих эстетический потенциал советской эпохи (как, например, художник Владимир Архипов, собирающий самодельный "русский дизайн", или те же дизайнеры одежды), но пока никому из них не удалось сделать свое понимание мировым универсальным брэндом, превратить в новый стиль. Этому умению сделать так, чтобы модные девушки носили сапоги а la маршал Буденный, у них стоит поучиться. Пожалуй, из 16 выставок, которые центр РОСИЗО привез в Бельгию, "Проспект Катарины" наиболее отвечает задаче фестиваля — а именно пересмотру стереотипных представлений о нашей стране.


Комментарии
Профиль пользователя