Михаил Ходорковский был законным авторитетом

Генрих Падва продолжил опровергать обвинение

дело ЮКОСа

Вчера в Мещанском райсуде на продолжающихся прениях по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева адвокат Генрих Падва опроверг существование под их руководством организованной преступной группы. Он также попросил суд оправдать господина Ходорковского по обвинению в завладении 44% акций НИИ удобрений и инсектофунгицидов, приобретенных, по мнению защитника, "абсолютно легально и законно". После заседания суда адвокат Антон Дрель сообщил, что друзья подсудимых уже погасили их налоговые недоимки на $4,8 млн.

Едва ли не половину вчерашнего выступления Генрих Падва посвятил версии обвинения о совершении подсудимыми преступлений в "организованной группе":

— Утверждение прокуратуры о том, что Михаил Ходорковский и Платон Лебедев являются чуть ли не авторитетами организованной преступности, абсолютно голословно,— заявил адвокат.— Не соответствует действительности и версия следствия о том, что банк МЕНАТЕП под руководством господина Ходорковского был составной частью преступной группы. Это был в 90-е годы один из самых успешных банков в России. Участие же сотрудников банка в инвестиционных конкурсах по продаже акций госпредприятий — не криминал, а нормальная деятельность, предусмотренная уставом МЕНАТЕПа, в котором среди задач банка предусматривался, в частности, "поиск конкретных предприятий, заинтересованных в реализации имеющихся разработок".

Вместе с тем господин Падва призвал суд не идти на поводу у обвинения, которое "отождествляет банк МЕНАТЕП и господина Ходорковского". По словам защитника, в 1995 году, после того как МЕНАТЕП приобрел на залоговом аукционе 78% акций убыточного в то время ЮКОСа, Михаил Ходорковский перестал руководить банком, "уехав на нефтяные промыслы".

— Во многом личными усилиями господина Ходорковского,— подчеркнул защитник,— ЮКОС превратился к 2003 году в лидирующее предприятие нефтяной отрасли с капитализацией $40 млрд. Следствие же предписывает ему руководство в эти годы некой организованной группой, даже не указывая, где и как она создавалась, и называя от одного эпизода обвинения к другому различный состав ее участников и даже руководителей. В связи с этим замечу, что, когда российские правоохранительные органы обратились в Верховный суд Лихтенштейна с запросом о правовой помощи по некоторым операциям банка МЕНАТЕП, им было отказано со ссылкой на отсутствие связи между существованием этого банка и преступной деятельностью.

Генрих Падва подверг критике утверждение в обвинительном заключении о том, что участие Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в учредительном собрании СП РТТ, занимавшегося впоследствии созданием и обслуживанием подставных фирм, "свидетельствует об их попытке завладеть лидирующими позициями в организованной группе".

— Никто не спорит,— сказал адвокат,— что они были руководителями СП РТТ. Но разве это доказывает их лидирующую преступную роль? Что за вздор, извините меня!

Более часа защитник анализировал содержание приобщенных к делу еженедельников третьего подсудимого по данному делу, Андрея Крайнова. Следствие на основании записанных там фамилий сотрудников МЕНАТЕПа и СП РТТ, их телефонов, названий фирм, именуемых прокуратурой подставными, делает, по мнению адвоката, неадекватные выводы о фиксации господином Крайновым действий преступной группы. По словам господина Падвы, "у преступных авторитетов не бывает такого, чтобы они записывали свои криминальные деяния в еженедельниках".

Затем Генрих Падва перешел к анализу эпизода обвинения об организации хищения подсудимыми Ходорковским и Лебедевым 44% акций НИИ удобрений и инсектофунгицидов:

— Если для реализации на инвестиционном конкурсе свыше 10% акций этого НИИ было необходимо согласие государства, и оно было получено, то как можно говорить о хищении? Фирма "Уоллтон", гарантом которой выступал банк МЕНАТЕП, заплатила за этот пакет акций цену, в 20 раз превышающую их номинальную стоимость. Причастность же господина Ходорковского к якобы совершенному хищению ничем не доказана.

Во время выступления адвоката по данному эпизоду гособвинитель Дмитрий Шохин, пробурчав что-то, покрутил пальцем у своего виска. Генрих Падва указал прокурору на "неприличность" подобного жеста, а суд по просьбе защитника сделал господину Шохину замечание за некорректное поведение (ранее замечания от суда получали исключительно адвокаты).

Выступление господина Падвы продолжится сегодня. Между тем вчера его коллега Антон Дрель сообщил журналистам, что акционеры Group MENATEP Леонид Невзлин, Михаил Брудно и Владимир Дубов, проживающие в Израиле и объявленные Генпрокуратурой России в международный розыск, перечислили $4,8 млн управлению федерального казначейства Минфина по Москве в счет погашения налоговых недоимок Михаила Ходорковского и Платона Лебедева как физических лиц. Таким образом, они удовлетворили гражданские иски к подсудимым налоговых инспекций #2 и #5, заявленные в данном процессе (правда, неудовлетворенным остался гражданский иск Федеральной налоговой службы к подсудимым на 17,8 млрд руб., якобы не уплаченных ЮКОСом). Документы о перечислении денег друзьями подсудимых их адвокаты намерены сегодня показать суду. Однако, чтобы приобщить их к материалам дела, защитникам придется ходатайствовать о том, чтобы прервать прения и возобновить судебное следствие. Следует ли это делать, адвокаты будут решать сегодня перед утренним заседанием. Если прения по делу прерваны не будут, они могут закончиться уже сегодня.

ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...