Коротко

Новости

Подробно

Кошачий хор запел по-русски

"Cats" в Московском дворце молодежи

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

премьера мюзикл

В Московском дворце молодежи начались ежедневные показы русской версии мюзикла "Cats", поставленной международной продюсерской компанией "Стейдж Холдинг". О загадочных причинах мирового успеха этого мюзикла на премьере размышляла МАРИНА Ъ-ШИМАДИНА.


Первое, что должен усвоить зритель, собираясь на мюзикл "Cats",— что он идет не на спектакль в нашем традиционном представлении, а на шоу. Это значит, что он не увидит развернутого сюжета, драматического развития событий, страданий-переживаний, утонченной психологической игры — короче, всего того, что мы обычно ждем от театра. Сюжет условен: кошки всех пород и мастей собираются на свой ежегодный ночной бал, чтобы выбрать ту, которая в этот раз удостоится чести подняться на небо, в кошачий рай, и получить там новую жизнь. И этот жребий неожиданно для всех выпадает старой драной кошке Гризабелле, которая когда-то отбилась от стаи и вела явно не образцовую жизнь. Все.

Мне могут возразить, что в музыкальный театр ходят не следить за сюжетом, а слушать музыку. Но в мюзикле "Cats" музыка, как ни странно, не самое главное. Может быть, дело в том, что Эндрю Ллойд Уэббер писал ее на стихи известного и уважаемого поэта, нобелевского лауреата Томаса Элиота (его цикл "Популярная наука о кошках, написанная старым опоссумом" — одна из любимых книг английской детворы) и вынужден был подстраиваться под чужой такт и ритм, хотя обычно все происходило наоборот: либреттисты писали стихи на его уже готовую музыку. При этом композитор проявил немалую изобретательность: одни номера написаны в стиле современной симфонической музыки, другие — ближе к джаз-року, есть типично эстрадные, а есть почти оперные номера; то, что главная тема мюзикла "Memory" выдержана в духе Пуччини, отмечали все западные критики. Но при этом ярких хитовых мелодий, как в "Фантоме" или рок-опере "Иисус Христос — суперзвезда", в "Cats" почти нет.

Тем удивительнее сумасшедший успех этого мюзикла во всем мире. Что же, в конце концов, привлекает в нем зрителей? Поэзия Элиота? Стихи можно и в книжке почитать, тем более со сцены все слова не разберешь. Уникальная хореография Джиллиан Линн? Но кошачьи танцы с элементами классического балета и акробатическими трюками — зрелище, конечно, занятное, но все же не самодостаточное; на чисто танцевальных, бессловесных сценах зал начинает заметно скучать. Сдается мне, дело не в каком-то конкретном компоненте спектакля, а в том до мелочей продуманном комплексе, которое и называется "шоу". Здесь каждый элемент спектакля работает на общую идею и доведен до такого совершенства, что поднимает все действие на качественно новый уровень. Свет — гирлянды из тысячи лампочек объединяют сцену и зал в одно пространство. Костюмы и грим — сами по себе произведения искусства, которые могут смело участвовать в выставках дизайна и боди-арта. Декорацию — огромную живописную свалку из пивных банок, рваных башмаков, старых газет, сломанных телефонов и прочей домашней рухляди, увеличенной вдвое, можно рассматривать отдельно — как художественную инсталляцию.

Московская премьера, наверное, мало чем отличалась от лондонской. За полным соответствием оригиналу следили режиссеры, хореографы и гримеры, которые уже много лет курируют постановки "Кошек" в других странах. Правда, английских зрителей не предупредили заранее, что "Cats" — лучший мюзикл всех времен и народов, первым исполнителям мюзикла только предстояло это доказать. Но перед нашими артистами стояла не менее сложная задача — не уронить марку спектакля, уже ставшего легендой. И они в общем и целом с ней справились. Вокалом и пластикой большинство актеров — Иван Ожогин, Марат Абдрахимов, Алексей Бобров, Александр Бабенко, Игорь Балалаев, Виктория Канаткина, Оксана Костецкая и другие — не уступают западным исполнителям и, может быть, даже превосходят их там, где есть возможность хоть немного поиграть. Но, к сожалению, единственная роль, которая дает большие возможности для драматической игры, роль отвергнутой всеми Гризабеллы в исполнении Елены Чарквиани, пока не производит нужного впечатления.

Зато радует перевод либретто. Алексей Кортнев достойно справился со сложной поэзией Томаса Элиота: его перевод звучит как полноценный русский текст, без традиционных переводных нелепиц и корявостей, а также нарочитого стремления казаться своим в доску. Особенно хорошо не чуждому сцене господину Кортневу удалась ария театрального кота Аспарагуса, вспоминающего свои великие роли и по-стариковски ворчащего, что "звезды всех мюзиклов и антреприз не заменят и пары тогдашних актрис". Заменят или нет, можно проверить самостоятельно, сходив на мюзикл. Только все же не забывайте, что вы идете не на спектакль.


Комментарии
Профиль пользователя