Коротко


Подробно

Архиважный свидетель

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 56

ФОТО: FOTOBANK.COM / TIME LIFE PICTURES / GETTY IMAGES
Выпущенная в 1999 году книга (вверху) Кристофера Эндрю (внизу) и его соавтора оказалась лишь началом тайной истории КГБ
       Шесть лет назад в свет вышла самая скандальная книга о КГБ — "Архив Митрохина". Продолжение рассказа о тайных операциях КГБ вышло только сейчас, уже после смерти автора, но стало не менее сенсационным.

       Любой литературный критик скажет, что сиквел обычно уступает оригинальному произведению и по содержанию, и по читательскому интересу. Издатели книги, которая в Британии вышла под названием "Архив Митрохина, том 2: КГБ и мир", а в США — "Мир шел за нами: КГБ и борьба за страны третьего мира", имели все основания опасаться, что с очередным совместным трудом бывшего сотрудника КГБ Василия Митрохина и британского историка разведки Кристофера Эндрю произойдет то же самое. В конце концов, удивительному успеху первого "Архива Митрохина", вышедшего в сентябре 1999 года ("Власть" подробно писала о книге в #37 за тот год), способствовала почти детективная история ее появления (см. справку).
       Но опасения издателей, если таковые и были, не оправдались. Конечно, о многих событиях, которые описываются во втором томе "Архива Митрохина", говорили давно. Но лишь сейчас они получили документальное подтверждение. Книга значительно расширяет представления о том, какую роль КГБ играл в мировой политике. И многие национальные герои стран третьего мира, которым она посвящена, предстают в принципиально ином свете.
       
Вано
ФОТО: AP
Кристофер Эндрю
       Первой и, пожалуй, главной жертвой второго тома "Архива Митрохина" оказалась Индира Ганди, оперативный псевдоним — Вано. Из документов, опубликованных в Лондоне, не следует, что самая известная женщина Индии была агентом КГБ. Но в том, что она находилась под практически неограниченным влиянием советской разведки, сомневаться не приходится.
       КГБ заинтересовался Индирой Ганди еще в середине 1950-х, правда, тогда ей отводилась скромная роль человека, который в случае чего мог повлиять на отца, первого лидера независимой Индии Джавахарлала Неру. Первым презентом от КГБ стала шуба, подаренная Индире в 1955 году. Позже подарки стали куда более значительными. Уже в 1960-х советская разведка финансировала предвыборную кампанию нескольких видных лидеров правящей партии Индии, а после ее раскола поддержала фракцию Ганди. После этого советское влияние на Индиру Ганди и ее партию стало тотальным. Документы КГБ рассказывают, как советская разведка старательно культивировала недоверие Ганди к США, постоянно подбрасывая ее окружению материалы о связях оппозиции с американскими спецслужбами. В конце концов боязнь заговоров превратилась у Ганди в паранойю.
       Между тем КГБ продолжал финансировать правящую партию Индии. Чемоданы с деньгами приносили прямо в резиденцию премьера. К середине 1970-х на содержании советской разведки находилось несколько министров, многие региональные лидеры, десять газет и одно информагентство. Ни один внешнеполитический шаг Индии не противоречил внешней политике Советского Союза. О количестве высокопоставленных шпионов, работавших на СССР, красноречиво свидетельствует, например, такой факт: когда один из индийских министров предложил агенту КГБ продать важную информацию, запросив за нее всего $50 тыс., ему было отказано: эти сведения уже не составляли тайны для Советского Союза. Все это, разумеется, было бы невозможно, если бы во главе страны не стояла "дорогая госпожа Индира Ганди", она же — "контакт Вано".
       
Лидер
ФОТО: AP
Значительные капиталовложения КГБ в Сальвадора Альенде (Лидера) (вверху) и Индиру Ганди (Вано) (внизу) не окупились: первый не пережил пиночетовский путч, а вторую застрелили собственные охранники
       А вот борьба КГБ за господство в Латинской Америке была не столь успешной. В начале 1970-х одной из главных побед советской разведки, судя по документам из второго тома "Архива Митрохина", стал приход к власти в Чили Сальвадора Альенде. На Лубянке он проходил под псевдонимом Лидер.
       Победа Альенде обошлась КГБ в $420 тыс. Документы, опубликованные в Лондоне, не дают ответа на вопрос, знал ли Альенде о том, откуда поступали деньги на его предвыборную кампанию. Но если он и не знал, то по крайней мере догадывался. Главным советским представителем, с которым он встречался уже после прихода к власти, был не советский посол в Сантьяго, а резидент КГБ, лично "ведший" Альенде,— Святослав Кузнецов. Их встречи организовывала любовница Альенде и по совместительству его секретарь Мириа Контрерас Белл, известная на Лубянке под псевдонимом Марта. Уже на первом свидании с Кузнецовым чилийский лидер согласился начать реформу вооруженных сил и спецслужб для укрепления взаимопонимания между двумя странами.
       Впрочем, в КГБ довольно быстро поняли, что Альенде не самая удачная кандидатура в войне с ЦРУ в Чили. Он активно проводил в жизнь все рекомендации советских товарищей, но ему очевидно не хватало жесткости. Он не был готов превратить Чили во вторую Кубу, во-первых, будучи уверенным в том, что народ и так его поддерживает, а во-вторых, очевидно гордясь тем, что стал первым марксистом в Латинской Америке, пришедшим к власти демократическим путем.
       В 1972 году работу КГБ осложнил приезд нового посла СССР, который не желал играть роль номинального главы миссии в Чили. Аппаратная борьба номенклатурного партработника и члена ЦК КПСС Александра Басова с резидентом КГБ Святославом Кузнецовым в конце концов привела к тому, что проект по созданию просоветского режима в Чили провалился. В сентябре 1973 года нереформированные части чилийской армии подняли мятеж, и Сальвадор Альенде застрелился из автомата, подаренного, кстати, самим Фиделем Кастро.
       
Гидролог
ФОТО: AP
Индира Ганди (Вано)
       Несколько более удачным для КГБ был проект по превращению в социалистическое государство Никарагуа. Из документов, обнародованных Митрохиным, следует, что Карлос Фонсека — организатор Сандинистского фронта освобождения, ведший борьбу с проамериканским режимом и в конце концов пришедший к власти,— был кадровым агентом КГБ, известным под псевдонимом Гидролог.
       Сам фронт поначалу создавался не только для захвата власти в Никарагуа, но как диверсионная группа, способная действовать по всей Северной и Центральной Америке. Еще в конце 1960-х группа сандинистов была отправлена в командировку в Мексику. Цель — изучение местности для осуществления диверсионных операций на территории США. Почти все операции сандинистов проходили под контролем или как минимум согласовывались с резидентами КГБ.
       Так было, к примеру, в 1978 году, когда группа под руководством еще одного сандиниста, а впоследствии видного лидера "контрас" Эдена Пасторы захватила здание никарагуанского парламента, взяв в заложники заседавших там депутатов. Детали операции, целью которой было освобождение из тюрьмы лидеров сандинистов, Пастора заранее согласовал с резидентом КГБ в Манагуа. Операция прошла удачно, и вместе с освобожденными сандинистами и выкупом в $500 тыс. Пастора прибыл на Кубу. Остров оставался главным плацдармом для деятельности КГБ в регионе, и в документах комитета проходил под кодовым наименованием "Аванпост".
       
Второй Карибский кризис
ФОТО: AP
И только режим Фиделя Кастро оказался долговечнее своего благодетеля — СССР
       Вопреки устоявшемуся мнению кубинский лидер Фидель Кастро не сразу привлек внимание советских спецслужб. Первые контакты с ним, согласно документам из архива Митрохина, начались только после его прихода к власти. Некоторое время к нему присматривались, но затем позволили сделать остров советским аванпостом в Западном полушарии.
       Документы из архива Митрохина, касающиеся Кубы, пожалуй, самые скучные. Многое из того, что опубликовано сейчас, известно уже давно. Правда, некоторые новые и небезынтересные подробности в книге есть. Например, когда Рауль Кастро отправился в Чехословакию закупать оружие, сотрудники КГБ в Праге сообщали, что второй человек в кубинской иерархии спит, не снимая ботинок, и демонстрирует крайнюю разборчивость в связях с женщинами, требуя, чтобы проститутки, которых к нему приводили, были непременно блондинками.
       Читателей второго тома "Архива Митрохина" наверняка заинтересует и тот факт, что Куба могла стать причиной начала третьей мировой войны дважды, а не единожды, как предполагалось ранее. В книге приводится отчет о встрече Фиделя Кастро с неким советским генералом, прибывшим в Гавану с инспекцией в 1982 году. На встрече с ним кубинский лидер предложил территорию Кубы в качестве площадки для размещения ядерных ракет, что, по его словам, стало бы адекватным ответом на размещение американских ракет в Европе. О реакции советской стороны в архиве Митрохина ничего не говорится. В СССР тогда как раз начиналась череда смены генсеков. Очевидно, КГБ, как и всей советской системе, было просто не до кубинского предложения.
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ
       
Судьба переписчика
       Василий Митрохин родился в 1922 году в деревне Юрасово Рязанской области. После окончания университета и недолгой работы в должности заместителя военного прокурора в Харькове в 1948 году он был принят на работу в органы МГБ. В 1950-х годах неоднократно находился на работе за границей, например, сопровождал советскую сборную на Олимпиаде в Сиднее в 1956 году. В том же году обвинен в халатности и выведен из оперативной работы. Направлен на работу в архив Первого главного управления КГБ. По собственным словам Митрохина, после выступления Хрущева на закрытом пленуме ЦК КПСС он разочаровался в идеях коммунизма. Собирать документы начал в 1972 году, когда архив Первого управления начал перевозиться из Лубянки в новое здание в Ясенево. Личный архив закапывал на даче в Подмосковье.
       В 1992 году вместе с архивом он выехал в Латвию, где предложил его в полное распоряжение американской разведки. Но сотрудники ЦРУ не поверили Митрохину и сочли его архив, состоявший в основном из рукописных копий сверхсекретных документов, фальшивым. Из американского посольства Митрохин отправился в британское. После консультаций с Лондоном и проверки части документов британские разведчики пришли к выводу, что они подлинные. Митрохина, его семью и весь его архив, рассказывавший о деятельности советской разведки с 1930-х годов до конца XX века, перевезли в Британию. Здесь подлинность архива была полностью подтверждена. Как говорил позже историк Кристофер Эндрю, один из экспертов и будущий соавтор Митрохина, "подделка десятков тысяч документов таким образом, чтобы ни один из них не противоречил ни одному документу, имеющемуся в нашем распоряжении, настолько сложна, что представляется совершенно невозможной".
       Первая часть архива Митрохина, состоящая из документов, посвященных операциями КГБ против стран Запада, была опубликована в 1999 году. Мир узнал о прослушке телефонных разговоров Киссинджера, о советских шпионах в крупнейших компаниях США, работавших по контракту с Пентагоном, о том, что во Франции не менее 35 высокопоставленных политиков были агентами КГБ, а в Германии советские агенты проникли в руководящие органы всех партий, суды и полицию.
       Митрохин умер 23 января 2004 года в Великобритании.

Комментарии
Профиль пользователя