Коротко

Новости

Подробно

non-fiction с Кирой Долининой

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 30
Жорж Сименон. Воспоминания о сокровенном. Перевод Л. Токарева и Н. Световидовой. М.: Вагриус, 2005
       

Жорж Сименон — автор немыслимого количества детективных и не детективных томов, человек, который писал по 80 страниц в день, любитель трубок, автомобилей и женщин, знаком многим. Но Жорж Сименон — несчастный, оправдывающийся, безутешный человек — доступен только читателям одной его книги. Эта книга была написана после самоубийства его дочери Мари-Джо, в котором виноваты абсолютно все ее окружавшие, но в первую очередь ее родители. По замыслу Сименона "Воспоминания о сокровенном" — разговор с тремя оставшимися его сыновьями и умершей дочерью, написанный в ответ на убивший девочку пасквиль, вышедший из-под пера много лет находящейся в сумасшедшем доме второй жены писателя. Несчастны здесь все. Образы монстров, созданные обоими родителями, конечно, заманчивы для желтой прессы, но малоубедительны. Это люди, которые не смогли справиться со своей жизнью и погубили своего ребенка. Подлинным же содержанием этой книги бесконечно старого уже Сименона является его потрясающее видение детей, его любовь к ним и их миру, его желание подарить им жизнь, желательно, чтобы только в самых лучших ее проявлениях. Получилось не очень. Но он честно пытался.


Михаил Рабинович. Записки советского интеллектуала. М.: Новое литературное обозрение, 2005


       

Не уверена, что сам автор мемуаров такое определение одобрил бы — ему, последние годы жизни проведшему в Калифорнии, прекрасно была известна разница между западным "интеллектуалом" и русско-советским "интеллигентом". Вся его книга — это и есть гимн последнему. Миша Рабинович, как несложно догадаться по самому сочетанию имени-фамилии, родился в еврейской семье. То, что семья была хорошая, большая и дружная, повлияло на его характер. То, что еврейство это семейное было не скрыть никакими силами, повлияло на его судьбу. Воспоминания Рабиновича из разряда тех, где быт, окружение, мелочи жизни важнее самого героя. Они и пишутся не для того, чтобы рассказать о себе, а для того, чтобы поделиться тем, что помнишь. Вообще-то это мемуары историка, то есть априори человека, умеющего смотреть "извне", но как мемуарист эту свою способность Рабинович старательно скрывает. Читая эту книгу, не увидишь знаменитого археолога-москвоведа, не погрузишься в перепитии научных боев. Все это гораздо лучше изучать по другим работам ученого. А вот ушедшая безвозвратно в эмиграцию жизнь больших московских еврейских семей оказывается главной героиней собранных воедино сыном ученого главок. Достойный памятник достойному человеку.


Владимир Греви. "Кремль известный-неизвестный". М., 2005


       

Фотограф Владимир Греви показывает Кремль "изнутри", предлагая огромное количество неожиданных видов на кремлевские крыши или звонницы кремлевских башен. Съемки делались в разное время года и разное время суток, и Кремль предстает в "разном свете": парадным и интимным, сумрачным и романтичным, современным и древним. Фотографии сопровождаются архивными материалами из музея "Московский Кремль", музея архитектуры им. А. В. Щусева и Мультимедийного комплекса актуальных искусств, большинство из которых публикуются впервые. Но именно личный и эффектный благодаря неожиданным ракурсам взгляд фотографа на гнездо государственного официоза — главная приманка книги.


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя