Отряд властоногих

ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       Молодежное движение "Наши" провело на берегу озера Селигер слет своих комиссаров, в котором участвовали 3 тыс. активистов из 45 регионов России. В пропрезидентском лагере побывали корреспонденты "Власти" Олег Кашин и Валерий Мельников (фото).

"Отказ в финансировании нашего проекта — проявление непатриотической позиции"
       Ассенизаторская автоцистерна компании "МКАД-сервис" приезжает в лагерь каждое утро, накануне подъема. В то утро, когда в лагерь привезли журналистов, цистерна опоздала: подъем уже был, о чем можно было догадаться по звукам гимна России, доносящимся откуда-то из-за сосен. У шлагбаума, установленного на въезде в лес на время слета (сам лес по периметру обтянут красно-белой полосатой пластиковой лентой), мы видели, как у водителя цистерны долго проверяли документы бойцы ЧОП "Белый щит".
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
Все обитатели лагеря — от федерального комиссара «Наших» Василия Якеменко (на фото) до рядового сторонника (внизу) — придерживаются патриотических ценностей в области приема пищи
       Степень публичности "Наших" — едва ли не самое интересное, что есть в этом движении. В феврале, когда начались разговоры о том, что Кремль создает его как отряды штурмовиков для подавления будущей революции, нынешний федеральный комиссар "Наших", а тогда — лидер движения "Идущие вместе" Василий Якеменко все категорически отрицал. Первое оргсобрание в подмосковном санатории "Сенеж" проходило в обстановке строжайшей секретности, и когда мы с лидером движения "Оборона" Ильей Яшиным туда проникли, нас вначале заперли в номере под охраной, а потом прогнали, предварительно ткнув Яшина головой в сугроб. Учредительный съезд "Наших" в здании президиума Академии наук в апреле проходил уже в полуоткрытом режиме: журналистов пустили на два заседания из пяти. На первом выступал с докладом Василий Якеменко, на втором с молодежью общались телеведущий Владимир Соловьев, тверской губернатор Дмитрий Зеленин и министр образования Андрей Фурсенко. (После съезда, когда Фурсенко пришлось оправдываться перед журналистами по поводу того, что он посетил съезд одиозного движения, выяснилось, что на время выступления министра съезд превратился в научную конференцию "Интеллектуальное будущее России".) Массовая акция "Наших" на Ленинском проспекте 15 мая, когда на перекрытой проезжей части перед телекамерами позировали 60 тыс. подростков в футболках с символикой "Наших", тоже была фактически закрытой — с прессой разговаривали только специально подготовленные комиссары.
       Теперь нам пообещали полную свободу — можно было ходить по территории лагеря, разговаривать со всеми "нашими" и присутствовать на всех мероприятиях. Нас действительно никто ни в чем не ограничивал, потому что, кроме 3 тыс. подростков из регионов, тысячи палаток, нескольких десятков биотуалетов, 300 горных велосипедов, сотни лодок, трех катеров и двух мотороллеров, в лагере ничего нет — ни штурмовиков, ни даже тира, а охранники из "Белого щита" — обыкновенные охранники вроде тех, которые в Москве караулят коммерческие палатки. Они охотно рассказывают, что их задача — не дать подросткам из окрестных деревень разворовать дорогостоящие велосипеды и прочие ценности.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       Во сколько обошлась организация лагеря, Василий Якеменко не говорит, ограничиваясь туманным "чуть дешевле, чем акция на Ленинском" (на нее, по слухам, потрачено $2 млн). Источники финансирования Якеменко тоже не называет, но о том, как ему удается находить спонсоров, рассказывает охотно:
       — Все знают, что Кремль поддерживает "Наших", что с нашими комиссарами встречался президент. Поддержка Кремля позволяет разговаривать с любыми бизнесменами и добиваться финансовой поддержки. Отказ в финансировании нашего проекта — проявление непатриотической позиции.
       
"Если уж везут бесплатно, то ничего страшного в этом не вижу"
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
Программа подготовки комиссара пронизана заботой о его гармоничном и всестороннем развитии
       Идем по тропинке мимо палаток и биотуалетов к главной поляне — месту сбора участников слета. На соснах натянут транспарант "КомиссАРТ" — здесь вывешиваются работы участников конкурса политического плаката. Самый яркий плакат изображает юношу в футболке с надписью "Наши", держащего за хвост большую змею. На змее написано: "НБП". Объяснить, почему на роль главного врага "Наши" выбрали немногочисленную партию Эдуарда Лимонова, не может никто. Василий Якеменко отделывается общими фразами, что его оскорбляет "нацистская символика" НБП (серп и молот в белом круге на красном фоне). Популярная в политтехнологических кругах версия о том, что идеология движения создавалась в спешке и ее авторы выбрали на роль врага первого, кто под руку подвернулся, выглядит убедительнее.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       У палаток толпятся заспанные активисты. Дежурные по отрядам разводят костры и готовят на них завтрак — чай из озерной воды, макароны с тушенкой. Комиссар Максим Абрахимов из Воронежа, дежурный по отряду #74, рассказывает, что дрова ежедневно привозят в лес на грузовиках, так как рубить деревья здесь нельзя. О том, что еще два месяца назад Максим был в Воронеже лидером местного отделения антипутинской "Обороны", он говорить стесняется.
       — Мне здесь интересно, и это главное,— говорит Максим.— Здесь я могу реализоваться, и меня все устраивает. Не устраивало бы — разве я был бы здесь? Никто же нас насильно здесь не держит.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       Большинство молодых людей в лагере — комиссары, то есть активные члены движения. Рекрутингом активистов занимался в течение всей зимы лично Василий Якеменко, ездивший по регионам и собиравший студентов в вузах областных центров. Выступал перед ними с речами о "внешнем управлении" и "защите суверенитета". Тех, кто проникся этими идеями, записывали в "Наши". Решением организационных вопросов занимались бывшие функционеры движения "Идущие вместе". Комиссар Мария Петько до февраля была лидером питерской организации "Идущих". Теперь она — комиссар организации "Наших" в Петербурге. Давать интервью категорически отказывается.
       Более общительный юноша по имени Сергей из Тулы работает в банке. Подходит, спрашивает, нравится ли мне в лагере. Говорю, что нравится.
       — А напишешь, конечно, что не понравилось? Напишешь, что нас сюда насильно согнали или заплатили?
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       И, не дождавшись ответа, продолжает:
       — Я мог сюда и за свой счет приехать. Но если уж везут бесплатно, то ничего страшного в этом не вижу. Я сторонник "Наших". Это очень интересное чувство — понимать, что не ты один в своем городе хочешь бороться с фашистами.
       Спрашиваю, кто такие фашисты.
       — А сам не знаешь? Те же лимоновцы. У них же символика нацистская. И друг к другу обращаются "партайгеноссе". В стране, победившей фашизм, так быть не должно.
       В восемь часов активисты собираются на поляне перед сценой — такие ставят на улицах по праздникам для бесплатных концертов. На сцену выходит Василий Якеменко. Он вызывает к себе шестерых "наших", у которых день рождения, поздравляет их и объявляет о начале утренней зарядки. Обычно девушки остаются делать зарядку на поляне, а молодые люди отправляются с Василием Якеменко на пятикилометровую пробежку — в лес и обратно. Сегодня, по случаю приезда журналистов, в лес убегают и девушки, у многих из которых даже нет кроссовок,— бегут в шлепанцах и босоножках и говорят, что всегда так бегают.
       
"Лучше пригласить сюда, на Селигер, 50-70 скинхедов"
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       Пока активисты бегают, из репродукторов над сценой льются старые песни — от "Вдоль по Питерской" до "Не думай о секундах свысока". Дежурный по лагерной типографии разносит свежий номер "Наших известий" — цветной четырехполосной газеты с новостями лагерной жизни. В номере два репортажа о визите в лагерь Владислава Суркова (один называется "Вертолет из Кремля", другой — "Сурков пообещал нам страну"), интервью солистов группы "Уматурман", выступавшей сразу после отъезда Суркова, и критическая статья о концерте Земфиры, которая, приехав в лагерь, потребовала убрать со сцены символику "Наших" и отказалась разговаривать с активистами. На последней полосе — творчество участников слета, стихи: "Лагерь 'Наших', сосновый бор, я, улыбаясь, точу топор".
       В отдельной палатке — интернет-кафе. Два десятка компьютеров, сканер, принтер. Несколько комиссаров сидят за компьютерами, у каждого открыт сайт "Наших". Они общаются между собой в форуме — учатся друг на друге полемизировать с более удаленными оппонентами.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
Передовой авангард российской молодежи не только воспринял лучшие достижения ленинского комсомола в деле патриотического воспитания — конкурс политического плаката (на фото) и «пост №1» (внизу), ...
       Алексей — комиссар из Брянска. Спрашивает, почему мы, журналисты, постоянно клевещем на "Наших". Объясняю, что не клевещу, а думаю, что комиссары — обыкновенные подростки, которым интересно бесплатно отдохнуть на природе в хороших условиях. Алексей обижается:
       — Неужели ты считаешь, что это главное? Мы же новая национальная элита. Очень здорово, что власть поняла, что нас нужно поддерживать. Россия должна добиться глобального лидерства, и мы будем бороться за достойное место в мире для нашей страны. Я сам студент. И я буду бороться с поколением пораженцев, которому сегодня принадлежит власть. Мы сменим это поколение и приведем Россию к глобальному лидерству.
       Ответить, как комиссары собираются сменить "поколение пораженцев", Алексей пока не может:
       — Вот сейчас у нас начнутся занятия, там нас этому учат.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
       Политзанятия начинаются через полчаса после пробежки. На главной поляне рассаживаются комиссары — не на траву, а на пластиковые пляжные коврики — и слушают Василия Якеменко:
       — Дорогие товарищи,— говорит он.— Сегодня мы проверим домашние задания тех городов, которые не успели отчитаться по теме "Массовые акции протеста" вчера. Кто готов? Москва?
       К микрофону выходит комиссар из Москвы:
       — Мы придумали такую акцию протеста. В Красногорске через парк прокладывают теплосеть. Жители недовольны. "Наши" собираются установить на пути прокладки трубы палаточный городок и отстоять парк.
       Якеменко перебивает:
       — Ты сам видел эту трубу? Она точно идет через парк, а не через лес? Не видел? А разве я не говорил, что нужно пользоваться только той информацией, в которой мы уверены? Может быть, ее тянут к детскому дому. Уже представляю заголовки в газетах: "'Наши' оставили сирот без тепла". Не годится. При подготовке акции всегда нужно ориентироваться на реакцию самой недоброжелательной газеты. Подготовь к завтрашнему занятию новую акцию.
       Следующим выступает комиссар из Петербурга.
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
... Но и творчески обогатил их неизвестными советским комсомольцам «сплачивающими мероприятиями»
       — Наш город — культурная столица России, но в то же время в Петербурге очень сильны нацисты. Мы собираемся устроить антинацистский марш по Невскому к Дворцовой площади. Кроме "Наших" в марше примут участие студенты-иностранцы, которые больше всех страдают от скинхедов. На Дворцовой площади участники марша сделают 10 тыс. бумажных тюльпанов и оставят их рядом с Александровской колонной.
       — А какую цель преследует марш? — интересуется Якеменко.
       — Привлечь внимание к проблеме национализма,— немного подумав, отвечает комиссар.
       — А разве я не говорил, что привлечение внимания не может быть целью акции? — спрашивает Якеменко.— Ну выйдет 10 тыс. человек. Ну посмотрят на них скинхеды, подумают — вот черные уже по Невскому маршем ходят. И чем это закончится? А ведь скинхеды — это точно такие же люди, как и вы. Зачем провоцировать враждебность? Тем более что большинство скинхедов искренне считает себя патриотами России. Лучше пригласить сюда, на Селигер, 50-70 скинхедов. Они увидят, что участвовать в жизни общества можно не только с помощью бейсбольных бит, и это будет гораздо эффективнее, чем ваш марш.
       
"Русские — это евреи XXI века, и это нужно учитывать"
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"
В ходе лекции о международном положении Глеб Павловский показал комиссарам, как делается эффективная политика
       На другой поляне тем временем проходят "гражданские дебаты" — комиссары обсуждают, нужна ли России профессиональная армия. Спорят с азартом. Один комиссар ссылается на отслужившего в Чечне брата и говорит, что контрактники воюют лучше, чем призывники. Другой комиссар отвечает, что в 1945 году победили призывники, поэтому призыв отменять не нужно. Неожиданно на поляне появляется Глеб Павловский, его просят выступить, и он неуверенно импровизирует, что лучше вообще не воевать:
       — Главная заслуга нынешних российских властей в том, что российской армии не пришлось воевать в Ираке и Афганистане, а от этих войн было очень сложно уклониться,— говорит Павловский.
       Комиссары аплодируют. Через полчаса у Павловского — лекция под большим зеленым шатром. Шатер называется "За звездой", потому что между ним и большой сценой находится вечный огонь, который горит во вкопанной в песок бетонной пятиконечной звезде. Рядом в почетном карауле стоят два комиссара; караул меняется каждые четыре часа. Когда начинается лекция, комиссары разворачиваются к шатру и прислушиваются к Павловскому.
       — Ваша главная проблема,— говорит он,— это избыточная уверенность в своем существовании. При том что оно не гарантировано, уверяю вас. Европейская цивилизация так устроена, что ей постоянно нужен враг, особенно в периоды, когда все хорошо. Так было с евреями в конце XIX — начале XX века, так сейчас происходит с русскими. Русские для Запада сегодня — объективно главные изгои, какими бы хорошими мы ни были. Русские — это евреи XXI века, и это нужно учитывать.
       Комиссары слушают, Павловский продолжает:
       — Вы должны быть жестче, учиться держать в руках винтовки, жестко отвечать своим оппонентам. "Наши", по-моему,— это такой кулак, который общество должно показать фашистам. А пока я не вижу активности. В последнем номере журнала "Власть" напечатан опрос политиков по поводу вашего движения. Большинство отзывов — негативные. Кто мешает вам обзвонить этих политиков по домашним телефонам и спросить, что они имели в виду?
       Потом Павловский раздает автографы.
       — Как написать? "Для алтайских пиарщиков"? — Он расписывается рядом с автографами сенатора Михаила Маргелова, депутата Андрея Кокошина, диакона Андрея Кураева, автора книги "Почему Россия не Америка" Александра Паршева. Кто-то спрашивает, приедет ли на Селигер Путин.
       — А вы позовите его к себе,— советует Павловский.— Откуда вы? Из Москвы? Ну вот хотя бы в Москву пригласите. Мне кажется, он приедет.
       
Разностороннее движение
       15 марта 2005 года в калужском офисе "Наших" неизвестные избили активиста движения Андрея Мальцева, а на следующий день подожгли дверь и разбили окна. 17 марта лидер калужских "Наших" Мария Кислицына обратилась в РОВД Ленинского округа города, обвинив в нападении НБП. Старший участковый подполковник Александр Ульяшин заявление не принял и, по словам Кислицыной, избил ее. 18 марта около тысячи "наших" из различных регионов провели митинг у здания РОВД с требованием отставки милиционера, и в тот же день начальник УВД Калужской области Николай Денисов отстранил Ульяшина от должности "за нарушения этического характера".
       11 мая движение "Наши" презентовало в Москве брошюру "Необыкновенный фашизм", в которой приводились факты, характеризуемые "Нашими" как проявления фашизма в современной России. Несколько страниц брошюры посвящены НБП, а среди сочувствующих фашистам названы Ирина Хакамада, Гарри Каспаров, Леонид Невзлин, Владимир Рыжков, а также лидер молодежного "Яблока" Илья Яшин.
       15 мая в Москве на Ленинском проспекте движение организовало свою первую и пока самую успешную масштабную акцию "Наша победа". Для этого милиция еще ночью перекрыла движение транспорта по проспекту. 60 тыс. активистов из нескольких регионов давали присягу ветеранам, обещая "бороться за свободу и независимость России". В акции участвовало также около тысячи ветеранов — каждый ветеран принял присягу у 60 "наших". Федеральный комиссар движения Василий Якеменко заявил на митинге, что "Наши" "принимают эстафету борьбы за независимость России у ветеранов".
       12 июня тульское отделение "Наших" провело в городе акцию "Знай гимн России". Активисты движения раздавали листовки с текстом гимна России и изображением герба и государственного флага.
       17 июня движение "Наши" опубликовало "Открытое письмо к общественности и журналистскому коллективу газеты 'КоммерсантЪ'". В нем "Наши" предложили журналистам Ъ "правовую и организационную поддержку" в борьбе с "беженцем Б. Березовским". Движение также пообещало "сделать все возможное для того, чтобы не допустить возврата цензуры и ущемления свободы СМИ в России".
       30 июня в Грозном "Наши" открыли так называемый Центр гражданского общества. Целью центра провозглашена поддержка образовательных программ, повышающих правовую культуру молодых жителей Чечни, воспитывающих правосознание и формирующих у них активную гражданскую позицию.
       
"Происходит духовная, патриотическая и созидательная связь"
       Игумен Аркадий, благочинный мужского монастыря Нило-Столбенская пустынь, на землях которого расположился лагерь "Наших", рассказал, за что будет поминать их в молитвах.
       — У вас спросили разрешения устроить лагерь на монастырской земле?
       — К нам обратилось руководство "Наших", среди которых был Василий Якеменко, которого мы знали, потому что он уже организовывал у нас такой же лагерь "Идущих вместе". Но у нас в церкви существует определенная иерархия, поэтому мы их направили за благословением к нашему правящему архиерею — архиепископу Тверскому и Кашинскому Виктору. Правда, при этом мы им дали рекомендацию. Владыка благословил их расположиться на монастырской земле.
       — А как братия относится к такому соседству?
       — Хорошо относится. Ребята ведут себя тихо, при этом они там не только отдыхают, но и проходят послушание в монастыре.
       — Какие послушания?
       — Ежедневно к нам в монастырь приходят 100-150 человек, которые помогают нам — укрепляют фундамент, штукатурят, ведут раскопки, работают в саду, на огороде.
       — Среди них много верующих?
       — Много, в большинстве они с нательными крестиками, но есть и инославные. Но я хочу сказать, что, находясь здесь, ребята освящаются. Когда они подходят к мощам преподобного Нила, их сердца наполняются благодатью. Я уверен, что они запомнят эту поездку на всю жизнь.
       — В общем вы довольны соседством?
       — Я очень доволен. Я благодарю Бога за то, что состоялось своеобразное единение монастыря и движения "Наши", ведь происходит духовная, патриотическая и созидательная связь. Я думаю, что это станет традицией.
Записал Павел Коробов
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...