Коротко


Подробно

Волейболисты попались в решающем сете

чемпионат Европы по волейболу

Волейбольная сборная России была очень близка к тому, чтобы одержать победу на чемпионате Европы. В римском финале она уже почти дожала хозяев-итальянцев. Но те непостижимым образом, проиграв с унизительной разницей два сета кряду, выстояли и на тай-брейке сами дожали-таки соперника.


Это была встреча, может быть, двух самых загадочных сборных мира. Не только в волейболе — абсолютно во всех видах спорта.

Невозможно объяснить, почему сборная России играла на чемпионате именно так. Временами она показывала волейбол, глядя на который возникала уверенность, что с приходом на пост ее главного тренера сербского специалиста Зорана Гайича трехлетней гегемонии в мировом волейболе бразильцев скоро будет положен конец, потому что так, как она, не играют даже бразильцы. Но временами она показывала такой волейбол, что возникали сомнения в том, что ей удастся выйти из довольно простой группы в полуфинал. Причем поразительные перемены происходили не по ходу турнира, а по ходу каждой встречи — и с командой в целом, и с отдельными волейболистами.

Она провела на предварительном этапе великолепный матч против Италии, но почему-то до него провозилась пять сетов с Хорватией и четыре — с Португалией. А после итальянцев, получив в полуфинале в соперники куда более слабую Испанию, тоже мучилась. И выиграла тогда, когда уже казалось, что выиграть невозможно — уступая на тай-брейке 10:13. Но затем были взяты пять очков кряду, четыре из них — на чуть ли не слабейшей в нашей команде подаче Сергея Макарова.

Невозможно объяснить, почему сборная Италии, у которой хороших молодых игроков в составе не появляется уже лет пять, почти все время добирается до наград крупных турниров. На этом чемпионате на ее стороне были родные стены. Но даже они по идее не могли стать нормальной компенсацией для многочисленных итальянских недостатков в полуфинальном матче с выглядевшими куда более мощно сербами. Италия тем не менее выиграла полуфинал на тай-брейке, оставив мечтавшую о золоте Сербию лишь с бронзой. Ее она добыла в режиме, близком к разминочному, разбив в матче за третье место чуть не обыгравшую нас Испанию.

И разве могли две такие сборные, как Россия и Италия, выдать логичный, предсказуемый финал?

В нем тоже ничего не возможно было понять. По первой партии было видно, что россияне готовы и настроены здорово. Видно это было хотя бы по отдельным эпизодам. По тому, как уверенно атаковал первым темпом Андрей Егорчев, до сих пор допускавший слишком много ошибок, а теперь будто бы решивший реабилитироваться за все эти ошибки в одной игре. По тому, как поднял ногой летевший в площадку мяч Сергей Макаров. По тому, как бились все остальные. Но итальянский настрой и итальянская готовность были ведь ничуть не хуже. И первую партию наша команда отдала, что уже стало на чемпионате для нее традицией.

А вслед за этим были два удивительных сета. Сета, в которых любой из наших волейболистов играл так, что мог запросто рассчитывать (если бы чемпионат ограничился этими двумя партиями) на титул самого полезного игрока турнира. В которых Семен Полтавский атаковал словно не в финале, а на обычной тренировке — не допустив ни единой неточности. В которых Павел Абрамов и Сергей Тетюхин были безупречны и в защите, и в нападении. В котором либеро Алексей Вербов спасал все мячи. В которых руки огромного Алексея Казакова превратились в непробиваемую для итальянских нападающих стену. В которых Егорчев исполнил сложнейшую — фактически из-за спины — доигровку. В которых получивший в итоге звание MVP Альберто Чизолла бил исключительно или в наш блок, или сетку, сделал минимум полезных действий, но при этом был далеко не худшим среди волейболистов сборной Италии.

Они "плыли". И не помогали ни более десяти тысяч болельщиков на трибунах, ни замены с тайм-аутами главного тренера Джанпаоло Монтали. У него и так всегда, независимо от счета, какое-то грустное выражение лица. А тут оно превратилось в безразличное — выражение лица человека обреченного.

После таких двух сетов, выигранных Россией со счетом 25:14 и 25:15 — невероятным для матча равных команд, все, казалось, было уже ясно. Но речь шла о двух самых непредсказуемых командах мира.

Непредсказуемые итальянцы, вопреки всякой логике, после унижения, после того как уже в общем-то развалились, после того как лишились даже остатков игры, смогли заиграть снова. Очки им доставались в муках, часто случайно, с помощью наших миллиметровых аутов, но доставались. И вдруг пришли в себя Чизолла с Луиджи Мастранджело и Алессандро Феи, вдруг вновь начал нормально пасовать Валерио Вермильо. А российская игра вдруг потускнела.

Раньше Зоран Гайич выкручивался из таких ситуаций, делая переворачивающие все с ног на голову замены. На тай-брейк он оставил на площадке капитана сборной Константина Ушакова, подменявшего проводившего отличный матч молодого связующего Макарова.

Логику Гайича можно было понять: в решающем сете на площадке должны быть железные ветераны. Логику Ушакова, который стал нагружать передачами Тетюхина, а не основного "забойщика" в предыдущих четырех партиях Полтавского, тоже можно понять: в решающем сете атаковать доверяют самым опытным, тем, кто был лидером много лет, а не один турнир. Но этот финал, как по большому счету и весь чемпионат, повторим, был лишен логики.

Гайич вернул на площадку Макарова после того, как игравший без замен, уставший, за годы лидерства изученный итальянцами вдоль и поперек Тетюхин один раз уперся в блок Мастранджело и один раз ударил в аут. При счете 7:4 в пользу Италии, когда для спасения финала требовалось уже чудо наподобие полуфинального. Запас чудес, как выяснилось, для сборной России исчерпался в игре с Испанией.

АЛЕКСЕЙ Ъ-ДОСПЕХОВ



Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение