Коротко

Новости

Подробно

Венеция курит в ожидании шедевров

фестиваль кино

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Вчера в Венеции среди журналистов распространили письмо в поддержку московского Музея кино. Его подписали молодые российские кинематографисты, в том числе два участника Венецианского фестиваля — Алексей Федорченко и Алексей Герман-младший. Сегодня — официальная премьера фильма Германа "Гарпастум". С ним связана одна из последних надежд на шедевр, которых пока так и не обнаружил в венецианском конкурсе АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.


Это не значит, что фестиваль неинтересен и незначителен — как раз наоборот. Огромная программа, собранная директором Марко Мюллером и дополненная несколькими фильмами альтернативных "Венецианских дней", предложила множество различных путей развития кинематографа — от любовной реконструкции классики до свирепого авангарда. Особенно много предложений исходит от азиатского кино, которое легко отказывается от "европейского" гуманизма, хотя часто оперирует его же символами. Скажем, в "Сочувствии госпожи Месть" (в западном прокате — "Леди Вендетта") корейца Чхан Ук Пака героиня, отсидевшая девять лет в тюрьме и расправляющаяся со злодеями самыми изощренными способами, стилизована под деву Марию ради усиления комического эффекта.

В "Мэри" католика-провокатора американца Абеля Феррары пародируется скандал вокруг фильма Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа", который 16 лет назад разразился на венецианском Лидо. Жюльетт Бинош играет артистку Мэри, которая, в свою очередь, играет Марию Магдалину в вымышленном фильме "Это моя кровь". А после съемок не может выйти из роли, совершает паломничество в Иерусалим — в то время как ревностные католики громят нью-йоркский кинотеатр на премьере.

"Габриель" Патриса Шеро тоже обращается к мифам европейской культуры, только светским. Банальная история супружеской измены благодаря великолепным декорациям, костюмам, "оперному" музыкальному обрамлению, актерским работам Изабель Юппер и Паскаля Грегори и, конечно, режиссуре Шеро превращается в отблеск высоких киномелодрам Висконти и оказывается ближе всех к шедевру. Возможно, жюри, которое возглавляет мэтр кинодекоративного искусства Данте Ферретти, оценит именно этот фильм.

Хотя и признанный фаворит фестиваля — "Спокойной ночи и удачи" Джорджа Клуни — тоже отличается постановочными достоинствами. К слову сказать, голливудские артисты оказываются совсем неплохими режиссерами: помимо Клуни это доказал Джон Туртурро, чей фильм "Любовь и сигареты" — вполне успешный образец мюзикла или, пользуясь определением жанра "Вокальных параллелей", фильма-концерта, в котором звучат песни всех прожитых эпох, от Элвиса Пресли и Хампердинка до Ника Кейва. Кристофер Уокен выдает отличный номер под "Дилайлу", а Сюзен Сарандон и Кейт Уинслет вовсю и с удовольствием хулиганят (Уинслет, например, поет и танцует под водой, пародируя свою роль в "Титанике"). В обоих фильмах заметную роль играет тема курения — еще один "декадентский миф" европейской культуры, на наших глазах уходящий в прошлое. Не то что в Америке — в Италии сегодня не закуришь ни в одном ресторане.

И все же, подходя к финалу, фестиваль начинает испытывать тоску по шедевру, которого не было. Пресса, особенно итальянская, готова схватиться в этой ситуации хоть за соломинку. Уже третий год подряд подспудный сюжет фестиваля связан с ненаграждением итальянских картин, что будоражит патриотические чувства. Из трех конкурсных итальянских фильмов показан пока только один — "Дни одиночества" Роберто Фаэнцы — о женщине, переживающей внезапный уход мужа. Но и эта картина, и две другие, заявленные хозяевами фестиваля, судя по темам и режиссерским именам, вряд ли годятся для главного приза.

Помимо фильма Клуни есть еще один "незаконный" фаворит, пленивший итальянскую прессу,— "Персона нон грата" Кшиштофа Занусси. Картина польско-российско-итальянского производства (последний компонент особенно важен) понравилась многим своей вызывающей старомодностью. Она одновременно напоминает давний фильм самого Занусси "Структура кристалла" и "Любовника" Валерия Тодоровского. Два героя после смерти жены одного из них начинают выискивать бесов прошлого, одновременно сталкиваясь в своем отношении к жизни и карьере. Тонкость в том, что один из героев поляк, а другой русский. Причем оба дипломаты, что придает картине оттенок чрезвычайной политкорректности. Достаточно привести ответ польского посла русской девушке, которая говорит, что бюрократия и прочие безобразия существуют везде — во Франции и в Италии тоже: "У вас, моя дорогая, чисто восточный взгляд, для вас есть только белое и черное. Да, добро и зло существуют повсюду, но все дело в их пропорциях".

Так и на Венецианском фестивале: хорошего кино много, но его пропорция не вырастает до гениальности. Изменит ли "Гарпастум" образовавшийся здесь статус-кво — станет ясно очень скоро.


Комментарии
Профиль пользователя