Коротко

Новости

Подробно

Дефект разорвавшейся бомбы

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24
ФОТО: ПАВЕЛ СМЕРТИН
       В конце прошлой недели закончился санкционированный судом срок ареста бывшего полковника ГРУ Владимира Квачкова, подозреваемого в причастности к покушению на главу РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса. Адвокаты подозреваемого считают, что даже в отсутствие серьезных улик следствие предъявит ему обвинение. Однако судебных перспектив у дела практически нет.

Покушение
       Кортеж главы РАО "ЕЭС России" был обстрелян утром 17 марта на дороге, ведущей от подмосковного поселка Жаворонки к Минскому шоссе. Подкараулить Анатолия Чубайса на этом отрезке пути не составляло никакого труда — он ежедневно проезжает здесь практически в одно и то же время. Преступники, устроившие засаду, вначале попытались подорвать BMW Чубайса самодельной миной, которую заложили на обочине, а потом обстреляли эту машину и автомобиль сопровождения с охраной главы РАО из придорожной лесополосы. Обе машины получили незначительные повреждения, а находившиеся в них люди не пострадали. А когда охранники Чубайса открыли ответную стрельбу из пистолетов, нападавшие скрылись. Вечером того же дня первый подозреваемый был задержан. Им оказался Владимир Квачков, полковник ГРУ в отставке, продолжавший работать в Минобороны гражданским специалистом. Предполагаемым сообщником Владимира Квачкова следствие называет его старшего сына Александра, бывшего десантника, работавшего в частном охранном предприятии. Квачков-младший, исчезнувший в тот же день, был объявлен в розыск.
       На семью Квачковых следствие вышло случайно: в километре от места происшествия, за лесом, в котором была организована засада, сразу несколько свидетелей видели их автомобиль SAAB и запомнили его номера. "Пробив" машину по базам данных, следователи установили, что ею пользовалась семья военнослужащих. А учитывая способ проведенной засады, следователи решили, что именно бывшие военные и могли ее организовать. При этом следствие, видимо, исходило из того, что в лесу у дороги были профессионально оборудованы так называемые лежки и огневые позиции, фугас для подрыва и ведущие к нему провода от позиции взрывника были тщательно замаскированы, а само нападение на колонну РАО ЕЭС словно взято из учебника по тактике действий разведгрупп в тылу врага.
       
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Автомобиль главы РАО ЕЭС вышел из ближнего боя практически без потерь в лошадиной силе
Засада
       На самом деле засада, организованная преступниками, лишь отдаленно напоминала классическую военную засаду. Организация засад подробно описана в многочисленных методических пособиях для разведчиков, десантников и мотострелков, составленных в том числе и при участии прослужившего более 30 лет в подразделениях спецназначения Владимира Квачкова. Например, в брошюре "Организация работы командира взвода во всех видах боевых действий".
       "Независимо от поставленной задачи,— сообщается в пособии,— успех засады определяется умелым выбором места засады и использованием окружающей местности; возможностью вооружения; тщательной маскировкой, обеспечивающей внезапность нападения; четким распределением и твердым знанием своих обязанностей личным составом; инициативными и решительными действиями".
       На месте засады были соблюдены только два из этих условий — маскировка и внезапность. Все остальные действия нападавших лишь отдаленно напоминали описанный вариант. "Одиночные автомобили обычно подпускаются на близкое расстояние, а затем по сигналу командира подрываются саперами и поражаются огнем группы огневого обеспечения",— сказано в методичке. При нападении на кортеж бомба, сработавшая на расстоянии от него, едва повредила автомобили осколками, а группа огневого обеспечения, состоявшая всего из одного автоматчика, в принципе не могла нанести поражение Анатолию Чубайсу и его охранникам, находившимся в бронированных машинах. "По установленному сигналу группа огневого обеспечения внезапно прекращает огонь или переносит его на подходящего противника". В данном случае BMW с Чубайсом сразу уехала с места происшествия, а подходящим противником оказалась вернувшаяся на место машина сопровождения, которая и попала под автоматные пули. Правда, в классической засаде огнем отсекают тех, кто преследует,— но охрана Чубайса ни за кем не гналась, а просто стреляла в лес, откуда до этого велся огонь. Затем "осуществляется отход или продолжается выполнение ранее поставленной задачи". Взорвав фугас и обстреляв машины, нападавшие, естественно, скрылись, то есть осуществили описанный в пособии отход.
       Нельзя исключить, что перед ними стояла задача не убить Анатолия Чубайса, а как следует напугать или предупредить его. Во всяком случае, убить профессионально охраняемого и хорошо защищенного броней человека с таким, как у них, вооружением и количеством сил в принципе было почти невозможно. Такое покушение можно сравнить с нападением на танк пары едва вооруженных партизан: шума много, а результата никакого. Чубайс из происшедшего сделал свой вывод: он заявил, что знает, кто может стоять за покушением, и что оно связано с реформами, проводимыми им в РАО ЕЭС.
       
ФОТО: НИКОЛАЙ ГОШКО
       На месте происшествия (на фото) следователи обнаружили множество улик. Но ни одна из них прямо не указывает на отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова и его сына
    
Подозреваемый
       Главный подозреваемый Квачков на роль наемного киллера, действующего в интересах противника энергетических реформ, явно не подходит. Оставив военную службу в 1998 году, он не только не потерял в деньгах, но даже выиграл, получая пенсию и приличную зарплату гражданского специалиста в центре стратегических исследований Генштаба (по данным налоговых служб, полученные им доходы в Минобороны составили в 2002 году 69 тыс. рублей) и подрабатывая консультантом в различных СМИ и коммерческих структурах. На народного мстителя полковник Квачков также не тянет, поскольку не был обижен властью — ни советской, ни российской. Во всяком случае, так говорят его друзья. По отзывам его знакомых и членов семьи, Квачков был психически здоров. Не сомневаются в этом и психиатры.
       "Биографические сведения не дают никаких оснований считать, что у господина Квачкова были психические расстройства,— считает психиатр-эксперт бюро независимой психиатрической экспертизы "Версия" Эммануил Гушанский, в свое время рецензировавший акт судебно-психиатрической экспертизы полковника Валерия Буданова и настаивавший на его повторном психиатрическом освидетельствовании.— Экспертиза Квачкова обязательно будет проведена. Ведь этому человеку вменяется тяжкое преступление. И не исключена возможность того, что его психическое состояние станет предметом спекуляций". Однако, по мнению Эммануила Гушанского, против версии, что Владимир Квачков психически болен, свидетельствует то, как было подготовлено преступление, в котором он подозревается: "Каждый его шаг носил осмысленный и целенаправленный характер".
       "Даже если предположить, что такой человек, как Владимир Квачков, всю свою жизнь защищавший отечество, решил совершить покушение на Чубайса,— сказал 'Власти' один из его боевых друзей,— то он, учитывая боевой опыт, выбрал бы какой-нибудь иной способ. И не наследил бы на месте происшествия так, чтобы его выследили уже через пару часов".
       Адвокаты полковника утверждают, что между их подзащитным и главой РАО ЕЭС никогда не было никаких конфликтов и что их интересы вообще никогда не пересекались. Следствие также признает, что ему не известны мотивы, которыми руководствовался главный подозреваемый.
       Изъяв в доме Владимира Квачкова документы, записи и компьютер, следствие пытается найти в них мотивы преступления. А заодно проверяет круг знакомств и возможные связи Квачкова. При этом следствие наверняка отрабатывает версию, что мотивы совершенного в Подмосковье преступления следует искать в Санкт-Петербурге. Дело в том, что незадолго до нападения на главу РАО было объявлено об окончании судебного следствия по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, в организации которого обвиняется бывший сотрудник ГРУ Юрий Колчин. В конце 90-х Колчин окончил школу прапорщиков в Пскове, став специалистом по минно-взрывному делу, и служил в местной бригаде спецназа. Владимир Квачков, признанный специалист по диверсионной работе, также много лет прослужил в этой бригаде, а в 1984-1986 годах даже был ее командиром. Несмотря на несовпадение по времени, полковник и прапорщик теоретически могли быть знакомы. Напомним, что во многом благодаря усилиям Анатолия Чубайса, соратником которого была Галина Старовойтова, это дело сдвинулось с мертвой точки и было доведено до суда. Однако предположение, что полковник решил отомстить за прапорщика, также не выглядит сколько-нибудь правдоподобным. Возможно, впрочем, какой-то свой мотив был не у Квачкова-старшего, а у его сына. Но найти его следствие не может, поэтому и не может ничего доказать.
       
ФОТО: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ
       Отсутствие у следствия весомых доказательств причастности Владимира Квачкова к покушению недолго оставалось тайной за семью печатями (на фото — дверь квартиры подозреваемого)
Улики
       Пока у следствия есть немного: показания свидетелей, видевших автомобиль семьи Квачковых и двух людей в черном (после нападения они сняли белые маскхалаты), выбегавших к нему из леса, а также детонаторы и некие химикаты, найденные на даче полковника и, возможно, использованные для изготовления бомбы (при покушении на Чубайса применялась не фабричная взрывчатка, а самодельная — смесь селитры с алюминиевой пудрой и древесной стружкой, так называемый динамон). На очной ставке свидетели Владимира Квачкова не опознали, а сам он утверждает, что оказался на месте происшествия случайно, когда ехал вместе с сыном на дачу и остановился возле строительного рынка. Рабочие c рынка и запомнили SAAB полковника. Тем не менее адвокаты уверены, что до завершения десятидневного срока ареста обвинение полковнику Квачкову будет предъявлено: "Дело громкое, находится под контролем генпрокурора, и для следствия, которое ведет Моспрокуратура, принципиально важно, чтобы по нему появился хотя бы один обвиняемый".
       Это дело не может остаться без фигурантов еще и потому, что на недавней коллегии Генпрокуратуры России прокурору Московской области Ивану Сыдоруку было объявлено о неполном служебном соответствии за различные нарушения, допущенные его подчиненными. На самом же деле мособлпрокурор, по всей видимости, пострадал за земельные дела (см. "Власть" #5 за этот год) и был наказан, что называется, на перспективу. В Генпрокуратуре ни для кого не секрет, что Иван Сыдорук рассчитывает в мае этого года, когда истечет срок полномочий Владимира Устинова, попытаться занять его место.
       Однако уже сейчас очевидно, что с теми доказательствами, которыми пока располагает следствие, рассчитывать на вынесение обвинительного приговора Мособлпрокуратуре не приходится. Уголовное дело, которое возбуждено по статье о покушении на убийство двух и более лиц, совершенное общественно опасным способом, попадает под юрисдикцию суда присяжных. Суды присяжных в Мособласти в частности и в России в целом, как известно, питают слабость к бывшим военнослужащим. Тем более таким заслуженным, как полковник Квачков. В связи с этим достаточно вспомнить, как присяжные оправдывали военнослужащих по делам, связанным с убийствами мирных чеченцев. В Мособласти у всех на слуху недавние оправдательные процессы по делу об убийстве депутата Госдумы Сергея Скорочкина, в котором среди обвиняемых был бывший капитан советской армии Олег Липкин. Понятно, что когда перед присяжными будет поставлен вопрос о виновности полковника Квачкова, жертвой которого едва не стал столь любимый в народе Анатолий Чубайс, ответ будет дан однозначный.
ФЕДОР МАКСИМОВ

       
Владимир Квачков о терроре
       До покушения на Анатолия Чубайса Владимир Квачков был более известен как теоретик диверсионно-подрывного дела. В частности, как автор монографии "Спецназ России". В этом качестве он регулярно фигурировал в статьях и передачах российских СМИ.
       
       Теракт есть явление политической и социальной борьбы. Его основной целью является изменение политических или имущественных отношений в государстве, обществе или между людьми путем устрашения насилием. Масштабы материального вреда в теракте играют второстепенную роль. Главное в нем — уровень и масштабы самого насилия как источника страха.
Статья в "Независимом военном обозрении" 29 марта 2002 года
       
       Спецназовцы вовсе не прирожденные убийцы, как их часто представляют несведущие люди, но тактика их поведения на тропе войны действительно может вызвать у кого-то шок.
Интервью "Российской газете" 26 ноября 2003 года
       
       Основными способами выполнения специальных задач в тылу противника или специальными способами в современных условиях могут быть: засада; налет; диверсия; поиск; рейд; наблюдение; подслушивание... допрос пленных и опрос местных жителей; специальные организационно-мобилизационные мероприятия по организации иррегулярных формирований; боевое применение иррегулярных вооруженных формирований, других организаций сопротивления...
       Лишить противника устойчивого управления войсками и боевыми средствами в современных условиях зачастую означает лишить его способности к организованному сопротивлению... Важная роль принадлежит систематическому уничтожению командных кадров и специалистов.
Из книги "Спецназ России"
       
       Городские условия являются сейчас одними из самых прекрасных, для того чтобы спрятаться там, тем более в огромных мегаполисах и в условиях жестокого полицейского режима.
Интервью программе "Военная тайна" (Ren-TV) 27 июня 2004 года
       
       Чувство готовности стать калекой надо в себе культивировать. Это первая составляющая подвига... Оружие в ваших руках — это очищающая сила. И она в вашем праве убить человека напротив. Ты знаешь, что можешь прихлопнуть врага, и очищаешься. Очищение оружием — второй элемент подвига.
       Репортаж "Известий" 20 октября 2002 года о встрече ветеранов с подростками на премьере фильма "Звезда"
       
       Диверсионная деятельность во все времена была наиболее опасной формой вооруженной борьбы. Сейчас она превращается из вспомогательного средства чуть ли не в основное, становясь видом военного искусства. Многие этой стремительно растущей угрозы недопонимают.
Интервью "Парламентской газете" 25 сентября 2001 года
       
       Вооруженные силы должны защищать бизнес. Пока силовое обеспечение российских предпринимателей находится на уровне "братвы" на автомобилях с автоматами. Американская же "братва" приехала разбираться на свою бензоколонку на Ближнем Востоке на авианосцах и десантных кораблях и устроила "Бурю в пустыне". Этому можно завидовать, этому нужно учиться.
Из книги "Спецназ России"
       
Комментарии
Профиль пользователя