Коротко


Подробно

Все ниже, и ниже, и ниже

 Все ниже, и ниже, и ниже

ФОТО: ИТАР-ТАСС
Бурная политическая жизнь Нижнего преподнесла России немало сюрпризов. Наиболее яркими были младореформатор Борис Немцов (вверху), еще более младореформатор Сергей Кириенко и мэр-невольник Андрей Климентьев
       На этой неделе Владимир Путин должен внести на утверждение нижегородского законодательного собрания кандидатуру нового губернатора. Кто бы им ни стал, это назначение завершит превращение Нижнего из полигона реформ и возмутителя федерального спокойствия в скромную столицу федерального округа.
       За 784 года своего существования Нижнему Новгороду не раз приходилось играть роль общероссийского символа. Он был основан как восточный форпост в борьбе с татаромонголами, в начале XVII века стал центром антипольского сопротивления, потом превратился в "карман России" благодаря знаменитой ярмарке, а в XX веке прославился как родина автомобилей "ГАЗ" и место ссылки академика Сахарова. Но новейшая история Нижнего Новгорода началась после августовского путча 1991 года, когда 49-летнего первого секретаря Нижегородского обкома КПСС Геннадия Ходырева сменил в Нижегородском кремле 32-летний кандидат физико-математических наук Борис Немцов.
       
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Полигон прогресса
       Сам Немцов утверждает, что Борис Ельцин, с которым они были знакомы по Верховному совету, назначил его своим представителем в области, потому что молодой депутат "был единственным, кого Ельцин знал в Нижнем". Управленческого опыта Немцов не имел, но задержался в кремле почти на шесть лет — в ноябре 1991 года он был назначен главой региона, а в декабре 1995-го победил на губернаторских выборах.
       Новый губернатор оказался успешным пиарщиком. Администрация Немцова начала с того, что форсировала "малую приватизацию", выставив на торги продуктовые магазины, и на аукционы в некогда закрытый город хлынули иностранные журналисты. Чтобы подвести под реформы научную базу, Немцов пригласил группу экономистов во главе с Григорием Явлинским. Летом 1992 года они взялись писать программу "Нижегородский пролог". Ее ключевыми моментами стали упрощение регистрации малых предприятий и защита сбережений населения от инфляции. Гознак даже отпечатал "нижегородские деньги" — "немцовки", которыми в регионе предполагалось выдавать зарплату. Правда, в итоге они стали банальными облигациями. Все эти шаги сопровождались бурными дискуссиями и повышенным вниманием прессы. Нижний превратился в полигон реформ, куда российские власти охотно возили иностранных гостей. Так, в июле 1993 года город посетила Маргарет Тэтчер. Она прошла по приватизированным магазинам, купила себе акции Нижегородской ярмарки и уехала в полном восторге.
ФОТО: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ
Нижегородский лидер быстро стал любимчиком Ельцина. Тот часто посещал город, играл с губернатором в теннис и включал Немцова в состав официальных делегаций. Летом 1994 года Ельцин даже предложил Немцову стать своим преемником. Но сам Немцов был осторожен: "Мы не в Америке, где провинциальные губернаторы легко вырастают в президентов".
       Зимой 1995 года жизнь Немцова омрачил публичный скандал с его другом Андреем Климентьевым — бизнесменом, получившим в советские времена срок за порнографию и приготовление к мошенничеству. Он пользовался расположением губернатора и бурно развивал свой бизнес — от первого в городе ночного клуба до навашинского судостроительного завода "Ока", который он приватизировал при поддержке властей. На судостроительные проекты Климентьева у Минфина РФ был выбит кредит в $18 млн под гарантии областного бюджета. В январе 1995 года Минфин выяснил, что часть кредита ушла в Норвегию на счета климентьевских фирм. Было возбуждено уголовное дело, и Немцов начал называть теперь уже бывшего друга расхитителем. Пустившийся в бега Климентьев заверял журналистов, что в деле не может не быть замешан сам Немцов, а сам он преследуется за политику, потому что решил возглавить область.
       В конце концов Климентьева нашли и поместили в СИЗО. А Немцов выступил на суде в качестве свидетеля 17 марта 1997 года — в день, когда он принял предложение Ельцина стать первым вице-премьером федерального правительства.
       
Полигон регресса
       Часть избирателей восприняли отъезд Немцова как предательство: губернатор до последнего клялся, что останется в Нижнем. Преемника он не вырастил — местные политики годами оставались в тени немцовской славы. Поэтому кандидатом на эту роль стал единственный более или менее раскрученный в регионе политик — мэр Нижнего Новгорода, в прошлом первый секретарь Арзамасского райкома КПСС Иван Скляров.
       Скляров имел репутацию крепкого хозяйственника. Во второй тур выборов, прошедших в июне 1997 года, он вышел вместе с коммунистом Ходыревым, избранным двумя годами ранее депутатом Госдумы по одному из одномандатных округов области. Перед голосованием Немцов прилетел из Москвы и поддержал Склярова, заявив, что при Ходыреве "карман России" будет работать на партийную коммунистическую кассу. Избиратели прислушались к его мнению, и Скляров победил.
       Стиль руководства при нем резко изменился. Планерки в обладминистрации стали напоминать партсобрания с разносами, на них обсуждалось создание агитбригад для поддержания боевого духа колхозников во время страды. Первый региональный еврозаем в $100 млн, организованный Немцовым, Скляров раздал на заведомо убыточные проекты. Иностранные журналисты и федеральные политики ездить в Нижний перестали.
       В январе 1998 года Андрей Климентьев вышел на свободу — его признали виновным, но срок наказания (год и пять месяцев) он уже отбыл в СИЗО — и заявил, что намерен стать мэром. Губернатор же пытался провести в градоначальники бывшего зама Владимира Горина. Выборы прошли по предсказуемой схеме: областная власть положилась на административный ресурс, а Климентьев вовсю критиковал ее. Он обещал, что, став мэром, сделает Склярова "директором деревни", а в городе установит рыночные порядки. Дело о "навашинских миллионах" тем временем было направлено на новое расследование.
       В итоге победителем мэрских выборов 29 марта 1998 года стал Климентьев. Оба кремля — Московский и Нижегородский — были обескуражены, но допустить "приход криминала во власть" не могли. Поэтому выборы были признаны недействительными (в избирательных кампаниях Климентьева и Горина нашли непростительные нарушения), а уже 2 апреля несостоявшийся мэр был взят под стражу. После этого о демократическом прошлом Нижнего напоминали разве что пикеты в защиту недоизбранного мэра возле облсуда. Но вскоре акции протеста сошли на нет, а сам бизнесмен отправился в колонию на шесть лет.
       
Полигон полпреда
       Новый этап в истории бывшего полигона реформ начался в мае 2000 года, когда Нижний стал столицей Приволжского федерального округа. Полпредом в округе был назначен бывший глава нижегородской нефтяной компании "НОРСИ-ойл" Сергей Кириенко, который в числе других земляков был приглашен в столицу первым вице-премьером Немцовым, а с марта по август 1998 года руководил федеральным правительством. Полпред и его команда сразу заявили о себе как о реальной политической силе. Свою игру полпред вел и в преддверии губернаторских выборов 2001 года — его вполне устроил бы второй срок Ивана Склярова, слабого, но послушного главы региона.
       Но планы полпреда смешал Климентьев. Бизнесмен, досрочно освобожденный в октябре 2000 года, выдвинулся кандидатом в губернаторы. Полпредство сосредоточилось на противоборстве с ним, не воспринимая всерьез коммуниста Ходырева, который вел спокойную кампанию — без войны компроматов и черного пиара. В итоге Климентьева полпреду нейтрализовать удалось — он занял лишь пятое место. Но под шумок во втором туре выборов Ходырев победил Склярова. Полпредство ради сохранения лица поспешило объявить, что Ходырев его вполне устраивает; тот в ответ приостановил членство в КПРФ (после раскола коммунистов в июле 2003 года Ходырев заявил о выходе из партии).
       Мнимое единство губернатора и полпреда было недолгим. Вскоре Кириенко ясно дал понять, что губернаторская команда предала идею Нижнего как столицы Поволжья. Одновременно полпред стал привечать председателя ЗС Евгения Люлина. Заодно Ходырев лишился расположения парламента, который когда-то на ура принимал бюджет и утверждал министров.
       После отмены всенародных губернаторских выборов борьба между губернатором и ЗС стала еще острее. Полномочия главы области близятся к концу (они истекают 8 августа), и парламентарии решили помешать его переназначению. В апреле 2005 года 36 из 42 депутатов ЗС обратились к Ходыреву с просьбой "не испытывать терпение нижегородцев" и сложить свои полномочия. В конце июня второе письмо губернатору с призывом уйти по-хорошему подписали уже 37 депутатов.
       
Полигон президента
       Внести в областной парламент кандидатуру нового губернатора президент Путин должен был не позднее 4 июля. Кириенко еще в мае направил в Кремль список кандидатов, в который помимо Ходырева вошли спикер Люлин, замминистра сельского хозяйства Сергей Митин, замгендиректора "Северсталь-групп" Виктор Клочай, вице-президент ЛУКОЙЛа Вадим Воробьев и нижегородский мэр Вадим Булавинов. Но сделать выбор Кремлю оказалось нелегко. Сначала окончательное решение было отложено до 11 июля, а потом в Нижнем появилась информация, что письмо из Кремля придет не ранее 25 июля. Если верить слухам, задержка связана с резко усилившейся активностью дружественных Ходыреву финансово-промышленных групп. Источники в ЗС утверждают, что член Совета федерации от Хакасии Аркадий Саркисян, близкий к главе "Базового элемента" Олегу Дерипаске, и сам Ходырев предлагали депутатам подписать обращения к главе администрации президента Дмитрию Медведеву о поддержке любой предложенной Путиным кандидатуры. Источники "Власти", близкие к команде Дерипаски, факты консультаций с депутатами категорически опровергали.
       На прошлой неделе, по данным "Власти", спикер Люлин был вызван в Москву, где имел беседы с лидером "Единой России" Борисом Грызловым и чиновниками администрации президента. После этого нижегородские депутаты перестали делать резкие заявления в адрес губернатора, а наблюдатели тут же сделали вывод, что президент намерен выдвинуть Ходырева.
       Как отнесутся к этому решению депутаты ЗС, пока неясно. "Законодательное собрание поставят в дурацкое положение, если президент предложит нам утвердить Геннадия Ходырева,— заявил 'Власти' один из авторов обращения к губернатору Александр Бочкарев.— Если депутатов удастся сломать и Ходырев наберет необходимые 23 голоса, как смотреть в глаза избирателям?!" А вот Андрей Климентьев, напротив, убежден, что проблем с утверждением Ходырева не возникнет: "Губернатором будет Ходырев — не потому, что он такой хороший, а потому, что все наши депутаты продажные. Этим подписантам дадут колбасы — и они все как миленькие проголосуют за Ходырева".
       Впрочем, даже если президент назовет фамилию другого кандидата из списка полпреда, где нет ни одного политика федерального масштаба, это не изменит главного и весьма печального для нижегородцев вывода: за последние годы бывший полигон реформ превратился в среднестатистический регион, отличающийся от соседей разве что официальным статусом столицы федерального округа. Былое внимание России и Запада Нижнему Новгороду уже не грозит. Ведь в условиях "управляемой демократии" выдающихся регионов в России быть просто не может — хотя бы потому, что главами таких субъектов, как правило, становятся "выдающиеся" политики. А таким людям встроиться в новую вертикаль власти почти невозможно.
ОЛЬГА МОРОЗОВА, Нижний Новгород

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 18.07.2005, стр. 24
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение